Демьянова уха по рецепту Трампа
Фото: Getty Images
Демьянова уха по рецепту Трампа

Я не спешил комментировать выступления Трампа и Нетаниягу в Вашингтоне. Прозвучавшие декларации были не очень конкретными, и хотелось подождать хоть неделю: вдруг всплывут подробности каких-то сенсационных договоренностей. Но продолжения щедрых предвыборных обещаний Трампа пока не видно. Можно ли считать, что главный результат визита Нетаниягу в США – небывалое потепление тона американского президента? 

Складывается впечатление, что это и есть важнейший итог первой встречи Нетаниягу с Трампом: ни один израильский премьер-министр не мог похвастать, что его так обласкали в Белом доме. По мне - так даже чересчур. В Израиле обращение «Биби» звучит слегка фамильярно, тем более хотелось бы, чтобы американский президент соблюдал дистанцию. А что услышали из уст Трампа израильтяне, многие из которых поверили, что новый президент станет ангелом-хранителем нашей страны? 

Трамп небрежно бросил, что его не интересует, будут созданы два государства для двух народов или одно. Об этом, по его словам, Израиль сам должен договариваться со своими партнерами – пусть только в итоге восторжествует мир! 

Насчет еврейских поселений на территориях американский президент высказывается просто: это не препятствие для переговоров, но не способствует достижению мира.

Израиль потрясло до основания предвыборное заявление Трампа о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. На совместной пресс-конференции в Вашингтоне он к этому вопросу не возвращался. 

Таким образом, надежды на обнародование после президентских выборов грандиозной произраильской программы Трампа пока не оправдываются. Возможно, у него еще не сложилась концепция урегулирования ближневосточного конфликта. Но скорее всего постепенное ознакомление Трампа с ситуацией в нашем регионе заставит его вспомнить, что кроме Израиля здесь расположены и другие страны, которые Америка не может оттолкнуть в зону влияния путинской России. 

В сущности, «концепция» у Трампа есть: Израиль должен прийти к миру с арабскими государствами, а Америка не намерена навязывать ему модель урегулирования и не позволит стращать его антиизраильскими резолюциями ООН. Короче говоря, США будут гарантом безопасности Израиля, но не видят необходимости курировать, как прежде, двусторонние израильско-палестинские переговоры и различные международные форумы, посвященные мирному процессу. Казалось бы, о более благоприятном политическом климате Израиль не мог мечтать. Почему же после восьми лет бесцеремонного прессинга со стороны Обамы Нетаниягу не выказывает радости по поводу избавления от американской опеки? 

В своей предыдущей статье о перспективах израильско-американских отношений при Трампе я писал:

«...Самые важные для Израиля стратегические проблемы Трамп за нас не решит! ...Дело даже не в детских надеждах на невиданное изменение курса США на Ближнем Востоке в пользу Израиля, а в том, что нельзя ставить будущее еврейского государства в зависимость от доброй воли одного человека – пусть и руководителя самой сильной мировой державы... Позиция Америки очень много значит для нас. Но мы сами должны решить, какой мы хотим видеть нашу страну и готовы ли стоять до конца ради материализации своего вИдения. Никто за нас этого не сделает». 

Думать надо о будущем, а политика Израиля пробуксовывает в настоящем. Премьер-министр запутался в собственных хитроумных маневрах. Легче всего обвинять Нетаниягу в непоследовательности, просчетах. Но он пытается не допустить возвращения Израиля к «границам Освенцима». Прямо заявить об этой цели всему миру никто из израильских лидеров не решался. Нетаниягу долго пытался удерживаться на позициях сионистского романтизма, но похоже, за это время сам начал склоняться к мысли о территориальном размежевании с палестинцами. 

После Осло Нетаниягу говорил, что между Иорданом и Средиземным морем нет места для еще одного государства. Через два десятилетия заявил о признании лозунга двух государств для двух народов. Этот идеологический вираж означает, что Израиль предоставит территорию для палестинского государства. Тем не менее Нетаниягу настаивает на праве нашей страны продолжать строительство в поселениях. Но тут встают два вопроса: юридический и моральный. Глава израильского правительства гневно отвергает возражения арабских стран и Запада против строительства на территориях, но эти территории Израиль так и не решился включить в свои границы! Молчит Нетаниягу и о другом: зачем с таким пафосом разглагольствовать о продолжении сионистской поселенческой политики, если после создания палестинского государства поселенцы будут преданы и их постигнет судьба жителей Ямита, Гуш-Катифа, Амоны? 

Даже при максимальных уступках Израиля палестинское государство окажется крохотным и нежизнеспособным. Оно будет перенаселенным, нищим, лишенным внутренних ресурсов, власть в нем быстро захватят исламские фанатики. Пока наши лидеры столкновения с ХАМАСом переводят в формат местных антитеррористических операций, но после появления по соседству террористического государства неизбежной станет полномасштабная война, к чему Израиль психологически не готов. 

Нетаниягу долго упивался своим искусством балансирования на тонкой проволоке двусмысленной дипломатии. Он уверял Запад, что согласен на создание палестинского государства – вот только пусть оно признает Израиль как еврейское государство и откажется от милитаризации. Хитрость проста: в ПА с этим не согласятся, что позволит Израилю не вести мирные переговоры и уверять всех в готовности к территориальному размежеванию. В Ликуде, не готовом к решительным действиям по реальному расширению границ Израиля, согласны с этой линией: «Будем жить как жили – куда спешить?..» 

Среди израильских правых только глава Еврейского дома осуждает лицемерие и конформизм, которые оборачиваются закреплением невыгодного Израилю статус-кво. Беннет требует аннексии зоны С, составляющей почти 60% Иудеи и Самарии. Перед встречей Нетаниягу с Трампом он настаивал на том, чтобы израильский премьер-министр громко заявил об отказе от лозунга двух государств. Эти высказывания Беннета в Ликуде и НДИ раздраженно называли провокациями. 

Но то, что сказал израильскому гостю Трамп, лишило смысла и политику проволочек Нетаниягу, и максимализм Беннета! Американского президента не интересует, сколько государств появится в результате израильско-палестинского соглашения, и он отстраняется от менторского обсуждения этой темы! 

Нетаниягу был готов к чему угодно, но не к такому повороту диалога с Вашингтоном. Он хотел, чтобы Америка более мягко, чем при Обаме-Керри и Клинтоне-Олбрайт, подталкивала Израиль к миру и одобряла действия его правительства. Это позволило бы ему оправдывать перед собственной партией высказывания о двух государствах. Но президент США сказал, что его не волнует, как и что Израиль будет делать. Трамп усовершенствовал тактику Нетаниягу: он не скупится на общие фразы, на заверения в любви и дружбе, но проводит прежний курс американских президентов и при этом перекладывает всю ответственность на израильского лидера. 

В растерянности весь национальный лагерь. 

Нетаниягу не знает, как распорядиться предоставленной ему «свободой действий». Хитрить уже ни к чему – Трамп сам хитрый. В сущности, с Обамой было проще: тот давил, Нетаниягу противился и поддерживал свой рейтинг в Израиле. Теперь ему в Вашингтоне спорить не с кем, но надо делать то же, чего требовал Обама. Он еще вяло уверяет, что выполнит обязательства о создании альтернативного поселения для эвакуированных жителей Амоны, но прекрасно знает, как относится к строительству на территориях его друг Трамп. 

У Беннета исчезли причины для нападок на премьер-министра. Лозунг двух государств «отменил» лично Трамп. После этого Еврейский дом должен сменить риторику на практическую программу. Но ее у Беннета нет: его практика – поддержка Ликуда и давление на правительство справа. Хотя Трамп сказал, что Израиль может делать что хочет для достижения мира, этот карт-бланш не включает аннексию зоны С. 

Либерман, явно не утративший честолюбия, решил предстать перед потенциальными западными покровителями в лучшем свете и заявил, что к миру приведет только создание двух государств. Правда, он в этот судьбоносный момент рискует оказаться статистом большой политики, поскольку располагает всего пятью мандатами. Требуется усиление работы в массах, а массы возмущены издевательством, каковым обернулась «пенсионная реформа» НДИ. Крайне трудно объяснить избирателям и исчезновение «крутизны» Либермана: он поддержал снос Амоны и призвал уважать решение суда по делу Эльора Азарии. Партийные агитаторы ничего и не объясняют – они пишут гадости о Беннете, хотя в прошлом это уже ударяло бумерангом по штрейкбрехерам правого лагеря. 

Израиль отступает на последние рубежи сионизма. Он должен решить, что для него важней: борьба с последствиями «раздела Палестины», которая чревата большой войной, или кроткое возвращение к границам 1967 года, сулящее благосклонность прогрессивного человечества? После посещения Сингапура Нетаниягу может важно сказать, что в современном мире важна не территория государства, а его экономическая мощь – и этой философией должно руководствоваться еврейское государство. 

А в остальном, как говорится, прекрасная маркиза. Все-таки в Белом доме стали замечательно относиться к Израилю! Семью Нетаниягу там принимают радушней, чем самых близких родственников. Вот только возникает подозрение, что наш премьер-министр пока не рвется повторить свой визит в Вашингтон, где его перекармливают улыбками и комплиментами...

counter
Комментарии