Антисионистский феминизм? Нет, просто антисемитизм
Фото: Reuters
Антисионистский феминизм? Нет, просто антисемитизм

Если феминистское движение, абстрагируясь от притеснений женщин в Палестинской автономии и других мусульманских странах, решает осудить Израиль - демократическое свободное государство, в котором женщины интегрированы во все сферы жизни, это называется одним словом – антисемитизм.

В день 8-го марта женщины не вышли на работу в рамках "Международной женской забастовки" (IWS) - народного феминистского движения, поставившего перед собой задачу привлечь внимание "к социальному, правовому, политическому, моральному и словесному насилию, которому подвергаются современные женщины в разных частях мира". Вот только эта замечательная цель была полностью дискредитирована фактом, включения в платформу движения откровенной антиизраильской риторики. 

В мире есть немало стран и движений, рассматривающих женщин в качестве граждан второго сорта. Израиля среди них нет. Тем не менее, движение IWS сочло необходимым осудить в своей платформе Израиль, национальное государство еврейского народа, и только его. Существует вполне конкретное слово для применения двойных стандартов по отношению к евреям. И это слово - антисемитизм. 

Это трагедия, что женское движение, сделавшее так много для привлечения внимания к темам, волнующим женщин Соединенных Штатов - от гендерного насилия и права женщины на свое тело, до равенства в заработной плате, теперь, забыло о своем призвании и прилагает все усилия лишь для того, чтобы изолировать одну единственную нацию, призвав к "деколонизации Палестины". Не Тибета, не Курдистана, не Украины, не Кипра - только Палестины. 

Платформа, опубликованная на сайте IWS под заголовком "Антирасистский и антиимпериалистический феминизм" утверждает: 

"Мы хотим, разрушить все стены, от тюремных до пограничных, от Мексики до Палестины". 

При этом, однако, нет ни малейшего упоминания о стенах тюрем, в которых заключены гомосексуалисты Ирана, оппозиционеры Китая, курды Турции, и, наконец, феминистки сектора Газы. Лишь одни стены, возведенные Израилем. 

Сама по себе критика поселенческой политики Израиля является вполне легитимной. Но когда под девизом "деколонизации" выделяется исключительно Израиль, правительство которого неоднократно предлагало создать государство для палестинских арабов в Иудее, Самарии и в секторе Газы, в то время как другие страны продолжают оккупировать чужие земли, это нельзя объяснить ни чем иным, кроме как применением двойных стандартов к евреям и их государству. 

Линда Сарсур, палестинская арабка и американка, являющаяся одним из организаторов январского Женского шествия в Вашингтоне, отвечая на критику по поводу антиизраильской позиции феминистского движения, в интервью журналу The Nation сказала следующее: 

"Когда мы говорим о феминизме, мы говорим о праве всех женщин и их семей жить достойно, в мире и безопасности. Феминизм - это предоставление женщинам доступа к медицинской помощи и другим основным правам. Израиль же является страной, которая продолжает оккупировать территорию Палестины и задерживать людей на контрольно-пропускных пунктах. Есть женщины, родившие детей на контрольно-пропускных пунктах, потому что они были не в состоянии добраться во время до больницы. 

Это просто бессмысленно спрашивать есть ли в феминистском движении место для людей, поддерживающих государство Израиль и не критикующих его. Таким людям в феминизме места нет! Либо отстаивают права всех женщин, включая палестинских, либо никого. И нет никакого другого пути". 

Сарсур отреагировала на статью Эмили Шайер, политического редактора женского журнала Bustle ("Корсет"). В статье, опубликованной в New York Times, Шайер поинтересовалась, почему женщины должны выбирать между сионизмом и феминизмом. 

 "Моя главная тревога состоит даже не в том, что люди придерживаются подобной точки зрения в отношении Израиля, - написала Шайер, - Меня беспокоит то, что признание подобного мнения становится существенной частью действий, которые должны были бы объединять феминисток. Я рада обсудить ближневосточную политику или услышать критику политики Израиля. Но почему критика Израиля должна стать ключом к феминизму в 2017 году?" 

Как любая страна, включая и США, Израиль далек от совершенства. Сторонники Израиля, включая меня, критикуют его недостатки. 

Вместе с тем, приверженность Израиля к обеспечению гендерного равенства записана уже в Декларации независимости, утверждающей, что Израиль "обеспечит полное равенство социальных и политических прав всем его жителям, независимо от религии, расы или пола". 

Будучи единственным демократическим государством на Ближнем Востоке, Израиль на законодательном уровне гарантирует женщинам возможность играть ключевую роль во всех сферах жизни. Не случайно, именно Израиль стал первой страной в истории, избравшей в качестве главы правительства женщину (Голду Меир), не связанную с каким либо политическим лидером-мужчиной. Одним словом, нет ни малейших законных оснований для исключительного осуждения Израиля в качестве "нарушителя основных прав" женщин, как это делает платформа движения IWS. 

Сарсур попадает в классическую "уловку-22". Согласно ее собственным критериям "либо все, либо ничего", она и сама не может быть одновременно феминисткой и пропалестинской активисткой, ведь Палестинская администрация и ХАМАС относятся к женщинам и гомосексуалистам гораздо хуже, чем Израиль. 

Если бы Сарсур действительно была бы искренне заинтересована в устранении структурных причин угнетения женщин как таковых, она должна была бы напомнить о положении женщин в контролируемых Палестинской администрацией районах Иудеи и Самарии. Ведь всего лишь несколько месяцев назад, там были исключены фотографии женщин, баллотировавшихся на муниципальных выборах, а имена заменены на указания - "сестра такого-то" или "жена такого-то". 

Она должна была бы также высказаться по поводу сектора Газы, контролируемого ХАМАСом, где полиция сама устанавливает себе законы, а заодно играет роль судьи, присяжных и палача в одном лице, по отношению к тем, кто выступает против угнетения и женоненавистничества. 

Наконец, Сарсур осудила бы убийства женщин ради "сохранения семейной чести" и женское обрезание, столь распространенные в мусульманских странах. Вместо этого, однако, платформа движения IWS использует феминизм лишь для делигитимации и демонизации одной единственной страны - Израиля. 

Более того, Сарсур также предпочитает не заострять внимание на том, что одна из главных организаторов женской забастовки Расмия Уда являлась боевиком Народного фронта освобождения Палестины (НФОП). 

В 1969 году, за участие в теракте, в результате которого погибли два студента университета и были ранены девять человек, в том числе несколько женщин, Уда была осуждена израильским военным судом и приговорена к пожизненному заключению в тюрьме. Позднее она освободилась в рамках сделки по обмену пленными. Тем не менее, уголовный процесс против нее в Соединенных Штатах продолжается. 

Подобный двойной стандарт отражает более широкую тенденцию в левой политике. Все чаще такие группы, как Black Lives Matter, MoveOn, CODEPINK и Occupy Wall Street используют принцип "идентификационной политики" - радикальную академическую теорию, утверждающую, для обоснования своих антиизраильских действий, будто бы все формы социального угнетения неразрывно связаны между собой. 

Эта селективная идеологическая позиция ставит либеральных сторонников Израиля во все более неудобное положение. С одной стороны, им глубоко небезразличны такие вопросы, как права женщин, реформы в уголовном правосудии, неравенство доходов, охрана окружающей среды и права гомосексуалистов. С другой стороны, они автоматически исключаются из групп, продвигающих эти вопросы, будучи не готовыми смириться с делигитимацией Израиля и осуждением сионизма как национально-освободительного движения еврейского народа. 

Очевидно, борьба со структурными причинами гендерной дискриминации в Соединенных Штатах требует гораздо большего, нежели одной лишь клеветы на Израиль. Необходимы долгосрочные и серьезные действия, как в законодательной плоскости, так и в социальной сфере. 

Превращение же дискуссии о правах женщин в антиизраильскую полемику, приведет лишь к тому, что IWS станет намного труднее добиваться успеха на феминистском поприще. Все порядочные люди должны продолжать бороться за абсолютное равноправие женщин в обществе. Но при этом, нельзя вынуждать нас становиться соучастниками продвижения фанатичного антиизраильского нарратива в качестве необходимого условия для поддержки широкого феминистского движения. 

Иными словами, всем, кому важна феминистская тема, придется теперь решать, готовы ли они позволить Сарсур и ее радикальным антиизраильским союзникам захватить феминистское движение и использовать его целях продвижения своих радикальных взглядов. Альтернатива заключается в фокусировании феминизма на ключевых вопросах, непосредственно касающихся женщин и направлении стрел критики на страны и движения в соответствии с тем, насколько серьезно те нарушают права женщин, вместо того, чтобы осуждать одну единственную ближневосточную демократию. 

Алан Дершовиц, MIDA 

Перевод Александра Непомнящего 

counter
Comments system Cackle