Может ли Нетаниягу проиграть выборы?
Фото: Getty Images
Может ли Нетаниягу проиграть выборы?

На сегодняшний день единственной пока альтернативой Нетаниягу выглядит именно убежденность израильских граждан в том, что он все равно останется премьер-министром. В таком случае, многие смогут позволить себе голосовать по интересам, создавая другой, гораздо более яркий и разнообразный, но менее управляемый состав Кнессета. 

Почему Нетаниягу хочет повести страну на выборы? Ответов может быть достаточно много: 

- усиление контроля над СМИ;

- желание уничтожить министра финансов Кахлона;

- его уголовное дело;

- новые планы американцев, которые не совпадают с планами Беннета;

- желание создать более центристскую коалицию

и т. д., и т. п. 

Я могу продолжить список еще пунктов на двадцать.

Однако самый правильный ответ - один: потому как Биби может себе это позволить. Он не боится выборов, поскольку уверен, что у него нет конкурентов. И Биби уверен, что сразу же после выборов (в пятый раз) - он снова будет формировать правительство. 

"Ципи или Биби?" 

Однако, ситуация "НЕТ КОНКУРЕНТОВ" - не самая хорошая вещь для "Ликуда". Нетаниягу берет голоса на "гевалте" - то есть только тогда, когда есть вопрос: кто будет главой правительства? Когда тут есть интрига.

По любви за такой "Ликуд" - голосуют не очень. За что их любить даже правым? Они никакие… За "Ликуд" голосуют только для того, чтобы "проклятые левые" не пришли к власти. 

Когда вопрос о том, кто будет главой правительства, закрыт - то избиратель может, уверенный, что знает ПМ, интересоваться другими вопросами, прикалываться, формировать коалицию и пр. 

Давайте посмотрим на три последних избирательные кампании. В 2009 году именно внезапный подъем "Кадимы" в последние недели перед выборами потянул вверх и "Ликуд". Именно постановка вопроса "Ципи или Биби?" - позволила "Ликуду" отнять у "НДИ" 5 мандатов и прийти к финишу с 27. Если бы "Кадима" не поднялась бы стремительно вверх, то у "Ликуда" и "НДИ" было бы почти одинаковое количество мандатов. 

"Кадима" все равно получила на один мандат больше, но Ципи Ливни не смогла сформировать коалицию. 

Кто не рискует… 

В 2013 году, когда Нетаниягу, объединившись с Либерманом, создал блок "Ликуд-бейтейну", он гарантированно закрыл вопрос о будущем премьерстве для себя. Но, закрыв его для себя, избежав риска вообще, он закрыл этот вопрос и для публики. А значит шампанского ему, без риска, не положено. 

Нетаниягу убрал вопрос о премьерстве и из общественной повестки дня. А поскольку для граждан вопрос о руководителе правительства был уже закрыт, они могли себе позволить голосовать по другим темам. Они голосовали за состав будущей коалиции, за союзы и противовесы, за социальную повестку… или просто по приколу. В результате, две партии, которые имели совместно 42 мандата ("Ликуд" - 27, "НДИ" - 15), представители которых в момент объединения говорили, что рассчитывают получить в районе 50 мандатов (или больше), по результатам выборов 2013 года получили всего 31 мандат.

31 мандат после раздела остаточных голосов, благо было много не прошедших электоральный барьер партий. 

"Или мы, или они?" 

Так же как в 2013 году объединение "Ликуда" и "НДИ" в единый предвыборный блок - было главным событием выборов, обусловившим электоральные неудачи тандема Нетаниягу-Либерман, в 2015 году первым событием предвыборной гонки, которое предопределило неожиданную победу Нетаниягу, было… объединение Герцога и Ливни. Именно оно поставило главный вопрос выборов: "Или мы, или они?". По ответам же избирателей стало понятно, что тех, кто идентифицирует себя с правым "мы" - гораздо больше. Если бы не постановка вопроса о премьерстве как главного, избиратель снова мог бы проголосовать за красочную многоцветную палитру, но… С момента объединения ротационной парочки Ципи-Бужи все изменилось. Выборы получили совсем другой сюжет и смысл. Возникло ощущение, что "Сионистский лагерь" действительно может взять власть. Картинка из разноцветной стала черно-белой (понятно, что черное и что белое сильно зависти от того, с какой стороны вы смотрите). И чем более четко стоял вопрос "Или мы, или они?" - тем более подготавливался финишный бросок Нетаниягу, который, отчаявшись, рванул в последний момент. И выяснилось, что тех, кто считает себя с правыми - гораздо больше. И голосовать они должны за Нетаниягу, а не за другие опции. 

Левые проиграли - поскольку не смогли расширить свой круг, не смогли привлечь на свою сторону другие слои населения, другие общины (прежде всего русскоязычных избирателей, которые на выборах 2015 снова сыграли решающую роль), но мобилизовали их в поддержку "Ликуда". 

Преждевременное фанфаронство мобилизует противника 

Нетаниягу взял 30 мандатов потому, что левые смогли убедить общественное мнение, что у них есть шанс победить. Чем больше опросы и комментарии говорили о возможности смены власти, тем более усиливалась возможность Нетаниягу перевернуть все наизнанку в последний момент. 

Герцог пожаловался, что опросы убаюкали его "Сионистский лагерь" и усыпили бдительность. Конечно, расслабляться в последний момент перед финишем, делить шкуру еще не убитого медведя, вести себя вызывающе, зажигать огромную световую рекламу с новостью о победе, бронировать место на площади Рабина для победного митинга, печатать 500 тысячным тиражом газету с сообщением о победе… Всего этого категорически не следовало делать. 

Помню, что в штабе Барка, перед последней победой левых, которая прошла в 1999 году (в прошлом тысячелетии!) всем строго-настрого запретили готовить шампанское. Чтоб не сглазить… 

Однако, посмотрев под другим углом, можно сказать и иначе: именно потому, что фанфарно гудела весть о уже свершившейся победе левых, Биби смог мобилизоваться и в последний момент, вопреки всем прогнозам, всем опросам, всем раскладам, быть громче всех, добиваясь мобилизации в помощь "Ликуду". 

Пожирая своих 

Главными же проигравшими выборов 2015 года - стали не левые, а другие партии правого лагеря - естественные союзники и партнеры "Ликуда". Поскольку обе главные партии, "Ликуд" и "Сионистский лагерь", вместо того, чтобы брать голоса колеблющихся из центра, занимались "каннибализмом" внутри собственного лагеря. 

У левых Герцог и Ливни вместо того, чтобы попытаться привлечь, допустим, русскоязычного избирателя (пресс-конференция на тему того, что "Сионистский лагерь" собирается работать с русскоязычными была проведена за двадцать дней до выборов), попытались отнять голоса у партии "МЕРЕЦ", которая с трудом прошла электоральный барьер. А Биби основательно покушал партии Беннета и Либермана. Беннет просто не понял, почему правая общественность готова была ему дать (судя по опросам) 18 мандатов, а в потенциале 22. Он не понял, с кем он "воюет" и кто у него может забрать мандаты. Он пытался на выборах 2015-го года быть тем же милым "братцем", что и на выборах 2013-го. 

Лапид - не конкурент 

Как же нет конкурентов? - спросите вы. "Сионистский лагерь" во главе с Герцогом, конечно, в клиническом состоянии. Герцог, волнуясь только о продлении сроков своего пребывания во главе партии, затянул с назначением праймериз. В результате они к выборам совершенно не готовы. "Но есть Лапид. Он может быть альтернативой. У "Еш Атид" по опросам больше, чем у "Ликуда" - скажете вы. И будете неправы. 

Лапид - не может быть конкурентом. Нетаниягу это хорошо знает. И не боится. 

Лапид - не сможет создать коалицию. Даже если на выборах его партия получит больше мандатов. Подобная ситуация была на выборах в Кнессет в 2009 году, когда политическое движение "Кадима" опередило Ликуд на 1 мандат, но не смогла сформировать коалицию. 

Лапид берет голоса в левоцентристском лагере. Он почти ничего не отрывает у правых. Религиозные партии, если будут иметь возможность создать правую коалицию, в его правительство не пойдут. Если он возьмет в коалицию арабов, то не пойдет Либерман и пр. 

С 1981 года в израильской политике установилось неустойчивое равновесие лагерей. Победа национально-религиозному или левому лагерю доставалась преимуществом в несколько голосов. 

Ситуацию в девяностых сильно изменила большая алия с территории бывшего СССР, которая как огромный валун перекатывалась то в ту, то в другую сторону, даруя в 1992 году победу "Аводе", в 1996 - "Ликуду", в 1999 году - снова "Аводе", в 2003 - "Ликуду", в 2006 - "Кадиме". 

С 2009 года у нас монополия правого лагеря по двум причинам:

- демографический рост религиозного населения;

- левые отучились работать с "русской улицей". 

Для того, чтобы левее "Ликуда" возникла альтернатива, партии, находящиеся в левоцентристском лагере, должны научиться получать голоса тех секторов, что голосуют за правых. Работа с русскоязычной общественностью - это главное. 

Так Биби нет альтернативы? 

На сегодняшний день единственной (пока) альтернативой Нетаниягу выглядит именно убежденность израильских граждан в том, что он все равно останется премьер-министром. В таком случае, многие смогут позволить себе голосовать по интересам, создавая другой, гораздо более яркий и разнообразный, но менее управляемый состав Кнессета.

counter
Комментарии