Великий консерватор
Фото: Getty Images
Великий консерватор

Как назначение Нила Горсача верховным судьей США изменит жизнь американцев 

В начале апреля Нил Горсач был приведен к присяге в качестве нового члена Верховного суда США. Формально и по сути Горсач не входит в "команду Трампа" и не раз говорил об этом. Тем не менее его назначение уже привело к грандиозным конституционным переменам. И даже если Дональд Трамп больше ничего не сделает на посту президента США, одного этого назначения достаточно, чтобы изменить жизнь американцев на несколько поколений вперед. 

Ядерный судья

Новый член Верховного суда США не успел еще принять присягу и приступить к своим обязанностям, а его назначение уже привело к необратимым изменениям в конституционном устройстве Соединенных Штатов. Произошло это во время утверждения его кандидатуры Сенатом. По правилам для утверждения членов Верховного суда США было необходимо 60 голосов из 100, однако, опасаясь сопротивления демократического меньшинства, республиканцы поменяли их, позволив утверждать верховных судей простым большинством голосов (у республиканцев в Сенате сейчас 52 голоса). 

Последствия этого шага эксперты сравнивают с последствиями ядерного удара: теоретически следующий состав Сената может вернуть старые правила, но практически это невозможно.

У назначения Горсача членом Верховного суда есть и еще одно важное последствие, которое, возможно, окажет на Соединенные Штаты более серьезное влияние, чем все прочие решения президента Трампа вместе взятые. Как и все судьи в США, члены Верховного суда - всего их девять - назначаются президентом пожизненно. В настоящее время в Верховном суде США существует некоторое равновесие между консерваторами и либералами. Однако либеральный лагерь старше, и многие эксперты рассчитывают, что за время президентства Трампа станут вакантными два места в Верховном суде, причем именно за счет так называемых либералов. Их места займут относительно молодые и, безусловно, консервативно настроенные судьи, в результате чего Верховный суд США на долгие годы окажется под полным контролем консерваторов. 

Честный консерватор

Впрочем, все это не касается личности самого Нила Горсача, которого, как это ни странно, уважают и либералы, и консерваторы, притом что взгляды нового верховного судьи в высшей степени консервативны. По всем вопросам, по которым в Америке принято отделять либералов от консерваторов (аборты, гей-браки, продажа огнестрельного оружия, смертная казнь), Горсач - безусловный консерватор. Тем не менее этот судья умеет совершенно четко отделять свои убеждения от требований закона. Впрочем, и прислушиваясь к своим убеждениям и взглядам, этот судья умеет удивлять. 

Один из показательных случаев - о нем до сих пор вспоминают, в частности, в The Washington Post - случился десять лет назад, когда Горсач только приступил к работе в качестве судьи Апелляционного суда США по десятому округу (отвечает за Колорадо, Канзас, Нью-Мексико, Юту, Вайоминг и Оклахому). Ему предстояло рассмотреть апелляцию девушки, жестоко изнасилованной футболистами, приглашенными одним из университетов Колорадо. По мнению истицы, университет, создав у себя на кампусе обстановку, в которой женщины чувствовали себя беззащитными, должен был нести часть ответственности за насилие. В подтверждение своих слов истица привела данные о большом количестве случаев харассмента. Суд первой инстанции иск отклонил. У адвоката истицы, когда он узнал о том, что дело передано судье Горсачу, исчезли последние надежды добиться привлечения университета к ответственности. Консервативно настроенные судьи, и это хорошо известно, не считают, что институции - университеты ли, компании ли или иные организации - несут ответственность за деятельность частных лиц, каким-то образом с ними связанных. Собственно, на этом и была построена защита университета, показавшая в первом суде свою эффективность. Тем не менее, к немалому удивлению адвоката, судья Горсач не только дал ему высказаться, но и поддержал его позицию, отменив решение нижестоящего суда. В конце концов истица получила компенсацию от университета в $2,5 млн. 

Уважение и признание как консерваторов, так и либералов Горсач завоевал также благодаря готовности не только признать очевидные недостатки американской судебной системы - ее дороговизну для простых людей, зачастую нарочито непонятный и сложный язык,- но и бороться с ними. Как утверждал один из биографов Горсача на страницах The Washington Post, "простой язык его решений, привлекший внимание к нему в юридических кругах, вполне отражает его убежденность в том, что закон должен быть понятен для всех и уж точно не должен служить лишь богатым и хорошо образованным". 

Принципиальный сын

Это тем более удивительно, что сам Горсач происходит из семьи богатой и хорошо образованной. Его отец и мать - юристы по образованию. Мать, кроме того, была довольно известным республиканским политиком. Знакомые вспоминают ее как женщину, обожавшую меха и дорогие туфли, курившую как паровоз и обладательницу удивительно сильного характера. Собственно, в политику она не прошла, а буквально проложила себе путь. Когда представители местного отделения Республиканской партии пришли к Горсачам домой уговаривать отца Нила стать кандидатом на выборах в законодательное собрание штата, то мать Нила заявила им: "Вам нужен другой Горсач". 

Она сама стала кандидатом, победила и стала едва ли не самым ярким депутатом законодательного собрания Колорадо.

Отношения отца и матери Нила становились все хуже. Энн с сыном уехали в Вашингтон. Избранный только что президентом страны Рональд Рейган назначил ее первой женщиной--руководителем Агентства по охране окружающей среды. Нил же оказался в одном из самых престижных интернатов страны - Джорджтаунской подготовительной школе. Годы обучения в ней совпали с грандиозным скандалом: Энн Горсач оказалась слишком принципиальной и слишком неуместной в новой должности. Она презирала экологов, добилась значительного сокращения финансирования собственного ведомства, либерализации стандартов в области охраны природы и буквально наводнила свое ведомство выходцами из корпораций, за деятельностью которых оно должно было надзирать. Ее вынудили уйти в отставку из агентства, в котором она проработала всего два года. 

Отставка стала причиной, как вспоминала позже сама Энн Горсач, едва ли не самой серьезной ссоры с сыном. 

"Ты не должна была уходить. Ты не сделала ничего плохого. Ты лишь выполняла то, что тебе поручил президент!" - заявил он ей.

Друзья детства Горсача вспоминают, что и в школе он не скрывал своих правых взглядов, восхищения Рональдом Рейганом и его политикой. Даже в ультраконсервативной школе это было настолько заметно, что в школьном альбоме, в котором по традиции к фотографиям выпускников придумываются шуточные и иногда очень даже грубые подписи, под фото Нила Горсача значится: "Создатель клуба "Фашизм навсегда"". 

Авторитетный законник 

В 1985 году Горсач поступил в Колумбийский университет, колыбель американского либерализма. Это нисколько его не изменило. После нескольких статей в университетской газете "Наблюдатель" о нем говорил весь кампус, причем говорил без всякого восторга. Он критиковал убежденность либералов в том, что именно им принадлежит "монополия быть правыми во всем", однако уже тогда демонстрировал свое желание руководствоваться не только принципами, но и конституцией. Когда в университете разгорелся спор о том, разрешить ли Корпусу морской пехоты открыть центр по вербовке прямо на территории университета, и многие заговорили о том, что открытие такого центра было бы своего рода поддержкой тогдашней политики республиканцев и, что казалось не менее ужасным, тогдашней политики морских пехотинцев по дискриминации геев и лесбиянок, Горсач возглавил лагерь противников это идеи. И его главным аргументом было то, что запрет на работу центра нарушил бы конституцию США, поскольку ограничил бы право морпехов на свободу слова. "Вопрос не в том, стоит ли разрешить морским пехотинцам вербовать новых военнослужащих прямо в кампусе, но в том, имеют ли университет или его сообщества... право или обязанность определять, кто может говорить на территории кампуса, а кто этого делать не может",- говорил он. 

После Колумбийского университета он поступил в Гарвард, в его знаменитую Школу юриспруденции, и завершил свое образование в Оксфорде, где и защитил диссертацию под названием "Будущее эвтаназии", в которой обосновал ее незаконность. 

Диссертация окончательно закрепила репутацию Горсача как большого и серьезного юриста и как совершенно непробиваемого консерватора.

Во время обучения в Оксфорде Нил Горсач женился, вернулся в Америку с женой-англичанкой, а в США, вместо того чтобы заняться собственной юридической практикой (коллеги говорили, что, несмотря на возраст, он вполне мог это сделать), он решил еще несколько лет постажироваться сначала у нескольких судей Верховного суда, потом - в небольшой вашингтонской адвокатской конторе, в которой он довольно быстро дошел до статуса партнера. Оттуда в 2005 году, уже во время президентства Джорджа Буша-младшего, он перешел на работу в Министерство юстиции. Он честно выполнял все поручения, которые ему давались руководством. Он убедительно доказывал законность содержания террористов в тайных тюрьмах ЦРУ и чуть менее успешно - применение в них пыток, а также то, что на заключенных-иностранцев, содержащихся американцами за пределами США, не распространяются права, гарантированные конституцией США. В 2006 году Горсач занял место федерального апелляционного судьи по десятому округу в родном Колорадо. 

И тут он проявил себя скорее не как консерватор, а как законник. Он поддержал право частных компаний не оплачивать аборты своих сотрудников, если это противоречит религиозным чувствам работодателей. Тем не менее он выступил (правда, оказавшись в меньшинстве) в защиту 13-летней девочки, которую арестовали и заковали в наручники прямо в классе за громкие разговоры и смех. Родители девочки подали в суд на полицейского, который осуществлял арест, но суд решил, что полицейский, раз он формально не нарушил инструкции (в них ничего не говорилось о возрасте, с которого можно заковывать в наручники), то ни в чем не виноват. 

Надо сказать, что в большинстве случаев Верховный суд США при рассмотрении тех дел, которые в ходе дальнейших апелляций и контрапелляций доходили до него, вставал на ту сторону, на которой с самого начала был Горсач.

После того как президент Трамп представил его как своего кандидата на должность члена Верховного суда, претензий непосредственно к Горсачу демократы не предъявляли. Им скорее не нравилось само появление нового судьи-консерватора в Верховном суде и, разумеется, то, что он был выбран Дональдом Трампом. Именно этим объяснялись попытки сенатских демократов не допустить назначения Горсача. И именно этим объясняется то, что их поражение в Сенате, похоже, несильно расстроило либерально настроенную часть общества.

counter
Комментарии