Последний магнат
Фото: Getty Images
Последний магнат

Дэвид Рокфеллер был последним из тех американских бизнесменов, которые умели добиваться своего одним телефонным звонком 

Захват американских заложников в Иране. Появление в Нью-Йорке Всемирного торгового центра и превращение Манхэттена в новый деловой центр Нью-Йорка. Превращение ЦРУ в могущественную организацию. Дэвид Рокфеллер, умерший 20 марта на 102-м году жизни, был не просто свидетелем этих событий, но и непосредственным их участником. 

Когда 20 марта 2017 года новостные агентства сообщили о смерти Дэвида Рокфеллера, бывшего главы Chase Manhattan Bank и одного из влиятельнейших членов клана Рокфеллеров, упор делался скорее на возраст этого человека, а не на масштаб его фигуры. Журналисты перечисляли его должности, сообщали о его состоянии, упоминали, разумеется, о том, что покойный был любимым внуком Джона Рокфеллера, того самого "нефтяного барона", создателя и владельца знаменитой Standard Oil и самого богатого американца всех времен. И забывали сказать, что Дэвид Рокфеллер был долгие десятилетия едва ли не самым влиятельным бизнесменом США, чье могущество лишь усиливалось от того, что он не был скован теми правилами, условностями и обстоятельствами ведения бизнеса, которые существуют сейчас. 

Дэвид Рокфеллер. Фото: Getty Images

 

Как Рокфеллер стал Рокфеллером

Дэвид Рокфеллер родился 12 июня 1915 года в собственном роддоме. Его родители, Джон Рокфеллер-младший и Эбби Одридж Рокфеллер жили в Нью-Йорке, на Западной 54-й улице. Их девятиэтажный дом был самой большой частной резиденцией в городе, что вполне естественно - Джон-младший был сыном и наследником богатейшего человека в США. В доме кроме прекрасного концертного зала с органом, собственного бассейна (тогда это все-таки было еще новшеством), грандиозного спортзала была и собственная больница с прекрасным родильным отделением. Дэвид был шестым и последним ребенком в семье. И тем не менее едва ли не самым главным. Джон Рокфеллер не скрывал, что именно его любит больше всего и возлагает на него особые надежды. Любовь была взаимной. Дэвид говорил, что никогда не забывал о том, членом какой великой семьи он является. Правда, даже если бы он вдруг и захотел забыть, у него ничего бы не получилось. Не за каждым десятилетним мальчиком, катающимся на роликовых коньках по Пятой авеню, будет ехать лимузин на случай, если мальчик упадет или просто устанет. 

Много позже Дэвид Рокфеллер станет первым из своей семьи, кто напишет автобиографию ("Я оглянулся на свою жизнь и подумал, что она была довольно интересной",- объяснит он свое решение) и в ней расскажет, какое влияние оказала на него и любовь деда. "Вы знаете, он читал нам книги, пел с нами песни, дарил гривенники",- вспоминал он. Собственно, из-за нее и из-за своего желания походить на Джона-старшего, Дэвид не ушел в политику, а стал финансистом, взвалив на себя еще и заботы о финансовом благополучии многочисленных фондов, хранивших деньги всей семьи. Когда Джон Рокфеллер-старший умер, Дэвиду был 21 год, и он страшно переживал потерю. 

Как Рокфеллер стал банкиром

Дэвид окончил, пожалуй, три самых престижных на тот период высших учебных заведения для тех, кто решил связать свою жизнь с финансами и экономикой,- Гарвардский университет, Лондонскую школу экономики и Чикагский университет. Во время учебы он проявил себя либералом и активным сторонником президента-демократа Франклина Делано Рузвельта, что вызвало настоящий скандал в его ультрареспубликанском семействе. Диплом он получил в 1940 году, год поработал секретарем у друга семьи - мэра Нью-Йорка Фьорелло Лагуардии, женился на университетской подружке Маргарет Макграт (она умерла в 1996 году) и в 1942 году отправился на войну. Рядовым он, разумеется, не был, впрочем, не потому, что был Рокфеллером, а потому, что был выпускником сразу двух университетов. Он отучился на офицерских курсах, где заметили его беглый французский и отправили сначала в Северную Африку, а потом и во Францию. В 1945 году, не получив ни одной награды и никак себя не проявив, Дэвид вернулся на родину и занял пост заместителя управляющего Chase National Bank, крупнейшего на тот момент банка в США, да и во всем мире - главным акционером банка был отец Дэвида, Джон Рокфеллер-младший. 

Через 20 лет он уже был президентом банка и человеком, который совершенно трансформировал его, превратив из банка для корпораций (его клиентами были компании, созданные после разделения Standard Oil, и другие крупные американские компании, такие как General Elecric) в международный банк с сотнями отделений и тысячами клиентов. 

Как Рокфеллер помог Манхэттену

Дэвиду Рокфеллеру принадлежит заслуга превращения Манхэттена в центр международного бизнеса. В 1930-х годах семья построила знаменитый Рокфеллер-центр в Манхэттене. Он перенес штаб-квартиру банка на Манхэттен в 1961 году, объединил его со старейшим деловым институтом Соединенных Штатов - Манхэттенской компанией (создана в 1799 году третьим вице-президентом США Аароном Бэрром) и создал знаменитый Chase Manhattan Bank. А еще по его рекомендации была создана Ассоциация развития Нижнего Манхэттена, в которой он стал председателем. Эта организация приняла решение о строительстве Всемирного торгового центра (ВТЦ). Среди тех, кто финансировал проект, был и Chase Manhattan Bank. 

Со строительством ВТЦ связана история, которая как нельзя лучше характеризует могущество Дэвида Рокфеллера. В какой-то момент он понял, что новые небоскребы испортят вид на реку из его кабинета 56-м этаже Рокфеллеровского центра. Он попросил соединить его с губернатором штата Нью-Йорк. Когда через несколько секунд губернатор (и по совместительству родной брат Дэвида Нельсон Рокфеллер) оказался на связи, Дэвид попросил передвинуть место строительства на несколько сотен метров так, чтобы вид из окна был сохранен. Разумеется, его просьба была выполнена. В том, что история не легендарна, а вполне правдива, клянутся многочисленные друзья, помощники и секретари Дэвида Рокфеллера. 

Как Рокфеллер помогал ЦРУ

О связях Дэвида Рокфеллера с Центральным разведывательным управлением ходят легенды. Однако правда гораздо проще. Дэвид Рокфеллер был другом и родственником первого директора ЦРУ Аллена Даллеса еще с тех времен, когда и ЦРУ никакого не было. Они вместе учились в Гарварде. А когда Аллену Даллесу после вступления США во Вторую мировую войну фактически поручили возглавить американскую разведку и наладить связь с британскими союзниками, то все свои операции он вел из офиса, расположенного в Рокфеллеровском центре в Нью-Йорке. Дружба с Даллесом и его братом, Джоном Фостером Даллесом, госсекретарем США во времена президентства Эйзенхауэра, сделали Дэвида Рокфеллера одним из самых информированных людей в США и во всем мире. По личному распоряжению Аллена Даллеса, как настаивают биографы Рокфеллеров, Дэвид получал детальную информацию о всех важных секретных операциях ЦРУ. Это продолжалось и после того, как Аллен Даллес покинул пост директора ЦРУ. К этому времени у Дэвида было в управлении много знакомых и даже друзей. 

Как Дэвид Рокфеллер помог взять заложников

Один из самых драматических эпизодов современной истории Америки - захват иранцами американского посольства в Тегеране после победы исламской революции - произошел буквально из-за Дэвида Рокфеллера. У него был друг Мохаммед Реза Пехлеви, шах Ирана. Когда шаху и его семье пришлось бежать из Ирана после революции, Дэвид Рокфеллер стал одним из самых активных сторонников приглашения Пехлеви в США. Тогдашние американские власти были решительно против, не желая злить и без того настроенные антиамерикански власти Исламской Республики Иран. Под давлением Вашингтона убежище шаху предоставил король Марокко Хассан Второй. Позже из-за ухудшения здоровья (у Пехлеви было онкологическое заболевание) ему пришлось переехать в Мексику. Тем не менее друзья шаха, в том числе и Дэвид Рокфеллер, не успокаивались. Говорят, что после одного из телефонных разговоров с президентом по поводу судьбы шаха, который вел с ним то ли Рокфеллер, то ли еще один старинный друг Пехлеви, Генри Киссинджер, взбешенный Картер разбил телефонную трубку в Овальном кабинете с криком: "Да пошел этот шах в задницу!" 

В итоге президенту пришлось дать разрешение на то, чтобы шах Ирана прибыл в США для лечения, правда, под вымышленным именем. Тайное, впрочем, немедленно стало явным, и дальше все пошло так, как и предупреждали чиновники Госдепа. Сначала власти нового Ирана потребовали от США выдачи шаха, а когда им в этом было отказано, 4 ноября 1979 года штурмовали здание посольства США и захватили в качестве заложников всех находившихся там дипломатов. Кризис с заложниками длился больше года, стал едва ли не главной причиной поражения Картера на выборах и прихода к власти Рональда Рейгана. Сам шах Ирана ко времени освобождения заложников умер в Каире. 

Как мастера культуры и ученые ждали смерти Рокфеллера

В то время когда Дэвид Рокфеллер только начал свою карьеру, банковский бизнес считался уделом джентльменов. Уделом джентльменов была и благотворительность, а точнее, меценатство. И Дэвид Рокфеллер всячески это поддерживал. В конце сороковых он вошел в состав попечительского совета Музея современного искусства в Нью-Йорке, а позже стал его председателем. Он вместе со своим братом Нельсоном выкупил у Гертруды Стайн ее знаменитую коллекцию современного искусства и подарил ее музею. Жемчужины его собственной коллекции - Сезанн, Гоген, Матисс, Пикассо - были переданы музею навечно. Однако все крупные меценаты делятся на два основных типа - тех, кто немедленно дает деньги, как только они у него появляются, и тех, кто оставляет крупные пожертвования в завещании. Дэвид Рокфеллер, притом что он жертвовал значительные средства и при жизни (в 1994 году он передал родному Гарвардскому университету $25 млн, например), принадлежал ко второму типу меценатов. В год своего 90-летия он пообещал Музею современного искусства передавать по $5 млн ежегодно, а после смерти - $100 млн. Еще $100 млн он завещал Рокфеллеровскому университету, столько же - Гарварду. Наконец, $225 млрд получит Фонд братьев Рокфеллер, который он создал вместе с пятью своими братьями.

counter
Комментарии