Региональное урегулирование на Ближнем Востоке выгодно Израилю
Фото: Getty Images
Региональное урегулирование на Ближнем Востоке выгодно Израилю

Ближневосточная реальность последних лет, в дополнение к приходу к власти в Вашингтоне Дональда Трампа, предоставляет государству Израиль редкую возможность инициировать региональное урегулирование, которое приведет к усилению экономической мощи страны, улучшению ситуации в сфере безопасности и ряду других политических преимуществ. 

В ситуации неизвестности, воцарившейся после избрания Трампа на пост президента США, важно найти дополнительные возможности для упрочения безопасности Израиля в долгосрочной перспективе. Две таких возможности можно выделить особо, хотя обе достаточно непросто реализовать: пересмотр отношений между США и Ираном и война с ИГИЛ. Третья возможность касается декларируемого стремления Трапма урегулировать "все конфликты" и "достичь выгодной сделки". 

Назначение зятя Трампа, Джареда Кушнера, посланником на Ближнем Востоке дает редкую возможность оставить в стороне классический американский подход к вопросу ближневосточного урегулирования - стремление заключить мирный договор путем двусторонних переговоров между Израилем и палестинцами - и перейти к региональной концепции урегулирования. Речь идет о пакетной сделке, затрагивающей три главных аспекта: государственно-политический, военный и экономический. 

В течение двадцати последних лет Соединенные Штаты вынуждали израильское руководство идти по одному, бесплодному, как выяснилось, маршруту прямых переговоров между Израилем и ООП. Однако в последние годы на Ближнем Востоке произошли драматические изменения: совместные интересы в сфере безопасности привели к сотрудничеству между Израилем, Саудовской Аравией и США; у России появился стратегический интерес превратить Сирию в один из своих плацдармов в регионе; фундаменталистский террор угрожает существованию Египта, Иордании и государств Персидского Залива; миллионы ближневосточных беженцев устремились в Европу. Все это формирует совершенно новую карту стратегических интересов. В создавшейся ситуации у Израиля появилась редкая возможность выдвинуть политическую инициативу, которая упрочит его военную и экономическую мощь, а также принесет дивиденды в государственно-политической сфере. 

Единственными рамками, в которых можно воспользоваться открывшимися возможностями, являются рамки комплексного регионального урегулирования. Комбинированный процесс нескольких двусторонних переговоров и создание формальных и неформальных политических союзов. У этого процесса есть две цели: 1) изоляция Ирана (президент Трамп иначе видит ситуацию с этой страной, чем его прещшественник), война с террором и возобновленное сближения США с их естественными союзниками на Ближнем Востоке; 2) продвижение переговорного процесса, который базируется не только на уступках палестинцам, но и позволяет Израилю получить кое-что взамен (договоренности в сфере безопасности и экономики с Саудовской Аравией, Иорданией, Египтом и странами Персидского залива). 

В рамках регионального урегулирования партнером Израиля по переговорному процессу является не только глава палестинской администрации Махмуд Аббас, но и президент Египта, саудовский монарх, король Иордании, руководители стран Залива - все это под патронажем Трапма и Путина. Создавшаяся динамика заставит палестинцев сделать выбор между террором, подстрекательством и присоединением к новому региональному порядку, который улучшит их жизнь и позволит им перестать быть заложниками ХАМАС. 

Моти Кристалл, Maariv, Израиль

counter
Comments system Cackle