Пасхальное яйцо Израилю от российского МИДа
Фото: Reuters
Пасхальное яйцо Израилю от российского МИДа

Внезапное и, от того - еще более революционное заявление МИДа России, сделанное в конце минувшей недели и коснувшееся статуса Иерусалима, осталось практически незамеченным СМИ. Причин тому, по меньшей мере, три. 

Во-первых, оно было опубликовано в четверг вечером, буквально за несколько часов до того, как Дональд Трамп отвесил дорогостоящую и звонкую оплеуху Башару Асаду, вдребезги разнеся 69-ю "томагавками" военный аэродром Шайрат, откуда пилоты алавитского диктатора, неправильно оценившего направление свежих ветров, задувающих из Вашингтона, летали орошать зарином непокорных суннитов. После этого внятного и недвусмысленного уведомления, о том, что Большой шериф после восьмилетнего перерыва вновь вернулся на Ближний Восток, все остальные новости безнадежно сдвинулись на задворки информационных лент, оставшись без должного внимания. 

Во-вторых, было оно столь неожиданным и одновременно неоднозначным, что, как видно, многие обескураженные толкователи политических событий остереглись его комментировать, опасаясь попасть впросак, и, решив дождаться дополнительных разъяснений, прежде чем делиться собственными мыслями. Так, например, израильский МИД в лице своего пресс-секретаря Эммануэля Нахшона ограничился осторожным сообщением о том, что "изучает" заявление. 

И, наконец, в-третьих, несмотря на свою кажущуюся половинчатость, оно оказалось слишком диссонирующим с общепринятым и согласованным нарративом подавляющего большинства жестко ангажированных влево западных, в том числе израильских СМИ. Поэтому, тем было проще совсем не заметить его, нежели пытаться увязать с настойчиво лоббируемым ими дискурсом. 

*** 

Банальное и стандартное, на первый взгляд, заявление российского МИДа от 6-го апреля 2017 года, посвященное "обеспокоенности положению дел в палестино-израильском урегулировании" и сообщающее о том, что "в Москве по-прежнему считают формулу переговорного двухгосударственного урегулирования оптимальной", не содержало, казалось, ничего нового. 

Правда, внимательный взгляд не мог не заметить использованный там оборот о "дружественных нам палестинском и израильском народах", в котором, несмотря на упоминание вторыми, израильтяне, возможно, впервые в заявлениях российского МИДа были названы "дружественными". 

Главная же изюминка, однако, содержалась в следующем пассаже, который стоит привести полностью: 

"Подтверждаем приверженность решениям ООН о принципах урегулирования, включая статус Восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства. Одновременно считаем необходимым заявить, что в этом контексте рассматриваем Западный Иерусалим в качестве столицы Государства Израиль". 

Та-дам! Рассматривая "Западный Иерусалим", под которым, как видно, понимаются кварталы города, построенные в пределах границ Израиля до Шестидневной войны, в качестве столицы еврейского государства, Россия совершила дерзкий политико-дипломатический бросок, оставив на лихом вираже позади себя даже Трампа, обещающего, но никак не соберущегося перенести американское посольство в израильскую столицу. 

Дело в том, что до сих пор все государства мира, не желая ссориться с вздорным, но энергоодаренным и, по крайней мере, в этом вопросе жестко сплоченным, арабско-мусульманским миром, заученно повторяли формулу, мол "статус Иерусалима должен быть решен в ходе переговоров", отказываясь считать какую-либо часть этого города еврейской столицей. Россия же и вовсе требовала для Иерусалима "международного управления". 

Иными словами, нынешнее заявление не только ознаменовало радикальную смену курса российской внешней политики в этом вопросе, но и стало первым в мире и в истории хоть и частичным, но, тем не менее, официальным признанием Иерусалима в качестве столицы Израиля. 

*** 

О причинах подобного негаданного жеста со стороны России остается только догадываться. Привязки к скандалу вокруг использования Асадом химического оружия, мол, Россия стремилась то ли отвлечь, таким образом, внимание мировой общественности, то ли задабривала израильтян, кажутся нелепыми. В отличие от израильтян, мировое сообщество не настолько сконцентрировано на статусе Иерусалима, чтобы подобный российский шаг мог заставить его забыть от столь сочной и рейтинговой повестки дня, которую создают кадры многочисленных жертв газовых атак. Что же касается израильтян, то вряд ли их мнение так уж важно России и шиитской оси, чтобы пытаться выменять его на благосклонное прикрытие израильских глаз в сторону совершаемых Асадом безобразий. 

Скорее дело в другом, но прежде чем указывать на более вероятную причину, стоит отметить вывод, с выразительной ясностью вытекающий из нынешнего российского заявления, без прямой связи с тем, почему оно было сделано. 

Готовность России признать даже часть Иерусалима израильской собственностью, говорит о том, что в сложившемся теперь ближневосточном раскладе у сохранивших влиятельность и состоятельность сил в арабском мире нет ни возможностей, ни желания для продолжения конфронтации с еврейским государством. 

В экзистенциальном противостоянии шиитам во главе с Ираном с одной стороны и джихадистам-беспредельщикам с другой, они больше не могут позволить себе роскошь подобной безнадежной и бессмысленной конфронтации с евреями, обладающими передовыми военными технологиями и экономической устойчивостью. 

А потому, Россия больше не рискует осложнить свои отношения с ними, когда исходя из своих реал-политических соображений, делает такого рода заявления. Что же касается оголтелых, но совершенно нерелевантных арабских радикалов, готовых воевать с Израилем до последней капли арабской крови, их мнение теперь мало кого интересует. 

Надо полагать, что в Москве внимательно и ревниво присматриваются к нарастающей политической активности, закипающей между Иерусалимом, Каиром и Эр-Риядом, под патронажем Вашингтона и связанной с желанием израильского премьера Нетаниягу инициировать большое региональное соглашение, в котором будущее урегулирование в Иудее и Самарии станет частью куда более глобального договора. В Кремле, вероятно, не желают обнаружить себя за бортом столь значительных перемен на Ближнем Востоке, вновь оказавшемся теперь в сфере их интересов, и как видно потому стремятся продемонстрировать актуальность, и созвучность велениям времени. 

*** 

Важно отметить, еврейский народ считает Иерусалим своей столицей на протяжении последних трех тысячелетий, с тех пор, как таковой его провозгласил царь Давид. 

Летом же исполнится 37 лет принятому Кнессетом основному закону об Иерусалиме, как "единой и неделимой столице Израиля". При этом на мнение осудившей закон ООН, как и на прежние или нынешние соображения Москвы, израильтяне не опирались и раньше. Не играют они большой роли и теперь. 

Вместе с тем в рассматриваемом контексте, уместно напомнить о приведенном еще блистательным Зеевом Жаботинским в его "Этике железной стены" известном и поучительном примере из Талмуда: 

Если двое нашли на дороге кусок сукна и один говорит, мол, делим честно - пополам, а другой упрямо требует все, судья присудит упрямцу три четверти, ведь "об одной половине спора нет"… 

Разумеется, то, что Россия подразумевает под Восточным Иерусалимом, отданным ею в качестве столицы фантомному арабскому государству, и есть, на самом деле, настоящий Иерусалим, его древняя часть, включая Храмовую гору. 

Но отступив от прежних требований о международном управлении этим городом, и признав его половину, а точнее - три четверти, израильской столицей, Россия поступила как тот персонаж из Талмуда. Теперь любой дальнейший торг мы сможем начать, опираясь на эту позицию, в которой наши права на западные районы Иерусалима уже не подвергаются сомнению. 

Сообщается, что в ближайшие дни российский посол в Израиле Шеин намерен встретиться с представителями израильского МИДа и разъяснить заявление Москвы и вытекающие из него последствия. 

Очевидно, что перенос российского посольства из Тель-Авива в Иерусалим на повестке дня не стоит. 

Но, тем не менее, ясно, что процесс пошел. И пошел в полезном для Израиля направлении. А потому, без всяких сомнений, это странное и неожиданное раскрашенное яйцо, преподнесенное Израилю, можно уверенно назвать пасхальным "афикоманом".

counter
Комментарии