Дома престарелых: кто виноват и что делать
Фото: Shutterstock.com
Дома престарелых: кто виноват и что делать

Дома престарелых приватизированы, их руководство не заинтересовано в благополучии жильцов, а только в том, чтобы заведение приносило экономическую прибыль. В результате - жесткая экономия на персонале: количестве ставок, зарплате и условиях. По сути, в дом престарелых может устроиться работать кто угодно, для этого не нужны абсолютно никакие рекомендации, образование - вообще ничего. Речь идет о чрезвычайно тяжелой работе, выматывающей как физически, так и морально... И в результате - все это попадает в криминальные новости. 

А скажите, вы тоже думаете, что такого происходит в домах престарелых в нашем еврейском государстве, что они уже попадают в криминальные новости? А кто-то уже нашел ответ. Михаэль Пуа опубликовал на сайте "Сругим" ("Вязаные кипы") статью о том, что докатились мы до жизни такой - из-за геев с лесбиянками вкупе. Да, именно мировоззрение геев виновато в преступлениях, совершенных в хайфском доме престарелых. 

Это, конечно, прелестно. Геям уже надоело быть виноватыми в землетрясениях и других катаклизмах, а хайфский дом престарелых - это что-то новенькое. 

А если серьезно, то давайте же разберем ситуацию с домами престарелых в государстве Израиль, и поймем, что делать и кто виноват. 

Незадолго до того, как преступления работников хайфского дома престарелых потрясли всю страну, газета "Едиот Ахронот" и сайт Ynet опубликовали серьезное журналистское расследование: корреспондент Ариэла Штернбах под видом волонтерки проникла в дома престарелых в центре, Иерусалиме, на Севере и на Юге, и увидела, услышала и записала на скрытую камеру много такого, что показывает: хайфские преступники не исключение, а практически правило. Почти во всех домах престарелых - Штернбах побывала в 16 таких заведениях - жильцы жаловались журналистке на жестокое обращение кого-либо из персонала. При этом они просили "не выдавать их", так как боятся быть наказанными за свои жалобы. 

Расследование также сообщает о различных практиках, которые можно классифицировать как жестокость, к примеру, жесткое привязывание престарелых к креслам и кроватям. В расследовании подчеркивается, что персонал поступает так в рамках обычной рутины заведения. 

По мнению Штернбах, у этой ужасной ситуации немало причин, первая из которых - дома престарелых приватизированы, их руководство не заинтересовано в благополучии жильцов, а только в том, чтобы заведение приносило экономическую прибыль. В результате - жесткая экономия на персонале: количестве ставок, зарплате и условиях. По сути, в дом престарелых может устроиться работать кто угодно, для этого не нужны абсолютно никакие рекомендации, образование - вообще ничего. Речь идет о чрезвычайно тяжелой работе, выматывающей как физически, так и морально, что известно всем, у кого дома когда-либо жил бабушка или дедушка, требующие постоянного ухода. Как правило, на нее идут либо ангелы, либо те, кому в принципе абсолютно все "по барабану". 

Достаточно легко представить, как в общем неплохой, но равнодушный человек через несколько лет адовой плохо оплачиваемой работы начнет вымещать злость на тех, кто не может сопротивляться и дать сдачи. Еще легче представить, какое богатое поле деятельности в таких условиях существует для тех, кто изначально имел преступные или садистские наклонности. 

В старости бедные и богатые отличаются еще больше, чем когда-либо. Богатые могут позволить себе круглосуточную сиделку или то, что называется "элитными заведениями для престарелых", где количество персонала и его отношение совсем другое. Остальные довольствуются тем, что есть. То есть тем, что показала скрытая камера Штернбах: привязывания, запущенность, иногда - окрики, грубое обращение. Это в лучшем случае. В худшем мы имеем то, что сообщили нам в новостях про хайфский дом престарелых. 

Показательно, что даже те из жильцов, у которых есть родственники, навещающие их достаточно часто, жалуются на плохое обращение. Что говорить о тех, у кого нет родственников, или они не поддерживают с ними отношений? Или о тех, кто по состоянию здоровья, физического или душевного, уже не могут даже рассказать о том, как с ними обращаются? 

После того, как вскрылись ужасающие подробности хайфской истории, министр здравоохранения Лицман вспомнил, что хорошо бы установить в домах престарелых скрытые камеры. Хочется посоветовать министру установить также четкую квоту минимального количества работников на энное количество жильцов, а также минимальные требования к качеству работников. К примеру, обязать всех санитаров оканчивать курсы, где будут, с одной стороны, фильтровать явных психопатов и т.д., а с другой - обучать в том числе основам сестринского дела, и совсем немного геронтологии и психологии. Затем на местах работы должны требовать от претендента сертификат об окончании таких курсов и рекомендации. В то же время, министерство должно установить достаточно высокую минимальную зарплату для таких учреждений, в том числе денежные бонусы тем работникам, которых хвалят пациенты и их родные - и, возможно, субсидировать эту меру из государственного бюджета. 

Кроме того, в одной из скандинавских стран существует закон, по которому человек получает скидку на налоги, если живет на расстоянии менее чем 2 километров от своих престарелых родственников. Почему подобных законов нет в нашем государстве? Конечно, люди не отдаляются от родных только по материальным причинам, но одна из проблем нашего общества - люди среднего класса и среднего возраста должны пахать как проклятые, чтобы содержать семьи, и у нас зачастую не остается ни сил, ни времени ни на что другое, что прежде всего плохо сказывается на детях и стариках. Кому будет хуже, если дети или внуки заплатят чуть меньше налога, и получат чуть больше "воздуха", чтобы иметь возможность больше помогать родителям и родственникам? Ведь для родителей младенцев такая скидка в законе обозначена, а старики, в общем-то, требуют не меньше ухода… 

И последнее: одна из причин, почему в домах престарелых все так плохо, это равнодушие общества. Люди не хотят видеть эту реальность, они делают все, чтобы отвернуться от нее. Это парадоксально, потому что она касается абсолютно всех - ведь у всех есть пожилые родственники, и мало кто реально способен выхаживать дома несамостоятельного старика. Многие из русскоязычных также не могут позволить себе нанять для родителей круглосуточную сиделку, да и не в любом состоянии человек может продолжать жить в своем обычном доме, даже если с ним живет сиделка. Иными словами, дома престарелых это будущее многих из нас, это будущее членов наших семей, и мы не хотим об этом думать. Поэтому и отворачиваемся, пока новости не обрушат на нас что-либо совсем вопиющее, как и случилось на этой неделе… 

Но страусиная политика до добра не доводит. Если мы не начнем активно интересоваться темой, если пресса не видит интереса и рейтинга и не направляет "прожектор" на происходящее в заведениях для престарелых - все будет только усугубляться, ведь продолжительность жизни растет, социальный разрыв между бедными и богатыми все глубже с каждым годом, и в домах престарелых будет все больше жильцов, которые не могут оплатить себе достойную старость.

counter
Comments system Cackle