Мы и наша кровь ("Ваикра")
Фото: Getty Images
Мы и наша кровь ("Ваикра")

Психофизический параллелизм 

В недельной главе "Ваикра" даются законы жертвоприношения. Особое место в этом священнодействии занимала кровь: "И возьмет священник помазанный крови бычка, и внесет ее в шатер соборный. И обмакнет священник перст свой в кровь, и покропит кровью семь раз пред Господом, пред завесою святилища. И возложит священник крови на роги жертвенника благовонных курений... всю же (остальную) кровь тельца выльет у основания жертвенника всесожжении, который у входа шатра соборного" (4:1-7). 

Итак, кровь животных занимала почетное место в Храмовом Богослужении, фигурировала, как важный элемент жертвенного культа. 

И это при том, что кровь животных запрещена к употреблению, как сказано: "кто на ловле поймает зверя или птицу, которую можно есть, должен выпустить кровь ее и покрыть ее землею. Ибо душа всякого существа это кровь его. Она душа его… крови какой бы то ни было плоти не ешьте, ибо душа всякой плоти это кровь ее ("нефеш коль басар дамо")" (17:14). 

Итак, кровь животного в повседневной жизни не только нельзя использовать в пищу, ее требуется предавать земле, как предают земле тело человека. 

В этом требовании покрытия крови землей усматривается уважение ко всем теплокровным существам, а в Храмовом использовании их крови - особый смысл: не только тела животных приносились в жертву Всевышнему, но в определенном смысле к престолу Славы возносились также и их души. 

Но что значит, что кровь - это душа? Разве душа вообще может отождествляться с телом? А если может, то разве она не присутствует в равной мере в каждой клетке тела? 

Когда-то люди с трудом проводили границу между идеальным и материальным, между телесным и душевным. На философском жаргоне подход этот именуется "наивно-реалистическим". 

Как известно, Тора говорит языком людей. Она не может использовать понятия и представления, которые еще не возникли. Поэтому слова "душа всякой плоти это кровь ее" принадлежат своему времени, однако это не значит, что мы не вправе рассмотреть их с точки зрения психофизической проблематики, сложившейся тысячелетия позже. 

В любом случае с самых древних времен люди верили в загробное существование душ, а тем самым исходили из их нетелесности. Так или иначе, но везде и повсюду душа телу противопоставлялась. 

Но лишь в Новое время в психофизической проблеме не только наступила полная определенность, но выявился также и явный парадокс. Душа и тело настолько оказались разведены, что стали казаться совершенно непроницаемы друг для друга. Ведь их связь, если она вообще наличествует, не может быть представлена ни средствами души, ни средствами тела. Разрыв между этими мирами стал казаться столь полным, что Лейбницу (1646-1716) пришлось предложить теорию психофизического параллелизма, согласно которой, тела взаимодействуют исключительно с телами, а души исключительно с душами, так что синхронность их реакций обеспечивается предустановленной гармонией. По Лейбницу, души - это монады, которые не имеют окон. Нигде и никаким способом материя, "протяженная субстанция" не соприкасается ни с душой, ни с духом, ни с мыслью. 

Теория "психофизического параллелизма" не единственный взгляд. Так Декарт (1596-1650) искал точки воздействия души на тело в мозгу. Однако взгляд Лейбница очень симптоматичен, и главное в значительной мере отвечает повседневному опыту чуждости нашей души нашему телу. 

Опыт этот, правда, не лежит на поверхности. Обыкновенно мы как раз отождествляем ощущение собственного тела с чем-то в нем объективно происходящим. Между тем это полная иллюзия. Наше тело дано нам в ощущении в небольшей мере, чем любой внешний предмет, являющийся "вещью в себе". То, что нами воспринимается как ощущение нашего тела, на самом деле является вовсе не им, а лишь некоторым продолжающим душу интерфейсом. 

"Чувствуя" тело, душа на самом деле взаимодействует с собственным инструментарием, призванным изображать, что "приблизительно" происходит в реальном теле. 

Выполнение многих компьютерных программ сопровождается иллюстративным экраном. Например, после запуска команды "download" обыкновенно открывается окно, в котором видны бегущие кубики и указывается процент перемещенной информации. Мы принимаем это зрелище за чистую монету, для нас - это наблюдение за самим процессом "переписки". Между тем, перед нами лишь интерфейс, а что при этом происходит в действительности, что происходит в процессоре, мы не имеем ни малейшего понятия. То же самое и наши ощущения, связанные с собственным телом. Все они лишь иллюстрации, созданные в интересах "пользователя" телом, но не сам процесс, производящий ощущения. 

Так, например, мы чувствуем, что вдыхаем воздух носом, и поэтому грудная клетка расширяется. В действительности же все наоборот. Мы, неосознанно работая грудными мышцами, расширяем грудную клетку, после чего через ноздри в легкие устремляется воздух. Мы двигаем пальцами, не замечая того, что сами они двигаться не могут, так как лишены собственной мускулатуры, что они как марионетки приводятся в движение мышцами, крепящимися на локте. 

Мы испытываем чувство насыщения только через четверть часа после того, как наш желудок уже был полностью наполнен. Наука объясняет это тем, что пища бывает в природе не всегда, и животному нужно запасать излишки. Однако это ясно показывает, что у души нет никакого объективного способа дознаться, что на самом деле происходит в принадлежащем ей теле. 

Но что же тогда значит утверждение Торы, что душа - это кровь? 

Душа и кровь 

Как я уже отметил, лейбницевский психофизический параллелизм, скорее, симптом проблемы, чем ее решение, и указанные трудности не мешали тому же Декарту считать, что душа соединяется с телом в эпифизе. Таким образом, утверждение Торы, что душа - это кровь, не только легитимно с рациональной точки зрения, но и вполне здраво. Сложность составляет, быть может, само "наивно-реалистическое" выражение: "душа всякой плоти это кровь ее". 

Но в конце концов и в современной речи существуют схожие обороты. Так, некоторых людей из плоти и крови называют "душой общества". Так что ничто не мешает нам понять слова Торы в том смысле, что животная душа связывается с телом через кровь. 

Если же вдуматься, то душа ничему так в теле не соответствует, как именно крови, поток которой несет всем органам жизненно необходимые им элементы и вымывает вредоносные. Ведь и животной душе свойственно осуществлять такую животворную связь всех клеток в целый организм. Душа не просто пропитывает тело, она пропитывает его вместе с кровью. 

В завершении хотелось бы отметить, что с кровью связан еще один пример "обманчивости" наших ощущений собственного тела. 

Многие культуры связывают душу с дыханием, и это кажется вполне оправданным. Казалось бы, прервись дыхание, и в мучительных судорогах душа начинает вырываться из тела. Но на самом деле, душа - это прежде всего кровь. Мы, конечно, никак не чувствуем наполняющей нас крови, но мы ощущаем ее, когда теряем. Наша душа начинает отходить вместе с кровью, причем как раз относительно безболезненно. Кровопотеря не сопровождается чрезвычайными мучениями. Она вызывает тошноту, головокружение, потение, но нередко даже и эйфорию. Однако если к такому же снижению уровня кислорода в организме приводит не кровотечение, а попытка прервать дыхание, то мы испытываем мучение и непроизвольно совершаем вдох. Иными словами, страданиями сопровождается не снижение кислорода в тканях, а внешнее сдерживание дыхательных рефлексов. Критическое снижение уровня кислорода в крови болезненно переживает не весь организм, а лишь крохотный дыхательный центр. Человек, сохраняющий возможность чередовать вдох и выдох, умирает от недостатка кислорода относительно безболезненно, о чем свидетельствует смерть при отравлении цианидами и угарным газом. 

И это понятно. Если бы прекращение поступления воздуха в дыхательные пути не сопровождалось аварийным сигналом нестерпимых мук, редкий человек, отправившись спать, доживал бы до утра. Смерть при отравлении угарным газом лучшее тому подтверждение.

Автор: Арье Барац
Источник: Понять иудаизм
counter
Комментарии