Израиль, Путин и Асад
Фото: Getty Images
Израиль, Путин и Асад

В пятницу, 17 марта 2017 года, на Ближнем Востоке происходят немыслимые события. Во-первых, Израиль впервые признает, что проводил авианалеты на военные базы Башара Асада в Сирии. Правительство Иерусалима всегда придерживалось очень сдержанной позиции в отношении гражданской войны в соседнем государстве, не делало никаких заявлений, замкнувшись в невероятном коконе бессловесной дипломатии, как будто Израиля никак не касалось все происходящее в Сирии. И вот Израиль впервые заявляет о проведении авианалетов в Сирии (немного позже мы поймем, почему), но еще не говорит обо всем том, что происходило ранее: о продолжающейся в течение четырех лет, с января 2013 года, кампании бомбардировок за границей, о как минимум 44 миссиях, ни одна из которых не была подтверждена официально (точные подсчеты вести сложно, потому что речь идет о секретных операциях, некоторые из них могли проходить без свидетелей, но совершенно точно, что они имели место: "тайная кампания бомбардировок" - это оксюморон). 

Лишь один раз, 7 декабря 2016 года, министр обороны Израиля Авигдор Либерман обратился к послам Европейского союза, утверждая, что воздушные миссии Израиля в Сирии проводятся для того, чтобы блокировать перебрасывание "сложного и химического оружия" ливанской группировке "Хезболла". Это позволяет судить также о том, что, по мнению Израиля, правительство Асада продолжает скрывать химическое оружие в нарушение соглашения, достигнутого летом 2013 года. Однако министр обороны - человек порывистый, и к его словам прислушиваются редко.

Во-вторых, в пятницу, 17 марта, Израиль наносит удар в глубь территории Сирии. Обычно истребители ограничиваются полетами над горами Ливана и сбрасывают особые бомбы, Spice 1000, которые на протяжение десятков километров планируют в воздухе, прежде чем достичь своей цели. Обычно этого достаточно, чаще всего под такие удары попадают военные базы, расположенные недалеко от сирийской столицы Дамаска, находящегося примерно в 60 километрах от границы. Однако в этот раз бомбы не могут достичь своей цели, так как она находится за пределами их досягаемости (100 км), и четыре самолета направляются по маршруту, проходящему к северу от находящегося под контролем "Хезболлы" ливанского города Бека, проникают на 300 км в глубь воздушного пространства Сирии и наносят удар по военному аэропорту Т4, расположенному недалеко от Пальмиры, недавно во второй раз вырванной из рук террористов ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России - прим. ред.). Если говорить точнее, это произошло еще вечером 16 марта. 

 База Т4 в течение двух недель находилась во власти террористов, она была также убежищем для российских солдат, спешно бежавших из Пальмиры в декабре. В течение нескольких недель она была российско-сирийским гарнизоном на границе между "Исламским государством" и Сирией. Возможно, иранцы и ливанская группировка "Хезболла" рассчитывают, что база находится слишком далеко для бомбардировок Израиля, или что ее местоположение рядом с городом-памятником искусства Пальмирой слишком символично для того, чтобы сделать ее мишенью авиаударов (она пользуется привилегированным положением по сравнению с другими городами Сирии, быстро стертыми с лица земли). При этом известно, что общественное мнение быстро выносит свой вердикт: "Если ты выступаешь не за Асада, значит, ты - за ИГИЛ". Возможно, Иран и "Хезболла" рассчитывают на то, что российское присутствие должно охладить Израиль. 

По свидетельству источников израильского журналиста Рона Бен-Ишая, специалиста в этой сфере, на базе Т4 иранские военные передают членам группировки "Хезболла" баллистические ракеты "Скад" модели D, наиболее точные из всей серии. Другие источники уточняют, что истребители наносят удар по конвоям, покидающим базу, а не по самой базе, чтобы избежать возможных жертв среди российских солдат. Если вы считаете, что израильское правительство придерживается нейтральной позиции по войне в Сирии, то имейте в виду следующее: оно следило за транспортировкой оружия в те моменты, когда она осуществлялась. Даже когда Израиль утверждает, что правительство Асада все еще располагает химическим оружием, он может опираться на надежную информацию. В последний раз Израиль наносил удар так далеко от своей границы с Сирией 6 сентября 2007 года, когда истребители уничтожили атомный реактор, существование которого Дамаск отрицал. Доклад ООН, сделанный в 2011 году, подтвердил его существование. 

Почему Израиль признает именно этот авианалет? Потому что впервые сирийцы отреагировали на него огнем, запустив, по меньшей мере, четыре ракеты класса "земля-воздух" против четырех истребителей. Это ракеты российского производства С-200, более известные по классификации НАТО как SA-5 (НАТО - это военная организация, которая, помимо прочего, анализирует и ведет учет оружия, производимого в России. Некоторые считают этот альянс "устаревшим"), и они только что вернулись из России после модернизации. Правительство Дамаска как будто хочет продемонстрировать миру свои новые военные возможности, появившиеся благодаря партнерству с Россией. Чтобы сбить одну из ракет SA-5, Израиль также впервые прибегает к ракетам системы Arrow, защищающей страну от баллистических ракет большой дальности. Существует система "Железный купол" (Iron Dome), разрушающая в полете полукустарные ракеты Хамас в Секторе Газа, и система Arrow, которая делает то же самое в больших масштабах. В ее применении еще не разу не было необходимости. Израильская ПРО поражает сирийскую ракету непосредственно при помощи РЛС, наблюдающих за Сирией. Это одно из наиболее милитаризованных воздушных пространств мира: в Иерусалиме запускаются сирены противовоздушной тревоги, а осколки взрыва долетают до Иордании, поэтому на данном этапе отрицать факт авианалета было бы нелепо. 

В ту же пятницу Россия вызвала посла Израиля, недавно прибывшего в Москву, невзирая на наступивший вечер шаббата: значит, ситуация вызвала значительную ярость или беспокойство. 9 марта премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл в Москву на переговоры с президентом России Владимиром Путиным, чтобы выразить недовольство присутствием Ирана в Сирии. Что бы ни было сказано на этих переговорах, неделю спустя возникла необходимость их продолжить. А пока Сирия заявляет в телевизионном эфире о том, что она сбила один израильский самолет и повредила второй, что не является правдой (при этом демонстрируются изображения обломков, но не самолета, а ракеты). Некоторые комментаторы говорили, что Россия призвала Израиль прекратить воздушные операции, но это либо стало ложной информацией, либо израильтяне проигнорировали это требование. В воскресенье, 19 марта, и в понедельник, 20 марта, они провели еще два авианалета - на этот раз, однако, недалеко от ливанской границы (то есть осуществить их было гораздо проще). 

Израильский беспилотник нанес удар по автомобилю лидера проправительственных ополченцев на Голанских высотах. Это национальное ополчение обороны, сформированное сирийским правительством совместно с иранскими экспертами, выполняющее контрреволюционные задачи. Посол Сирии в ООН Башар Аль-Джаафари говорит, что "правила игры изменились, и теперь Израиль тысячу раз задумается, прежде чем вновь наносить удар". Министр обороны Либерман, выступая по военному израильскому радио, говорит: "В следующий раз, когда Сирия откроет огонь по израильским самолетам, мы без колебаний разрушим всю их противовоздушную оборону". В воскресенье 26 марта сирийское правительство повышает ставки: "Если Израиль снова нанесет авиаудар, мы запустим ракеты "Скад" и можем нанести удар по Хайфе". 

Иранцы передают кувейтской газете полное яда и при этом непроверенное сообщение о том, что израильские истребители могут беспрепятственно летать в воздушном пространстве Сирии, так как якобы получили от России данные о системе шифров воздушной обороны Сирии. На самом деле система "видит" израильские самолеты, но распознает их как дружеские. Это является частью взаимной игры в дезинформацию, которую военные державы Ближнего Востока каждый день ведут друг против друга. 

Авианалет на военную базу Т4 подталкивает к кризисной точке весь сложный договор между Иерусалимом, Тегераном, Дамаском и Москвой, основанный на принципе "вижу - не вижу - делаю вид, что не вижу". Попытаемся объяснить. В ближайшем будущем между Израилем и ливанской "Хезболлой" начнется третья война, после последней, прервавшейся без какого-либо окончательного результата в июле 2006 года. Израильтяне уже распространили свою военную доктрину в случае возобновления конфликта. Она предусматривает жесткие карательные меры для тех мест, откуда ливанские боевики запускают ракеты и снаряды, - это район, расположенный у реки Литани, патрулируемый, в частности, итальянскими "голубыми касками" после 2006 года. 

Карательные меры предусмотрены также для военного командования в Бейруте. В доктрине предусмотрено уничтожение инфраструктуры "Хезболлы" при помощи кровопролитных бомбардировок. После ее обнародования в заголовках некоторых газет фигурировало выражение "стереть в порошок". Поэтому "Хезболла" и ее иранские спонсоры решили воспользоваться сирийским хаосом, для того чтобы расширить фронт и точки запуска ракет на Голанских высотах, разбросанные на границе между Сирией и Израилем, о чем также сообщили местные журналисты. Рон Бен-Ишай пишет в газете "Едиот Ахронот": ""Хезболла" и иранцы более или менее истощили потенциал Ливана по созданию оперативных баз в борьбе против североизраильского фронта и гражданского сообщества. Поэтому им необходим новый фронт на Голане, чтобы сбрасывать с него ракеты на центральный Израиль и для других нападений на северные земли и против жителей районов, прилежащих к границе". 

Такие попытки уже предпринимались в 2015 году, но тогда израильский беспилотник пролетел три километра в сирийском воздушном пространстве, попал в конвой, перевозивший иранского генерала, находившегося там с визитом (вероятно, он забыл выключить лежавший в кармане мобильный телефон, сработавший как указатель местоположения), и убил Джихада Мугние, сына легендарного военного лидера Имада, убитого в Дамаске в 2008 году. Теперь "Хезболла" и иранцы вновь повторяют свои попытки, но на этот раз они намерены превратить всю Сирию в платформу для следующего конфликта. Это коснется даже того, что осталось от Пальмиры (для того чтобы понять обстановку, можно посмотреть выходившее на сирийском телевидении интервью с сыном Халеда аль Асада, знаменитого археолога, героя, который предпочел умереть от рук членов "Исламского государства", отказываясь покинуть город и его бесценные памятники искусства. Итак, его сын говорит, что разрушение Пальмиры является результатом не вторжения боевиков Аль-Багдади, а обширного и опасного заговора Израиля. А теперь вспомните вышеупомянутую игру в дезинформацию). Бен-Ишай называет эти воздушные налеты и ракетные дуэли в Сирии "битвой за следующую войну", то есть битвой, в которой решится, кто получит выигрышные позиции, когда этот конфликт наступит, а это считается неизбежным. 

У России нет никакого стратегического интереса в противостоянии с Израилем, но на данный момент она не может обойтись в Сирии без иранцев. С того момента, как в июне 2015 года генерал Кассем Сулеймани, стратег иранских операций по всему Ближнему Востоку, прилетел в Москву, чтобы попросить о помощи в войне в Сирии, и добился в результате вмешательства российских ВВС, вертолетов, артиллерии и российского спецназа, Путин не может покинуть эту территорию в роли проигравшего. Однако для того чтобы победить, одних самолетов не хватает, нужны и люди, находящиеся непосредственно на территории, нужно отправлять реально сражающуюся пехоту против вооруженных суннитских группировок, осаждающих города и холмы Сирии, то есть (как научились на своих ошибках в Ираке американцы) нужно вынести множество потерь. Но этого вопроса даже не возникает, его не существует, потому что войска поставляет Иран, а когда регулярных войск нет, возникают тысячи иностранных шиитских боевиков, обученных иранцами (одних только афганцев из бригады Фатемийун, отправленных в Алеппо, 18 тысяч человек). 

Путину действительно было бы нелегко задействовать людей на территории Сирии. Уже сейчас, при минимальном, почти призрачном, участии России приходится терпеть слишком большие потери. Во время битвы за Пальмиру, начавшейся 29 января, при подрыве мины обе ноги оторвало российскому генералу Петру Милюхину (он руководил операциями как раз в районе военной базы Т4), погибли четверо находившихся с ним солдат. Как говорится в опубликованном 22 марта расследовании агентства Reuters (проведенном при участии семей российских военных), Москва скрывает свои потери: с конца января она заявила лишь о пяти убитых, в реальности же их 18, потому что в большинстве случаев в Сирии задействованы контрактники (то есть не регулярные войска), а об остальных случаях информация умалчивается. Но в 2018 году состоятся выборы и, учитывая существующую в России атмосферу недовольства, стоило бы задуматься о выводе войск с сирийских территорий (впрочем, Путин уже дважды объявлял о частичном сворачивании действий в Сирии). В соглашении с иранцами все ясно: мы посылаем самолеты и военных консультантов, а вы присылаете пушечное мясо. Когда в мае 2016 года глава военных операций "Хезболлы" в Сирии Мустафа Бадреддин попытался выразить несогласие с иранским генералом Сулеймани в связи с тем, что он теряет слишком много людей, а ливанское движение использует слишком много ресурсов, во время встречи тет-а-тет в аэропорте Дамаска иранец приказал своему телохранителю убить его. По крайней мере, так говорят израильтяне: возможно, это правда, но возможно, это снова игра в дезинформацию. 

Во вторник, 21 марта, глава Моссада Йосси Коэн заявил, что основным источником угрозы для Израиля является Иран. Каждый год звучит одно и то же, скажете вы, все знают, что Израиль ставит Иран во главе списка своих врагов. Но самое важное в словах главы Моссада - это то, чего в них не сказано, то, о чем можно лишь догадаться. Попытаемся выразить то, что не сказал Коэн: банды суннитских экстремистов не вызывают такого беспокойства Израиля, как иранское военное присутствие, превращающее в свою военную платформу страну, находящуюся непосредственно у его границ, а также выстраивающее ограждения на Голанских высотах. Первые вооружены армейскими ножами, у них есть телекамеры, они режут друг друга в борьбе за халифат. У вторых - планомерный, организованный и гораздо более сдержанный подход, военное командование, научные учреждения, баллистические ракеты и приостановленная ядерная программа. У Ирана есть союзники в Сирии. И самым главным его союзником является Россия Владимира Путина. 

Даниэле Райнери (Daniele Raineri), Il Foglio, Италия

counter
Comments system Cackle