Кибинемат Маргалит - израильский Трамп?
Фото: Кнессет
Кибинемат Маргалит - израильский Трамп?

"Я знаю, что нужно русскоязычным. Я строил с ними фирмы. Я знаю, как они мыслят. Им нужна эффективная страна. Им нужен личный успех и качественная занятость на рынке труда. Им нужна гораздо более продвинутая система образования. Эти люди - прагматики. И они хорошо понимают язык прагматизма. До сих пор "Авода" беседует с русскоговорящими гражданами на устаревшем языке. На языке динозавров. А надо говорить на языке хай-тека. Большая русскоязычная алия - это и есть израильский стартап", - говорит Эрель Маргалит. 

В Израиле снова пахнет выборами. Нетаниягу спешит их назначить. Одной из причин этого является попытка не дать оппозиции сформировать альтернативу. Герцог, волнуясь только о продлении сроков своего пребывания во главе партии, затянул с назначением праймериз. В нынешней ситуации партии "Авода" надо спешить. 

Я беседую с одним из кандидатов на пост председателя партии - Эрелем Маргалитом. Маргалит - крупный предприниматель и филантроп, пришедший в политику, прославившийся резкостью высказываний. К нему прилипло выражение "кибенимат", которое он использовал в своих роликах "Кибенимат, верните нам страну". А еще его называют "израильским Трампом". 

- Как Вы можете прокомментировать скандал связанный со сделкой между Яхимович и Кабелем? 

- Меня, конечно, совсем не радуют опубликованные записи. Я тоже не считаю, что это самая приятная ситуация в истории партии. Но единственный вывод, который я делаю из этого: партия обязана сделать перезагрузку. Сегодня это необходимо более, чем когда-либо. Нужны изменения содержания и стиля, методов работы в оппозиции. Нужен выбор нового пути. И прежде всего, нужен выбор нового руководства. Летом в партии состоятся внутрипартийные выборы. Приходят новые люди. Люди вступают в партию. Мы должные расширить свои ряды, поскольку перед нами стоит сложнейшая задача. Мы должны сменить нынешнее правительство, которое погрязло в коррупции, лжи, манипуляциях. И действует против интересов граждан страны. Нынешнее правительство ослабляет безопасность государства, ослабляет экономику и социальную защищенность израильтян. Оно подрывает власть закона. Это правительство нужно сменить. Но для этого нам нужна сильная альтернатива, которую может представить только наша партия. Подумайте, коррупция проникла даже в такую важнейшую тему как система безопасности, закупка вооружений. 

- Но полиция на данном этапе не считает Нетаниягу подозреваемым по "делу о субмаринах"… 

- Кто еще мог изменить условия конкурса и сделки, которые касаются пяти стран?! Можно ли было провести такую комбинацию, переведя дело из министерства обороны в министерство главы правительства, без участия Нетаниягу? Кому еще было выгодно "накормить" адвоката главы правительства и его приближенных? Я слетал во Франкфурт и встретился с журналистом ведущей экономической газеты "Хандесблат", который много лет следит за деятельностью концерна "ТиссенКрупп". Я сам провел расследование и отдал материалы правоохранительным органам и СМИ, выложил их в Интернете. Коррупция, если с ней не бороться, разъедает страну. Это конфликт интересов. И Нетаниягу часто решает не в интересах государства. 

- Но ведь Ваши претензии к правительству Биби не ограничиваются коррупцией? Есть и политические разногласия? 

- В случае Нетаниягу, который уже четвертую каденцию является главой правительства, коррупция и конфликт интересов - это вещь чрезвычайная. Это повод для объявления чрезвычайной ситуации. Кроме того, Нетаниягу пытается обойти Беннета справа. В его партии доминируют правые популисты с нереальными законопроектами и завиральными идеями. Там создана атмосфера, которая не может быть у партии власти. Это позор не только для партии, но для страны. Когда мы смотрим на законопроекты и радикальные высказывания демагогов "Ликуда", мы видим, что всякий прагматизм, всякая связь с адекватностью - из этой партии изгнаны. Идет соревнование в радикальном безумии.

- За вами закрепилось прозвище "кибенимат". Ваш стиль политической агитации, как во внутрипартийной борьбе, так и противостоянии правительству - воспринимается как излишне резкий, брутальный, особенно на фоне нынешнего председателя, который говорит как отличник-ботаник. Это так необходимо? 

- Мне кажется, что левые должны демонстрировать силу и решительность. Лидерство - невозможно без ощущения мощи. Сегодня от руководителей левого лагеря исходит ощущение слабости, неготовности брать на себя ответственность. Готовность быть сильными - в Израиле чаще всего воспринимается в связи с безопасностью. Но это не только безопасность. Сила - требуется в настойчивости, упорстве, верности выбранному курсу. Сила - нужна не только в оппозиционной критике, но и в создании новых факторов, в организационной деятельности, в выстраивании альтернатив. 

- Вы говорите о верности позиции и упрекаете Нетаниягу, что он пытается обойти Беннета справа… 

- Это так и есть. Сам Нетаниягу и другие депутаты от его партии соревнуются друг с другом в оторванной правизне. Это ж надо было такому случиться, чтобы Авигдор Либерман воспринимался на фоне нынешнего правительства как умеренный и взвешенный политик. 

- Но я читаю пресс-релизы, которые рассылаются "Сионистским лагерем" на русском языке. И из них я понимаю, что вы отнюдь не левая партия. Главная задача этой агитации - доказать, что вы никакие не левые. "Сионистский лагерь" исходит из установки, что эти дурные "русские" не любят левых, любят правых, а потому им надо продавать себя как правых? Понятно, что на русском это позиционирование более неприкрыто, но и на иврите Герцог озвучивает правую позицию. 

- Это ошибочный подход. В качестве правых мы никому не нужны. Мы нужны в качестве политической силы, которая будет заботиться о социальной справедливости и власти закона. Мы нужны как политическая сила, которая несет социал-демократические ценности. Мы нужны как политическая сила, которая сможет предложить государственное решение для израильско-палестинского конфликта. Как политическая сила, которая будет строить, улучшать инфраструктуру, бороться с дороговизной, усиливать безопасность. Но прежде всего мы нужны как альтернативная политическая СИЛА, которая сможет сменить нынешнее правительство. 

- Почему Нетаниягу до сих пор никого не назначил на пост руководителя МИДа, а держит его для представителя партии "Авода"?

- Поскольку я до сих пор не являюсь председателем "Рабочей партии". Когда я буду избран руководителем, а я буду избран, у Нетаниягу такой надежды не будет. Наша партия должна вернуть себе ощущение силы и уверенности в своих силах. Пока же мы ведем себя как люди отвыкшие побеждать. Наш лагерь как будто не верит, что можно победить и взять власть, а не просто присоединиться к чужой власти. Моя задача - вернуть эту веру. И вернуть власть. Я пришел в политику из мира стартапов, где проекты задумываются, формулируются, стартуют снизу и взмывают вверх. Когда маленькие проекты побеждают благодаря правильно выбранным моделям и стратегиям. То же должно случиться с нашим партийным проектом. Мы нация стартапов, во главе которой должна стать обновленная "Рабочая партия". 

- Известно, что левые в разных странах мира умудрялись побеждать на выборах, только формируя "коалицию меньшинств", которая и является новым "демократическим большинством". Сможете ли Вы привлечь новых избирателей в партию "Авода"? Например, русскоязычных избирателей? 

- Да. Я в этом уверен. 

- Почему? 

- Я знаю, что нужно русскоязычным. Я много общался с ними по делам своих бизнесов. Им нужна эффективная страна. Им нужен личный успех и качественная занятость на рынке труда. Им нужна гораздо более продвинутая система образования. Культура и досуг. И безопасность. Эти люди - прагматики. И они хорошо понимают язык прагматизма. Я строил с ними фирмы. Я знаю, как они мыслят. Как рассуждают. С ними нужно говорить на совершенно другом понятийном языке. До сих пор партия "Авода" беседует с русскоговорящими гражданами на устаревшем языке. Устаревшем и пренебрежительном. На языке динозавров. А надо говорить на языке хай-тека.

Я понимаю, что "русские" - это не просто главные работники израильских высоких технологий. Большая русскоязычная алия - это и есть израильский стартап. 

- Вы пришли в политику из бизнеса, говорите резко, ведете себя смело. Вас называют израильским Трампом? Как вы к этому относитесь? 

- С одной стороны, это приятно. Приятно, когда тебя сравнивают с победителем. С другой стороны - это немного напрягает. Я создал 38 тысяч рабочих мест. Я умею делать деньги. Но я никогда не зарабатывал на казино, конкурсах красоты или спекуляциях с недвижимостью. И я никогда не позволяю себе расизма и ксенофобии. Я другой.

counter
Comments system Cackle