Больные, умирающие и изнасилованные в американских домах престарелых
Фото: Getty Images
Больные, умирающие и изнасилованные в американских домах престарелых

Некоторые из жертв не могут говорить. Чтобы встать с кровати и передвигаться, им нужны ходунки и инвалидные коляски. Они лишились памяти. Они переезжают в дома престарелых, чтобы там о них заботились. 

Но вместо этого их подвергают сексуальному насилию. 

По всей стране в лечебных учреждениях такого типа творятся невообразимые вещи - беззащитных пожилых людей насилуют и подвергают насильственным действиям сексуального характера люди, которым платят за то, чтобы они за стариками ухаживали. 

Невозможно точно установить, сколько людей стали в этих учреждениях жертвами насилия. Но проведя эксклюзивный анализ данных о состоянии дел в масштабах отдельных штатов и всей страны, и побеседовав с экспертами, представителями контролирующих органов и родственниками жертв насилия, журналисты CNN выяснили, что эта почти не обсуждаемая проблема распространена гораздо шире, чем можно было бы представить. 

Но еще большую тревогу вызывает то, что во многих случаях дома престарелых и курирующие их государственные чиновники почти (или совсем) ничего не делают, чтобы это предотвратить или пресечь. 

Иногда причиной является элементарная - и даже сознательная - халатность. В других случаях сотрудники домов престарелых и администраторы не в состоянии что-либо сделать, чтобы защитить пострадавших, которые не могут вспомнить, что именно с ними произошло, или даже опознать своих насильников. 

В случаях, рассмотренных журналистами CNN, жертвам и их родственникам не удалось чего-либо добиться на протяжении всего разбирательства. Дома престарелых не спешили расследовать происшествия и сообщать о них в полицию из-за нежелания поверить в обвинения - или желания скрыть их. Полиция с самого начала считала эти обвинения сомнительными, отмахиваясь от возможных пострадавших, потому что те страдали потерей памяти или давали путаные показания. И поскольку для того, чтобы признать обоснованность обвинений, необходимо выполнить множество условий, государственные контролирующие органы не увидели закономерности в многочисленных обвинениях в адрес какого-то одного человека, ухаживавшего за пожилыми пациентами. 

Именно из-за этих системных сбоев потерпевшему особенно трудно добиться справедливости - а преступникам еще легче избежать наказания. 

«В свои 83 года, будучи не в состоянии говорить, не в состоянии сопротивляться, она была еще более беззащитной, чем в то время, когда она маленькой девочкой покинула свою родину, спасаясь бегством. По сути, когда ее насиловали, она была беззащитна, как младенец. По ее достоинству, с которым она всегда держалась на протяжении всей своей жизни, и которое и так уже было безжалостно унижено в результате болезни Альцгеймера, этот человек нанес окончательный сокрушительный удар. Я вижу во всем этом трагическую иронию,… то, чего она больше всего боялась, когда была молодой девушкой, спасаясь бегством и покидая родину, случилось с ней в последние годы ее жизни, когда она была наиболее беззащитна». 

Майя Фишер (Maya Fischer) произнесла эти слова в 2015 году, выступая с заявлением в суде во время оглашения приговора санитару, которого признали виновным в изнасиловании ее матери. Сдерживая слезы, Фишер подробно рассказала историю жизни своей матери, вспоминая, как та юной девушкой вместе со своей семьей бежала из Индонезии, чтобы не попасть в руки японских солдат, которые насиловали и убивали молодых девушек. И чтобы несколько десятилетий спустя стать жертвой человека, работа которого состояла в том, чтобы за ней ухаживать. 

18 декабря 2014 года в 4:30 утра санитарка, работавшая вместе с Джорджем Кпингба (George Kpingbah) в медицинском центре Walker Methodist Health Center в Миннеаполисе, увидела его в комнате 83-летней Сони Фишер (Sonja Fischer) лежавшим на пожилой женщине. Там же на кровати лежал ее расстегнутый подгузник. Когда свидетельница заметила, что 76-летний санитар совершает характерные движения, она поняла, что происходит сексуальное насилие. 

В итоге Кпингба признал себя виновным в совершении преступления насильственного сексуального характера третьей степени против психически больного человека или человека, находившегося в беспомощном состоянии, и был приговорен к восьми годам лишения свободы. Во время оглашения приговора судья, обращаясь к Кпингбе с эмоциональной речью, сказала ему, что он не только разрушил жизнь своей жертвы и ее родственников. Он обманул доверие, которое люди оказывают санитарам, имеющим непосредственный доступ к больным и пожилым людям. 

«Вы злоупотребили служебным положением, нашим доверием, - заявила судья Элизабет Каттер (Elizabeth Cutter), вынося приговор. - Ваши действия имеют далеко идущие последствия…. Они отрицательно сказались на всех людях в этом учреждении. На всех, кто находится в этом учреждении. На всех, кто в нем работает. Они затрагивают интересы каждого, кто вынужден отправлять своих близких в дома престарелых». 

Во время судебного заседания Кпингба извинился и сказал, что собирается взять с собой в тюрьму Библию. Его адвокат просил о снисхождении. По его словам, Кпингба сам пережил трудности и испытания как беженец, вынужденный покинуть Либерию после того, как были убиты многие члены его семьи. И, как сказал адвокат, обращаясь к судье, то, что Кпингба совершил свое единственное «варварское преступление», ему совершенно не свойственно. 

Однако согласно судебным материалам, обнаруженным журналистами CNN, прокуратура установила, что расследования в отношении Кпингбы в связи с обвинениями в насильственных действиях сексуального характера проводились не один раз. Как следует из записей в личных делах работников, полученных прокуратурой в ходе расследования и изученных журналистами CNN, Кпингбу трижды отстраняли от работы, когда руководство Walker Methodist расследовало многочисленные обвинения в сексуальном насилии в отношении пациентов центра - в том числе, как минимум, двух инцидентов, в которых он был главным подозреваемым. 

Первая жалоба поступила в 2008 году, когда полиция расследовала заявление, согласно которому он совершил половой акт с 65-летней пациенткой, страдавшей рассеянным склерозом. В другом случае 83-летняя слепая и глухая женщина, которая жила в той же самой части здания, что и мать Майи Фишер, сказала, что ее насиловали несколько раз - причем, каждый раз это происходило в полночь. Полиция расследовала ее заявление всего лишь за семь месяцев до того, как насилию подверглась Соня Фишер. Хотя женщина была не в состоянии опознать насильника, Кпингбу отстранили от работы в медицинском центре - как и нескольких других сотрудников-мужчин, которые дежурили в ночные смены, во время которых якобы происходили случаи насилия. 

Доказательств, подтверждающих обоснованность этих обвинений, ни руководство центра, ни власти штата не нашли. В течение многих лет Кпингба продолжал работать в центре Walker Methodist в ночную смену. До тех пор, пока тем ранним утром в декабре 2014 года его не застали на месте преступления. 

В данном случае департамент здравоохранения штата Миннесота обнаружил, что руководство медицинского учреждения Walker Methodist немедленно приняло меры, чтобы обеспечить безопасность пациентов, и сразу же уволило Кпингбу. Власти штата также отметили, что ранее Кпингба прошел в учреждении необходимую подготовку по профилактике и выявлению признаков насилия. В итоге Walker Methodist к судебной ответственности за недобросовестность и причинение вреда не привлекли, и виновным в совершении насилия был признан только Кпингба. 

Майя Фишер никак не могла знать о предыдущих обвинениях против Кпингбы, о которых узнали журналисты CNN. Но она подала на Кпингбу в суд, и он согласился на необычную сделку, согласно которой он должен был заплатить огромную сумму в 15 миллионов долларов в качестве наказания - если вновь совершит насилие. 

Руководство центра Walker Methodist отказалось комментировать предыдущие обвинения в адрес Кпингбы, проработавшего там около восьми лет, но отметило в своем заявлении, что сотрудничает с властями, и что «заботе и благополучию всех пациентов нашего учреждения мы уделяем самое пристальное внимание». 

Журналисты CNN обратились к родственникам других пациентов, которые до этого сообщали, что подверглись сексуальному насилию в медицинском центре Walker Methodist в то время, когда там работал Кпингба (хотя ни в одном случае его подозреваемым не считали). По их словам, чиновники сразу же отклоняли жалобы пациентов, называя их галлюцинациями или фантазиями. 

«Руководство центра Walker Methodist, разумеется, не приняло необходимых мер, чтобы разобраться с тем, что произошло с моей матерью и другими пациентами, и должно понести наказание,» - заявил сын первой предполагаемой жертвы, узнав от журналистов СNN, что Кпингба осужден за изнасилование. 

По словам сына другой предполагаемой жертвы, которая обвинила неизвестного насильника, он в бешенстве, поскольку ему не сказали, что на одного санитара поступило несколько одинаковых жалоб. Если бы он об этом знал, сказал он, он отнесся бы к заявлению своей матери о сексуальном насилии более серьезно. Но он тогда поверил руководству Walker Methodist. 

В департаменте здравоохранения штата Миннесота журналистам CNN сказали, что законодательство штата запрещает называть имя человека, в отношении которого ведется расследование по обвинению, не подтвержденному доказательствами, вне зависимости от количества заявлений с такими обвинениями. 

Но оба родственника этих двух предполагаемых жертв сексуального насилия также высказали сомнения и в отношении департамента здравоохранения штата. Насколько эффективна его надзорная деятельность, если его работникам было известно о наличии многочисленных сообщений о насилии в центре Walker Methodist, и они все равно не могли вмешаться? 

После более настойчивых расспросов работники департамента сказали журналистам CNN, что доклады поступали в то время, когда документы оформлялись на бумажных носителях, и что они работают над модернизацией системы, надеясь получить возможность «маркировать такие заявления». 

Сексуальное насилие, «поставленное на поток» 

Некоторые записи о предполагаемом совершении сексуального насилия содержатся в судебных материалах, поданных в гражданские и уголовные суды в рамках исков против руководства домов престарелых, интернатов и пансионатов для престарелых и инвалидов, а также их работников. Другие сообщения об инцидентах хранятся в подробных отчетах, собранных комиссиями, занимающимися расследованием преступления в сфере здравоохранения на уровне штата. 

Одна из обитательниц дома престарелых в Северной Каролине, весившая всего 35 килограммов и страдавшая настолько серьезным когнитивным расстройством, что не могла без посторонней помощи выполнять простейшие повседневные задачи, сообщила, что санитар, закрыв дверь, притянул ее голову к себе и принудил ее к оральному половому акту. 

В другом случае санитар изнасиловал пациентку дома престарелых в штате Техас. Он эякулировал в рот и на грудь потерпевшей. Когда он ушел, она, отчаянно пытаясь сохранить хоть какие-то улики преступления, выплюнула сперму в лифчик и хранила его нестиранным в течение трех недель. «Это единственное, что у меня есть», - сказала она позже следователям. 

В штате Айова женщина, которая не могла передвигаться без ходунков и самостоятельно мыться, сообщила, что санитар изнасиловал ее в душе. Но руководство дома престарелых так и не сообщило об этом в соответствующие органы, поскольку этот санитар уехал из страны. 

88-летняя женщина из Калифорнии, в жизни которой был только один мужчина - ее муж, с которым она прожила почти 70 лет, рассказала, что проснулась в своей кровати в доме престарелых и заметила, что ее катетер извлечен, а постель мокрая. Следующее, что она запомнила, был неизвестный санитар, который смотрел на ее обнаженное тело. Как она рассказала полицейским, ей запомнились его слова: «Вот почему я люблю свою работу». Несколько недель спустя женщина пожаловалась на сильные вагинальные боли и «мокнущие волдыри», и впоследствии ей поставили диагноз - неизлечимый генитальный герпес. Личность предполагаемого преступника до сих пор не установлена. 

Наконец, в маленьком городке в Северной Каролине санитар продолжал работать в течение многих лет, несмотря на многочисленные сообщения о якобы имевших место случаях сексуального насилия. Только после того, как одна из медсестер набралась смелости и сообщила о насилии в полицию, его уволили и арестовали. 58-летний Луис Гомес (Luis Gomez) сейчас находится в тюрьме в ожидании суда и настаивает на своей невиновности. 

В большинстве дел, изученных журналистами CNN, насильники действовали в одиночку. Но в некоторых случаях в совершении насилия ими руководило стадное чувство. И жертвами становились не только женщины. 

На протяжении нескольких месяцев группа санитаров дома для престарелых и инвалидов в Калифорнии издевалась и унижала пятерых пациентов, фотографируя их и снимая на видео, чтобы потом показывать другим сотрудникам. Одного потерпевшего - 56-летнего мужчину с ДЦП - заставляли расхаживать голышом. Другому - пожилому мужчине с параличом, который с трудом говорил - сильно сжимали соски и пенис, а также заставляли поедать фекалии из собственного подгузника. Он очень боялся, что обидчики убьют его. Хотя санитаров и лишили сертификатов о квалификации, в результате расследования, проведенного обществом защиты прав инвалидов штата Калифорния, выяснилось, что многие из них так и не предстали перед судом. 

Еще одна группа молодых санитарок в городке Альберт-Ли, штат Миннесота, подвергали издевательствам как минимум 15 мужчин и женщин, многие из которых страдали болезнью Альцгеймера. Санитарки били, толкали и щупали пациентов, хватали за грудь. Одному из пациентов они вставляли пальцы в задний проход. Они хватали своих подопечных за промежность и смеялись. Одна санитарка спустила труся и села пациентке на колени - имитируя совокупление и грубо тиская ее. «По правде говоря, я был возмущен этой грубостью и полнейшим пренебрежением, неуважением к человеческому достоинству», - сказал впоследствии судья. Две мучительницы, которым на тот момент было по 18 лет, и которых суд признал виновными в хулиганском поведении медперсонала, отсидели в тюрьме по 42 дня. Другие молодые санитарки предстали перед судом по делам несовершеннолетних и никаких тюремных сроков не получили. 

Проблема не изучена 

Несмотря на длинный перечень издевательств и насильственных действий, подробно описанных в отчетах правительственных служб, исчерпывающих данных, отражающих общее количество случаев преступлений сексуального характера, зарегистрированных в медицинских учреждениях, в которых содержатся пожилые люди, в масштабах все страны пока нет. 

Комиссии по расследованию нарушений в системе здравоохранения рассматривают все злоупотребления, зарегистрированные в домах престарелых и интернатах для престарелых и инвалидов, информация о которых поступает в виде отчетов из самих учреждений или в виде жалоб в адрес властей штата от свидетелей, родственников или самих потерпевших. Что касается домов престарелых, эти расследования, а также регулярные проверки проводят, как правило, власти штатов от имени федеральных центров Medicare и Medicaid Services, которые контролируют более 15 тысяч домов престарелых, получающих государственные компенсации по уходу за многими пожилыми пациентами. Как учреждения здравоохранения, находящихся в ведении штатов, так и учреждения федерального подчинения затем используют эту информацию для оценки и составления рейтинга, а также назначения штрафов злостным нарушителям. 

Журналисты CNN провели опрос среди департаментов здравоохранения и других организаций, осуществляющих надзор за медицинскими учреждениями по оказанию долгосрочного ухода во всех 50 штатах. В тех штатах, которые смогли предоставить хоть какие-то данные, результаты опроса существенно различаются. 

Например, как показал опрос в штате Иллинойс, с 2013 года было зарегистрировано 386 заявлений от пациентов домов престарелых о насилии сексуального характера, при этом в 201 из заявленных случаев насилие совершали санитары. На Гавайях в период с 2011 по 2015 годы было рассмотрено восемь заявлений о сексуальном насилии, и в пяти случаях фигурировали санитары. Когда же власти штатов проводили дальнейший анализ, чтобы определить какое количество обвинений оказались обоснованными, результаты показали, что очень часто обвинения остаются недоказанными. И объясняется это либо тем, что необходимостью преодолевать серьезные препятствия, связанные преклонным возрастом потерпевших, либо тем, что доказательства уничтожались, либо отсутствием заинтересованности руководства домов престарелых и контролирующих органов в проведении расследований. 

Из 386 обвинений в штате Иллинойс обоснованными были признаны 59. А в Техасе из 251 жалобы на сексуальное насилие в 2015 финансовом году доказательства были получены только в 11 случаев. По результатам опроса, проведенного в штате Висконсин, за последние пять лет ни по одному из заявленных случаев сексуального насилия доказательств найти не удалось. 

Но в большинстве штатов власти не могут сказать, как часто в расследовании насильственных действий фигурировали случаи именно сексуального насилия, и специалисты часто утверждают, что обвинения в сексуальном насилии не выделяются в отдельную группу, а рассматриваются вместе с другими видами насилия. 

И на федеральном уровне специального отслеживания всех обвинений в насилии сексуального характера власти не проводят. 

В соответствии с федеральными данными, предоставленными Агентством по социальному обслуживанию людей, проживающих в специальных медицинских учреждениях, за период с 2000 года в учреждениях по оказанию долгосрочного ухода (к которым относятся дома престарелых и интернаты/пансионаты для престарелых и инвалидов) было зарегистрировано более 16 тысяч жалоб по поводу сексуального насилия. Но представители агентства предупредили, что эта цифра не включает все случаи - а только те из них, в которых определенное участие в рассмотрении жалоб принимали омбудсмены по правам нуждающихся в долгосрочном уходе (выступающие в качестве адвокатов лиц, проживающих в домах престарелых, интернатах и т.п.). 

В центрах, работающих по программам Medicare и Medicaid, заявления о насильственных действиях сексуального характера включаются в общую группу, содержащую все виды нарушений закона - например, физическое насилие или финансовые злоупотребления. По словам представителей агентств, это объясняется тем, что они относятся серьезно ко всем видам правонарушений. По просьбе журналистов CNN агентство провело специализированный поиск, используя ключевые слова, имеющие отношения к сексу. Но поскольку не каждый случай насилия имел сексуальный характер, журналистам CNN пришлось рассматривать каждый случай отдельно, чтобы отфильтровать все посторонние ссылки. 

Как следует из отчетов, в период с 2010 по 2015 годы 226 домов престарелых были оштрафованы за то, что они не смогли защитить пациентов от насильственных действий, которые были подтверждены и квалифицированы, как сексуальное насилие. При этом примерно в 60% случаев были назначены штрафы на общую сумму более 9 миллионов долларов - хотя в финансировании по программам Medicare и Medicaid было навсегда отказано лишь 16 учреждениям. (Поскольку федеральные власти контролируют только дома престарелых, в этот анализ не были включены интернаты и пансионаты для проживания престарелых людей). 

Но эти статистические данные позволяют оценить ситуацию лишь в незначительной степени, поскольку в них не представлены многие случаи, когда на дома престарелых налагаются штрафы за ненадлежащие действия при рассмотрении жалоб, связанных с сексуальным насилием - от неграмотного проведения расследования до сокрытия фактов. 

Используя отчеты по результатам проверок за период с 2013 по 2016 годы и подобный поиск по ключевым словам («секс» и т.д.), журналисты CNN провели собственный детальный анализ. 

В результате журналисты CNN самостоятельно установили, что федеральные власти за этот период оштрафовали более тысячи домов престарелых за то, что их руководство ненадлежащим образом рассматривало или не предотвратило предполагаемые случаи изнасилования, посягательств сексуального характера или принуждения к сексу в своих учреждениях. (Сюда включены и некоторые случаи, информация о которых была предоставлена центрами, работающими в рамках программ Medicare и Medicaid). За тот период около 100 из этих учреждений штрафовались неоднократно. 

Жалобы и заявления, которые не являются основанием для наложения штрафа, и которые власти называют «неполноценными», в такие отчеты Medicare не включаются. Кроме того, как показывают исследования, проводимые в общенациональном масштабе, многие жертвы изнасилования, как правило, не сообщают о совершенных над ними насильственных действиях. Так что эти цифры, вероятно, представляют лишь часть предполагаемых случаев сексуального насилия в домах престарелых по всей стране. 

По крайней мере, в 25% рассмотренных случаев насильственные действия сексуального характера были совершены санитарами, медбратьями/медсестрами и другими работниками домов престарелых и лишь малая доля - посетителями учреждения (включая членов семьи) или неизвестными лицами. И хотя в большинстве случаев сообщения касались сексуального насилия, совершаемого одними пациентами в отношении других, обвинения в адрес санитаров и других работников учреждений, как правило, гораздо более серьезны и связаны с такими действиями, как принуждение к половому сношению, оральный секс, проникновение пальцами и другими формами сексуального насилия. 

Описание случаев насильственных действий, приведенных в этих докладах, вызывают неоднозначную реакцию - от чувства досады, жалости до отвращения. 

Один из санитаров признался, что мочился в душе, когда там была его подопечная, показывал ей свой эрегированный член, целовал ее, а затем предупредил, чтобы она никому не рассказывала. Медсестра случайно услышала разговор двух санитаров о том, как кто-то сел пациенту на колени и исполнил эротический танец, в результате чего пациент эякулировал. Был случай, когда обнаружили женщину, которая, давясь и задыхаясь, пыталась отбиться от пациента, пенис которого был у нее во рту. А однажды посетители, пришедшие к своей близкой родственнице (к которой была подключена система зондового питания), посмотрели видеозапись, снятую на камеру, спрятанную в комнате в мягкой игрушке, и увидели, что санитар неоднократно ее насиловал. 

Анализ, поведенный журналистами CNN показал, что причиной проблемы во многом являются сами дома престарелых. Более 500 учреждений были оштрафованы за то, что не проводили тщательного расследования случаев сексуального насилия и не сообщали о них властям, либо не проводили надлежащей проверки лиц при приеме на работу не предмет того, не были ли те замечены в совершения насилия в прошлом. Один директор дома престарелых сказал инспектору, что «если бы его учреждение сообщало обо всех инцидентах и жалобах, их было бы очень много, и надзорным органам штата этого тоже не хотелось бы». 

А поскольку инциденты и жалобы должным образом не расследуются, либо о них не сообщают в соответствующие органы, трудно определить, сколько из предполагаемых случаев сексуального насилия были доказаны и стали поводом для возбуждения уголовного дела. Но зарегистрировано, по крайней мере, несколько сотен случаев, когда насильники признались сами, или когда информация была получена от свидетелей насилия. 

На фоне сообщений о насильственных действиях сексуального характера были зарегистрированы сотни показаний, описывающих тот хаос, который творится в таких учреждениях: 

Там пациенты забираются в постели других пациентов, а также воруют друг у друга еду. Бегают, как сумасшедшие, по коридорам. Направляют на людей ножи и другие подобные предметы. Страдают галлюцинациями - им кажется, что из головы выползают змеи, а за занавесками прячутся маленькие мальчики. Мочатся в корзины для мусора. Пьют и употребляют наркотики. Засыпают в ванне. Воруют ходунки. Душат людей и нападают на них с кулаками, бьют деталями от кресел-каталок. Убегают, выбравшись через окна. Пьют лосьон и средство для чистки плит. 

Такая сложная и неблагоприятная обстановка отчасти является причиной того, что серьезные случаи сексуального насилия могут остаться не замеченными. 

Неконтролируемая «эпидемия» 

Об этом редко говорят, но сексуальное насилие именно в тех учреждениях, в задачу которых входит обеспечение ухода за пожилыми людьми, является давней проблемой - подобные случаи происходили и десятки лет назад. 

Это происходит по всей стране. В городах, в пригородах и в сельской местности. В домах престарелых, где содержатся малоимущие, на которых распространяется программа Medicaid. А также в центрах, за пребывание в которых люди платят тысячи долларов из собственных сбережений. Владельцами этих учреждений являются огромные корпорации и региональные сети, а также некоммерческие организации и небольшие семейные фирмы. 

И эта проблема становится все более актуальной, поскольку численность «пожилого населения» растет, и по прогнозам в период с 2010 по 2050 годы количество американцев в возрасте старше 65 лет увеличится более чем в два раза. 

Однако такие учреждения, в которых в настоящее время проживает более миллиона пожилых граждан, как правило, платят санитарам низкие зарплаты (примерно 11-12 долларов в час), поэтому привлечь на эту работу квалифицированных специалистов и обеспечить им условия, чтобы они не увольнялись, довольно трудно. И зачастую в самое опасное время суток - в ночную смену - работников, следящих за порядком в учреждении, бывает мало. 

Насилие является «эпидемией» - говорит Марк Козерадски (Mark Kosieradzki), адвокат из Миннесоты, который представляет интересы некоторых потерпевших и их семей - в том числе и Майи Фишер, женщины, которая рассказала в суде об изнасиловании своей матери. «Хищники считают пожилых пациентов легкой добычей. Эти пациенты часто страдают слабоумием. Они не могут сказать, что произошло, или же им не верят, поскольку многие люди не считают возможным, чтобы 28-летний санитар захотел изнасиловать чью-то бабушку». 

Козерадски и другие эксперты, которые защищают интересы пожилых людей, говорят, что в штатах и по всей стране действуют суровые законы, согласно которым регистрация и расследование случаев насилия являются обязательными. Проблема, по их словам, заключается в том, что в домах престарелых эти законы не всегда соблюдаются. И хотя федеральные чиновники и представители властей штатов заявили журналистам CNN, что контролирующие органы активно расследуют жалобы и привлекают руководство домов престарелых к ответственности, критики утверждают, что контроль над их исполнением недостаточно жесткий. И зачастую расследования, проводимые самими учреждениями и чиновниками штатов, в лучшем случае, носят поверхностный характер - они не столь тщательны и не предусматривают каких-либо сложных действий, необходимых для сбора доказательств и обоснования обвинений. 

Многие работники домов престарелых своевременно сообщают властям о фактах насилия, как того требует федеральный закон, и оказывают содействие в расследованиях. Но в многочисленных случаях применения сексуального насилия, раскрытых журналистами CNN, руководство самих домов престарелых не приняло мер для того, чтобы пресечь такие насильственные действия, как жестокое изнасилование и принуждение к сексу. 

В этих учреждениях жалобы и обвинения обычно подвергают сомнению или отвергают, поскольку потерпевшие страдают когнитивными расстройствами вроде болезни Альцгеймера. Работники зачастую не имеют специальной подготовки, необходимой для того, чтобы распознать признаки сексуального насилия, из-за чего информация о сексуальном насилии не доходит до соответствующих инстанций. Кроме того, не исключено, что главным для руководства являются репутация и беспроблемное существование их учреждения - руководители часто опасаются, что с появлением следователей в учреждении, испытывающем финансовые трудности, могут быть выявлены и другие проблемы, что создает риск закрытия дома престарелых или начала дорогостоящих судебных тяжб. 

Но самое страшное во всем этом - те руководители и сотрудники, которые активно препятствуют расследованиям. 

«Бывают некоторые ситуации, когда они не понимают, что это произошло, и они не хотят в это верить. Они просто не понимают этого - говорит Энн Берджесс (Ann Burgess), известная медсестра и преподаватель сестринского дела в Бостонском колледже, занимающаяся вопросами оценки состояния и лечения пожилых людей, ставших жертвами сексуального насилия. - Бывают и другие случаи, когда они пытаются скрыть это…. Они обвиняют жертву». 

В одном учреждении в штате Колорадо - в медицинском реабилитационном центре для престарелых и инвалидов в Брумфильде (Broomfield Skilled Nursing & Rehabilitation Center) - санитара Антонио Ньето (Antonio Nieto) уже обвинили в изнасиловании одной женщины прямо в ее постели, когда поступило заявление от другой женщины. В прокуратуре заявляют, что руководство центра позволило Ньето вернуться к работе после того, как он предположительно совершил первое сексуальное насилие, поскольку оно сочло, что заявление пациентки «ничем не обосновано». После первого инцидента в центре сменилось руководство, и по его словам, санитару Ньето разрешили вернуться к работе только после того, как в полиции сказали, что расследование зашло в тупик, и, вероятнее всего, уголовное обвинение предъявлено не будет. 

После того как появилась другая жертва, его уволили. В итоге Ньето приговорили к 24 годам тюремного заключения. Центр в Брумфильде заплатил 51837 долларов штрафа - мизерную сумму по сравнению с теми миллионами, которые он получил в качестве ежегодных государственных компенсаций по уходу за пациентами. 

Когда в прошлом году был арестован повар интерната для престарелых Beau Provence Memory Care в штате Луизиана за якобы имевшее место изнасилование 78-летней пациентки, директор учреждения Джули Генри (Julie Henry) сразу же выступила в местных СМИ с эмоциональным заявлением, сказав, что руководство и работники «шокированы и разочарованы». Но вскоре после этого Генри была арестована, по обвинению в том, что разработала сложный план для сокрытия это случая сексуального насилия. По данным полиции, она пыталась помешать следствию, приказав сотрудникам не сообщить о случившемся. Она попросила сотрудников интерната передавать ей все доказательства, которые она затем якобы уничтожила. Повару Джерри Кану (Jerry Kan) предъявили обвинение в совершении изнасилования первой степени, но он не признает себя виновным. Дело не прекращено, и его адвокат от комментариев отказался. 

Директору Генри официального обвинения не предъявили, и ее дело находится на рассмотрении. По словам ее адвоката, он уверен, что в результате дальнейшего расследования Генри освободят. «Пациент и повар Кан первоначально отрицали случившееся, введя всех в заблуждение и дав повод усомниться в том, что инцидент имел место. Когда же стало известно, что инцидент все-таки был, г-жа Генри начала сотрудничать с полицией и продолжает это делать» - сообщил он в электронном письме. Представители интерната заявили, что взаимодействуют с полицией и с департаментом здравоохранения штата, чтобы «проверить факты, лежащие в основе этих обвинений», однако при этом они отметили, что не могут комментировать то, как идет расследование. 

Даже в домах престарелых, где не было обвинений в организованном укрывательстве, документы, изученные журналистами CNN, показали, что улики сохранены не были. Например, пациента, который заявлял о насилии, отправляли в душ, или улики на месте преступления могли уничтожаться - простыни отдавали в стирку. В результате возможные доказательства в виде результатов анализа ДНК были потеряны. 

В Миннесоте чиновники передали 89-летнюю пациентку дома престарелых Edgewood Vista в психиатрическое отделение местной больницы после того, как она сообщила, что ее изнасиловали. 28-летний сертифицированный санитар Андрю Мервски (Andrew Merzwski) признался, что имел половое сношение с пациенткой, но заявил, что это произошло по обоюдному согласию. Директор дома престарелых поверил ему и обвинил в случившемся жертву (страдавшую старческим слабоумием), сказав осматривавшей потерпевшую медсестре-эксперту по работе с жертвами изнасилования, что пациентка всегда «кокетничает». 

«Она (до этого) жаловалась на обстановку в доме престарелых, и ее заперли в комнате, - рассказала журналистам CNN медсестра-эксперт Тереза Флесвиг (Theresa Flesvig). - Она чувствовала себя как в тюрьме. Ей казалось, что ее наказывают». Экспертизу на предмет ее изнасилования провели почти через неделю после предполагаемого нападения. По словам Флесвиг, она обнаружила явные физические следы насилия - один из самых больших разрывов влагалища, которые ей когда-либо приходилось видеть. Мервски признал себя виновным в совершении сексуального преступления и в 2014 году был приговорен к 53 месяцам тюремного заключения, а чиновника, который его защищал, власти штата подвергли дисциплинарному наказанию. Адвокат Мервски от комментариев отказался. 

Руководство дома престарелых заявило, что не может подробно комментировать это дело, сославшись на соображения конфиденциальности, но все-таки признало, что чиновники извлекли уроки из произошедшего. «Мы поняли, что не были не готовы к такого рода вещам, - говорит Майкл Джонсон (Michael Johnson), руководитель отдела среднего медперсонала Edgewood Management Group. - Нам надо было работать лучше». 

Иногда полиция и следователи штата также не принимают жалобы всерьез. В одном случае в полицейском отчете, изученном журналистами CNN, цитируется заявление официального лица, в котором в качестве основания для отказа всерьез заниматься жалобой потерпевшей указано то, что она является «фанаткой сериала „Закон и порядок″». «Похоже, галлюцинации, так или иначе, связаны с эпизодами сериала, - пишет офицер. В результате никого не задержали, анализ биологических материалов для доказательства изнасилования сделан не был, и дело было закрыто. 

«В данном деле „потерпевшая″ уже делала подобные заявления в отношении подозреваемых, которых не существуют, и которые физически не в состоянии совершить действия, в которых она их обвиняет, - написано в заявлении департамента полиции, направленном журналистам CNN. - „Потерпевшая″ страдает психическим заболеванием и галлюцинации, ее высказывания являются противоречивыми и необоснованными». 

В деле с санитаром Кпингба в Миннесоте следователь штата написал, что первая предполагаемая жертва «уже давно и неоднократно необоснованно обвиняла мужчин-санитаров в неприемлемом сексуальном поведении» и «сексуальной распущенности и нарушении границ дозволенного». Когда журналисты CNN показали этот доклад сыну жертвы, он сказал, что приведенная характеристика не соответствует действительности. 

Отвечая на вопрос журналистов CNN на эту тему, представитель департамента здравоохранения штата Миннесота заявил, что эти заявления были восприняты серьезно, и по ним были проведены расследования. «По прошествии времени и в соответствии с действующей практикой написания отчетов департамент выражает сожаление по поводу формулировки в указанном заявлении и просит прощения у семьи за это бестактное заявление», - сказали в агентстве. 

Хотя насильники вроде Кпингбы оказались в результате своих преступлений за решеткой, многим обвинения так и не предъявлены. 

Согласно исследованию, проведенному среди людей пожилого возраста при финансовой поддержке Национального института правосудия, чем старше жертва, тем меньше вероятность того, что преступник будет осужден за сексуальное насилие. И еще меньше вероятность того, что жертвы, жившие в домах престарелых, дождутся, когда их насильникам предъявят обвинения, и их признают виновными. 

Более того, жертвы, страдающие старческим слабоумием и другими заболеваниями, часто считаются настолько ненадежными свидетелями, что даже те дела, в которых преступник признается в совершении преступления, могут заканчиваться тем, что их отказываются рассматривать, либо подсудимый почти не несет наказания. Именно так произошло в случае с Уолтером Мартинесом (Walter Martinez), санитаром из Сент-Луиса, который написал заявление об увольнении и в нем признался в совершении сексуального насилия в отношении двух пожилых пациенток. Он должен был предстать перед судом по обвинению в изнасиловании, и ему грозил многолетний тюремный срок. В итоге Мартинес получил два года условно после того, как предполагаемые жертвы умерли или их деменция приняла настолько серьезную форму, что они были не в состоянии давать показания. 

Его адвокат рассказал журналистам CNN, что, несмотря на заявление об увольнении, Мартинес так и не признал своей вины в совершении действий, за которые ему было предъявлено обвинение, и готов защищаться в суде. «Г-н Мартинес обратился за психологической помощью, получил консультацию и признал, что при выполнении своих обычных должностных обязанностей у него были мысли сексуального характера. Из-за этих мыслей он испытывал сильное чувство вины и именно тогда в своем заявлении об увольнении он использовал термин „сексуальное насилие″», - объяснил адвокат в электронном письме. 

В случае с женщиной из Техаса, которая в течение нескольких недель хранила свой бюстгальтер в качестве доказательства, подозреваемый был арестован и обвинен в якобы имевшем место изнасиловании. Но, как следует из судебных материалов, прокуроры не смогли сохранить доказательства и показания предполагаемой жертвы. В прошлом году дело было прекращено, несмотря на то, что генетическая экспертиза биологического материала, сохранившегося в бюстгальтере, и материала, взятого у обвиняемого, показала совпадение ДНК. В лаборатории говорят, что вероятность того, что ДНК может принадлежать другому лицу, составляет менее 1:983 триллионов. 

Даже те дома престарелых, которые активно препятствуют расследованию или скрывают случаи насилия, часто отделываются минимальным взысканием. Подавляющее большинство домов престарелых, по которым в отчетах контролирующих органов зафиксированы ужасные факты, по-прежнему работают, принимая новых пациентов. 

«Насколько сложно их закрыть? Практически невозможно, - говорит штатный юрист некоммерческой организации California Advocates for Nursing Home Reform, выступающей за реформу системы обеспечения ухода за престарелыми Тони Чикотел (Tony Chicotel). - Закрытие дома престарелых - самый страшный кошмар для контролирующих органов штатов, потому что обитателям этих учреждений зачастую просто некуда деться». 

Так что вместо этого, контролирующие органы штатов взимают штрафы и прекращают платежи по программам Medicare и Medicaid в надежде привести эти дома престарелых в соответствие. Но даже в случае наложения штрафов (которые, по словам представителей центров Medicare и Medicaid, должны заставить эти учреждения устранить данную проблему как можно скорее), штрафы эти зачастую поразительно малы. 

Когда дом престарелых в Техасе не принял надлежащих мер после того, как пожилого мужчину, по его словам, изнасиловали и накачали наркотиками, власти наказали учреждение, назначив ему штраф на сумму 116,5 тысяч долларов и временно приостановили выплату ему компенсации расходов по уходу за новыми пациентами. Но штраф был, в конечном счете, сокращен почти наполовину по причине «финансовых трудностей», с которыми столкнулся дом престарелых. Да и приостановка государственных компенсаций длилась всего 11 дней. 

Дом престарелых в Калифорнии - руководство которого позволило аттестованному медбрату работать нескольких недель, несмотря на сообщения, что он неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера в отношении пациентки (целовал и гладил ее грудь) - был оштрафован властями штата на сумму 22 тысячи долларов. 

Есть еще и дом престарелых Walker Methodist в штате Миннесота, где 83-летняя Соня Фишер стала жертвой как раз того сексуального насилия, от которого она спасалась много лет назад. Здесь ее изнасиловал работник дома престарелых, руководство которого знало, что этого человека нескольких лет назад обвиняли в совершении сексуального насилия. 

«Она была не в состоянии говорить, не могла двигаться - рассказала ее дочь Майя всего лишь через несколько недель после смерти матери в прошлом году. - Она не могла даже закричать, когда это с ней происходило». 

Дом престарелых, в котором ее изнасиловали, не понес никакого наказания вообще. 

Блейк Эллис (Blake Ellis), Мелани Хикен (Melanie Hicken), CNN, США

counter
Комментарии