Политические предпочтения русских израильтян
Фото: mnenia.zahav.ru
Политические предпочтения русских израильтян

Институт Public Opinion Research of Israel (PORI), по заказу редакции NEWSru.co.il, провел новое масштабное научное исследование по теме "Идентичность, культура и политические предпочтения русскоязычных израильтян". Ранее наша редакция неоднократно сотрудничала с PORI в рамках опросов общественного мнения в Израиле. 

В общей сложности, в опросе, который проводился методом очных интервью в феврале-марте 2017 года, приняли участие 1.090 русскоязычных респондентов, прибывших в Израиль в 1988-2017 годах. 

В этом году особое внимание было уделено репатриантам последних трех лет. Их ответы были пропорционально учтены в итоговой выборке. Кроме того, было проведено отдельное исследование по этой категории на основании опроса 209 респондентов и фокус-группы. 

Мы планируем опубликовать несколько материалов по результатам этих исследований. 

Первая публикация посвящена политическим предпочтениям русскоязычных израильтян в целом. 

Интерес к политике и политическая самоидентификация 

Проведенный институтом PORI опрос показал, что примерно четверть русскоязычных израильтян интересуются израильской политикой в большой степени. Большинство опрошенных (свыше 53%) сказали, что интересуются политикой "в некоторой степени". 21% заявили, что политикой не интересуются. 

Отметим, что политикой в большей степени интересуются люди старшего поколения, чем молодежь. При этом тех, кто интересуется политическими проблемами, больше среди тех, кто вырос в Израиле, и среди тех, кто репатриировался в пенсионном возрасте. Опрос также показал, что интересующихся политикой несколько меньше среди репатриантов последних лет и среди людей с низким доходом. 

Согласно результатам опроса PORI, только 0,5% русскоязычных израильтян относят себя к крайне левым, 2,5% – к умеренно левым, 5,9% – к левоцентристам, 23,7% – к центристам, 26,8% – к правоцентристам, 17,8% – к умеренно правым, 4,9% – к крайне правым. 18% затруднились отнести себя к какой-либо категории. (Отметим, что средний читатель NEWSru.co.il "правее", чем средний русскоязычный израильтянин. Согласно недавнему опросу, 70% наших читателей относят себя к правому лагерю и менее 7% – к левому лагерю. Однозначно как центристы себя определяют 10% опрошенных. 12% определяют свои политические взгляды как крайне правые, 42% – как умеренно правые, 15,5% – как правоцентристские, 3% – как левоцентристские, менее 3% – как умеренно левые, менее 1% – как крайне левые). 

Очный опрос, проведенный интервьюерами PORI, показал, что затрудняющихся с определением своих политических предпочтений больше всего (около 30%) среди тех, репатриировался после 1999 года. Левых несколько больше среди тех, кто вырос в Израиле, и заметно меньше среди тех, кто приехал в возрасте 45+. Центристов немного больше среди тех, кто прибыл до 91-го года, правых – в 90-98-х годах. Среди выходцев из Средней Азии и Кавказа левых, в среднем, меньше, чем среди выходцев из других регионов. 

За кого голосовали и собираются голосовать 

28,7% опрошенных заявили, что на выборах в Кнессет 20-го созыва голосовали за партию "Ликуд" под руководством Биньямина Нетаниягу. 28,9% сказали, что на прошлых выборах отдали свой голос парти "Наш дом Израиль", которую возглавляет Авигдор Либерман. 10,6% – за "Еш Атид" (Яир Лапид), 5,5% – за "Сионистский лагерь" (Ицхак Герцог и Ципи Ливни), 4,9% – за "Кулану" (Моше Кахлон), 3,8% – "Байт Иегуди" (Нафтали Беннет). 1% проголосовали за "Але Ярок". Прочие партии получили поддержку менее 1% русскоязычных избирателей. 

При этом в феврале 2015 года, накануне выборов, в ходе опроса PORI 29% говорили, что проголосуют за НДИ (так и вышло), но только 22% собирались голосовать за "Ликуд" (видимо, многие приняли решение голосовать за эту партию в последние дни перед выборами). Больше ожидаемого получили также партии "Еш Атид" (за нее намеревались проголосовать 6%) и "Кулану" (ее собирались поддержать только 2%). 

Если бы выборы состоялись сейчас, то за "Ликуд" проголосовали бы 25,3% русскоязычных израильтян, опрошенных институтом PORI, за НДИ – 31%, за "Еш Атид" – 11,8%, за "Байт Иегуди" – 4,5%, за "Сионистский лагерь" – 3,6%, за "Кулану" – 3,5%, за "Але Ярок" – 1,8%. Прочие партии, включая гипопетическую "новую русскую партию", получили бы поддержку менее 1% русскоязычных избирателей. 5,2% заявляют, что не пошли бы голосовать. 11,6% затруднились с ответом. 

Отметим, что сторонников "Ликуда" больше среди выходцев из Средней Азии и с Кавказа, а также несколько больше – из Москвы и Санкт-Петербурга. Сторонников НДИ больше среди выходцев с востока Украины и из российской провинции, сторонников "Еш Атид" – из стран Балтии. 

Среди сторонников "Еш Атид" больше молодежи (до 35 лет), среди сторонников НДИ – больше людей пожилого возраста (55 и старше). Сторонники "Ликуда" примерно поровну распределены по разным возрастным категориям. 

За "Ликуд" несколько чаще голосуют русскоязычные израильтяне с высоким уровнем образования, чем за НДИ, впрочем отличия невелики. 

Поддержка "Еш Атид" существенно больше среди тех, кто репатриировался до 91 года, и среди тех, кто вырос в Израиле, а также среди людей с высокими доходами. 

Поддержка НДИ существенно больше среди репатриировавшихся в возрасте 45+ и среди людей с низким доходом. 

Кого хотят видеть премьер-министром 

28,2% респондентов заявили, что хотели бы, чтобы главой правительства стал Авигдор Либерман. 27,4% хотят, чтобы на этом посту оставался Биньямин Нетаниягу. 12% хотят видеть премьер-министром Яира Лапида. От одного и более процента голосов также получили: Нафтали Беннет (4,2%), Моше Кахлон (3,6%), Ицхак Герцог (2,9%), Гидеон Саар (2,8%), Исраэль Кац (1,5%), Ципи Ливни (1,1%), Юлий Эдельштейн (1%). 

О желании видеть Либермана на посту премьер-министра чаще других говорили выходцы с востока Украины, пожилые люди, респонденты, приехавшие в Израиль в зрелом или пожилом возрасте, с доходом ниже среднего. 

За Нетаниягу чаще других голосовали репатрианты из Москвы и Санкт-Петербурга. 

За Лапида – выросшие в Израиле, а также выходцы из западных регионов бывшего СССР. 

Когда был задан вопрос "Кого бы вы хотели видеть премьер-министром Израиля, если Нетаниягу уйдет с этого поста?", 41,5% назвали имя Либермана, 13,3% – Лапида, 5,6% – Беннета, 2,9% – Герцога, 2,8% – Саара, 2,1% – Каца. 

Респондентам был задан вопрос, насколько достоин или не достоин тот или иной политик, бывший военачальник или общественный деятель занять пост премьер-министра. По мере убывания соотношения "достоин/не достоин" голоса распределились следующим образом (коэффициент >1 означает, что число тех, кто считает кандидата достойным, больше, чем тех, кто считает его недостойным): 

Авигдор Либерман 57,9%/10,7% = 5,4

Биньямин Нетаниягу 51,1%/18% = 2,8

Яир Лапид 29,8%/27,4% = 1,1

Исраэль Кац 18,3%/30,4% = 0,6

Юлий Эдельштейн 15%/25,6% = 0,6

Гидеон Саар 15,9%/30,1% = 0,5

Моше Кахлон 13,3%/31,4% = 0,4

Габи Ашкенази 12,2%/29,9% = 0,4

Нафтали Беннет 12,1%/40,4% = 0,3

Бени Ганц 9,2%/33,6% = 0,3

Гилад Эрдан 8,1%/37,9% = 0,2

Ицхак Герцог 9%/51,6% = 0,2

Ципи Ливни 8,6%/48,5% = 0,2

Моше Яалон 6,3%/40,4% = 0,2 

Идея Правительства национального единства 

Проведенное исследование показало, что почти 45% русскоязычных израильтян поддерживают идею создания правительства национального единства, в которое вошли бы представители правого и левого лагеря. 36% выступают против. 

Среди читателей NEWSru.co.il, как показали проведенные нами в течение последних двух лет опросы, сторонников идеи правительства нацединства существенно меньше. 

Какая партия представляет интересы "русских" 

Подавляющее большинство опрошенных (56,6%) заявили, что интересы русскоязычных израильтян лучше прочих отстаивает партия "Наш дом Израиль". Немногим более 10% назвали такой партией "Ликуд", 5,5% – "Еш Атид", 2,2% – "Сионистский лагерь", 1,9% – "Кулану", 1,5% – "Байт Иегуди". 21% респондентов заявили, что ни одна из партий в Кнессете не защищает интересы русскоязычных граждан. 

Читателям был задан вопрос: "Какая партия лучше других будет представлять интересы выходцев из бывшего СССР?" Более 27% выбрали ответ: "Общеизраильская партия "с сильным русским крылом"". 26% заявили: "Нет необходимости ни в каком специальном представительстве". 22,5% ответили: ""Русская" партия с общенациональной повесткой дня". Менее 13%: ""Русская" секторальная партия". 

Комментарий профессора Зеэва Ханина, Ариэльский университет 

Принято считать, что выходцы из республик бывшего СССР являются одной из групп израильских избирателей, обладающих наименее устоявшимися партийными приоритетами и одновременно – значительным электоральным весом, способным изменить баланс между "широким левым" и "широким правым" политическим лагерем и обеспечить лидерам ведущих в этих лагерях партий возможность сформировать правящую коалицию и возглавить правительство. В силу изменения миграционных тенденций и естественных демографических процессов с конца первого десятилетия нового века удельный вес русскоязычных избирателей стал постепенно сокращаться, однако, их голосование по-прежнему является важнейшим фактором электоральных успехов и неудач большинства соискателей мест в Кнессете. 

По данным ЦСБ Израиля и министерства алии и интеграции (абсорбции), выходцы из СССР и СНГ составляют порядка 14-15% граждан страны 18 лет и старше. Что соответствует примерно 18 мандатам (без учета родившихся в русскоязычных семьях в самом Израиле, и той части репатриантов из СССР 1969-1988 годов, которые также считают себя частью русскоязычной общиной страны). Эта категория избирателей является объектом активных ухаживаний практически всех партий сионистского спектра. 

Известное представление об оправданности подобных надежд может быть получено благодаря масштабному репрезентативному опросу русскоязычных израильтян, проведенному PORI в феврале-марте 2017 года по инициативе и заказу информационного портала NEWSru.co.il. Судя по этим данным, основными фаворитами "русской улицы" сегодня остаются две правоцентристские коалиционные партии – НДИ и "Ликуд", которые, случись выборы сегодня, поддержали бы соответственно порядка трети и четверти потенциальных избирателей этой категории. Что в пересчете на мандаты – 5,5-6 у НДИ и 4-5 у "Ликуда" – примерно соответствует поддержке, которые русскоязычные израильтяне оказали этим партиям на прошлых выборах в марте 2015 года. (Оценка распределения голосов на этих выборах сделана на основе сопоставления данных из трех источников: "голосований на выходе" (exit-polls) в день выборов на избранных избирательных участках, пропорционально представляющих географическое распределение выходцев из бывшего СССР в Израиле, итогов опросов интернет-сайтов, проведенных в день выборов и официальных итогов голосования на выборочных избирательных участках, развернутых в районах компактного проживания русскоязычных израильтян). 

Около одного "русского" мандата (4,5% опрошенных), может сегодня – так же, как это случилось и два года назад – получить блок "Байт Иегуди", что означает некоторую позитивную коррекцию потенциала этого списка на "русской улице" по сравнению с опросом, проведенном по той же методике осенью 2015 года. 

Две другие заметные на "русской улице" партии – оппозиционного левоцентристского блока "Сионистский лагерь" и коалиционная "Кулану", играющая в этой каденции роль очередной "партии центра", напротив, "просели" по сравнению с итогами прошлых выборов. (Та же тенденция, судя по опросам, характерна для этих партий и в общеизраильском масштабе). И потому сегодня в общинном раскладе обе партии могут рассчитывать немногим более чем на половину одного "русского" мандата каждая. 

При этом "русский" потенциал другой левоцентристской партии – "Еш Атид", судя по доле респондентов, готовых ее поддержать случись выборы сегодня, по сравнению с прошлыми выборами вырос почти вдвое (около 12%, или чуть более 2-х мандатов). 

Наконец, протестный потенциал "русской улицы" сегодня, как и два года назад, представлен скромными 2% потенциальных избирателей партии борцов за легализацию легких наркотиков "Але ярок". Поскольку подобным настроениям подвержена чаще всего молодежь, не должно удивлять, что среди респондентов 18-24 лет эта партия делит с НДИ третье по популярности место. Впрочем, шансов на то, что эти настроения трансформируются в бюллетени, не слишком много, поскольку на практике протестный потенциал значительной части этой группы проявляется в том, что ее представители в день выборов вообще не доходят до избирательных участков. 

Остальные партии в русскоязычной общине Израиля, как обычно, практически не имеют шансов. (В скобках заметим, что следует учесть феномен ШАС, как правило, не признаваясь к которой в симпатиях в опросах, выходцы из бывшего СССР, в первую очередь, его среднеазиатских и кавказских республик, все же дают этой социально-популистской сефардской партии на выборах от трети до почти целого мандата). 

В данном опросе обращает на себя внимание также и хорошо известный социологам феномен "back checking" – "коррекции" респондентами своего прошлого выбора при ответах на вопросы о моделях голосования в соответствии со своим нынешним отношением к избранным ими партиям. (Что следует скорее трактовать как декларацию нынешних, чем прошлых настроений). Так, доля респондентов, заявивших, что они на прошлых выборах голосовали за партию "Ликуд", оказалась равна, за "Еш Атид" – больше, а за остальные партии – меньше реальной доли голосов, полученных этими партиями в день выборов в Кнессет 20-го созыва. Что означает следующее: большинство представленных на "русской улице" партий все еще контролируют ядро своих избирателей, но их "привлеченный" электорат перешел, как случается в электоральном межсезонье, в "режим ожидания". И в массе своей, судя по всему, находятся среди той примерно пятой части респондентов, которые не определились выбором, или полагают, что сегодня не пошли бы на избирательные участки. 

Действительно, почти 60% потенциальных избирателей "Байт Иегуди", более 70% избирателей "Еш Атид" и "Кулану", три четверти избирателей НДИ, почти 90% "Ликуда" и более 90% "Сионистского лагеря", и практически все (немногочисленные) русскоязычные потенциальные избиратели МЕРЕЦ это те, кто голосовал за эти списки и на прошлых выборах. 

Гипотетическая новая "русская" секторальная партия получает менее 1% голосов. Что не делает такой проект перспективным с точки зрения прохождения электорального барьера. Но, впрочем, не исключает появления тех, кто попытается такой проект запустить – если не с целью пройти в Кнессет, то, по крайней мере, "утопить" какое-то количество "русских голосов", не дав их освоить конкурентам.

counter
Comments system Cackle