Авигдор Либерман: политического кризиса нет
Фото: Getty Images
Авигдор Либерман: политического кризиса нет

Интервью Евгения Совы с министром обороны, председателем партии НДИ Авигдором Либерманом в рамках программы "Израиль за неделю" на канале RTVi. 

О преступной утечке в прессу содержания протоколов заседаний Кабинета. О четком указании, которое получила армия в части готовности к возможным военным конфликтам. Об относительно спокойной жизненной ситуации в Израиле. О сирийской проблеме. О перспективах участия новой администрации США в решении мировых проблем. О надежде на продолжение мирной жизни Израиля 

Евгений Сова: Г-н Либерман, добрый вечер! 

Авигдор Либерман: Добрый вечер. 

Евгений Сова: Давайте, начнем с главной темы недели - Отчета о туннелях, все его ждут. На ваш взгляд, тема эта может свалить правительство, может вызвать политический кризис в Израиле? 

Авигдор Либерман: Нет, - никакого политического кризиса. Это типичный пример того, когда берут реальные вопросы безопасности и превращают их в электоральную тему, и каждый пытается заработать на этом очки. Всякие беспрецедентные истории - слива протоколов заседаний Кабинета в прессу, причем, с тенденциозными врезками и вырезками с участием… 

Евгений Сова: Конкретных министров. 

Авигдор Либерман: Да. Не знаю другого государства, где бы министры - не какие-то третьестепенные чиновники - сливали бы эти протоколы в открытую прессу. Поэтому, вопрос стоит не о безопасности государства Израиль, не о его будущем, о каком-то чисто политическом перетягивании канатов, попытке заработать на этом какие-то очки. Нужно, конечно, такие вещи пресекать, и я не собираюсь принимать участие в этой потасовке. 

Евгений Сова: Тот факт, что есть утечки в прессу… 

Авигдор Либерман: Это не утечки в прессу, а кто-то взял и передал полосы, протоколы, целые листы, вырезки из протоколов в определенную газету. 

Евгений Сова: Т. е., это не означает, что это была неправда: то, что была утечка, нужно расследовать, но если мы относимся конкретно к разговорам, которые 3 года назад… 

Авигдор Либерман: Вообще, нужно понять, что у нас есть порочная практика - пытаться руководить государством, решать вопросы безопасности постоянными комиссиями, которые расследуют… Это началось после войны Судного дня, комиссия Аграната; после этого была комиссия Каана, потом - после Ливанской войны была комиссия Винограда и т. д. Т. е., бесчисленное количество комиссий. 

Евгений Сова: В этих комиссиях есть необходимость? 

Авигдор Либерман: Во-первых, они должны вестись в закрытом режиме, а не использовать их, исключительно, для политической борьбы, для нападок друг на друга. По-моему, эта практика себя изжила. Если вы меня спрашиваете, что позитивного есть в той сети комиссий, то я смотрю: комиссия Аграната, комиссия Каана, комиссия Винограда, и мне трудно сказать, что это внесло, хоть, что-либо позитивное в реальное решение проблем безопасности, зато дало огромную пищу для политических баталий. Я считаю, что эту практику нужно пересмотреть. 

Евгений Сова: Тогда оставим то, что было на заседаниях Кабинета, вы принимали активное участие, вы были тогда министром иностранных дел. Поговорим о конкретных заявлениях тех политиков, которые были тогда. Например, бывший министр обороны Моше Яалон, который говорит одно сегодня (это уже не касается Кабинета), и мы слышим заявления Яира Лапида, который был министром финансов… Хочется услышать и ваше мнение. Они же говорят сегодня без связи с утечкой информации по поводу заседания Кабинета. 

Авигдор Либерман: Я могу сказать о своих позициях тогда и сегодня: кто читал эти протоколы, может убедиться, что моя позиция тогда и сегодня абсолютно идентичная. 

Евгений Сова: Уничтожить ХАМАС, об этом вы говорили постоянно. 

Авигдор Либерман: Недопустимо вести - неважно на Севере или на Юге, или в любой другой точке - войну вполсилы, в четверть силы. То, что требуется: если уж нам навязали военные действия, следует вести их в полном объеме, до конца, не останавливаться посредине, пока враг или наши противники не поднимут белый флаг и не закричат: "Геволт!" Все эти попытки - шаг вперед, два шага назад, вялотекущие военные действия, промежутки с какими-то политическими контактами и политическими маневрами внутри страны, переговоры - все это абсолютно недопустимо. 

Евгений Сова: Если сегодня - не дай Б-г! - произойдет ситуация, которая была летом 14-го года, то в Узком кабинете безопасности есть большинство для полного уничтожения ХАМАСа? 

Авигдор Либерман: Дело не только в ХАМАСе. Это может возникнуть на Севере, на Юге, в Центре - никто не знает, где в следующий раз в условиях Ближнего Востока, в таком, как он сегодня, это может вспыхнуть в любой точке, в любом направлении, в любой день. И это зависит далеко не от нас. Поэтому, нам нужно быть готовыми на любом направлении. Как только начнутся военные действия, если их кто-то нам навяжет, сразу мобилизовать все силы армии, весь милуим, всех резервистов и идти до конца. Только таким образом ты можешь создать совершенно новую реальность, когда никто больше даже думать не будет о том, чтобы нас спровоцировать. 

Евгений Сова: Сегодня вы уже руководите министерством обороны почти 8 месяцев. Армия, как раз, готовится к тотальной победе? 

Авигдор Либерман: Это - четкая директива, которую я дал армии: готовиться к любому повороту событий и готовиться на полную мощность. 

Евгений Сова: Возвращаясь к теме вокруг сектора Газа: много говорится о системе обнаружения туннелей, называют даже сумму, она может обойтись Израилю в 2 млрд. $ (или - шекелей, я не помню). Сколько такая система может стоить, и нужна ли она, учитывая, что мы и так знаем, что происходит в секторе Газа? 

Авигдор Либерман: Нужно понять: сегодняшние реалии перенесли противостояние в другую плоскость. С одной стороны, громадное количество ракет, которые могут поразить любую точку внутри государства Израиль, а с другой - туннели. Сегодня пользуются туннелями и ракетами повсеместно. Посмотрите, что происходит в Сирии, в Ираке, в Ливии, в Йемене; нужно понять, что весь Ближний Восток в огне, а не только Израиль; наоборот, тут мы еще контролируем ситуацию, и тут относительно очень благополучное место. 

Евгений Сова: Что, как вы говорите, под контролем, когда мы слышим такой отчет, который говорит, что около 45 000 ракет нацелены на Израиль. Мы слышим, что продолжают копать туннели. Это называется "под контролем"? 

Авигдор Либерман: Люди сегодня сидят в ресторанах, в кафешках в Тель-Авиве, в Хадере, в Нетании, не боятся ничего. У нас есть нормальный ритм жизни. Люди ходят в школу, в музеи, в концерты. Я встречался в последние месяцы, наверное, с десятками делегаций из всех стран мира, включая Россию. Они говорят: как у вас тут спокойно, как у вас здорово, как у вас кипит жизнь культурная! Россия - в шоке! 

Евгений Сова: Если вы их повезете на Голанские высоты, и они могут увидеть, что происходит в Сирии… 

Авигдор Либерман: Дело в том, что они видят, что происходит и в Вене, и в Брюсселе, и в других местах. Так что, в этом плане нам удается контролировать ситуацию, поскольку все наши противники со всем их арсеналом отдают себе четко отчет, чем это может закончиться. 

Евгений Сова: Давайте, с вашего позволения, перейдем к сирийской теме. Во-первых, ваш комментарий по поводу того, с чего мы начали программу: Израиль готов принять более 100 сирийских детей. Как принималось такое решение, проходило ли это через правительство, и отчего, вдруг, Израиль делает такой жест доброй воли? 

Авигдор Либерман: Это уже некая традиция: в свое время, когда разразился кризис во Вьетнаме, Бегин решил принять целый корабль беженцев. Он сказал: мы как еврейский народ не можем позволить, что страдают повсюду люди, а мы абсолютно равнодушны к этому. Израиль на протяжении всей Сирийской войны оказывает большую гуманитарную помощь, не афишируя ее. Мы не делаем это для саморекламы, не в целях каких-то политических бенефитов. Это делается на протяжении последних 6-ти лет. 

Евгений Сова: Вы говорите про госпиталь, который работает там? 

Авигдор Либерман: Я не вдаюсь в подробности, но мы оказываем достаточно широкую гуманитарную помощь. Раненым детям и старикам, людям, которые в безнадежном состоянии. 

Евгений Сова: Они знают, что это помощь из Израиля? 

Авигдор Либерман: Безусловно, они знают. Когда рядом с нами, по последним данным, уже 540 000 человек погибло в Сирии, 7 млн. беженцев. Насчитывается еще 4-5 млн. перемещенных лиц, которые в самой Сирии оставили свои дома и где-то скитаются. Мы не можем сидеть, потирая руки, и ничего не предпринимать.

Евгений Сова: Две недели назад вы сказали в колледже Нетании, что впервые со времен Второй мировой войны американцы полностью выключены из решения сирийской проблемы. На ваш взгляд, сейчас изменится ситуация? Учитывая хорошие отношения между администрацией Трампа и администрацией Израиля, возможно, Израиль может как-то передать свой посыл о будущем разрешении сирийского конфликта? 

Авигдор Либерман: Мы очень надеемся. Вакуум, который тут создан администрацией Обамы, для нас является негативным. Я не помню, чтобы со времен Второй мировой войны какой-то существенный мировой кризис, какая-то проблема на мировом уровне решалась бы без участия США. Мы видели, что в Астане заседают Россия, Турция, представители стран Ближнего Востока, а США - вообще, аутсайдер. 

Евгений Сова: Вы добили уже лежачего Обаму, давайте говорить о том, что - Трамп. 

Авигдор Либерман: По поводу новой американской администрации, мы надеемся, что она примет участие; мы четко обозначили важные для нас линии… 

Евгений Сова: Контрабанда оружия, присутствие иранцев и т. д. 

Авигдор Либерман: Асад не может остаться у власти. Иран и Хизбалла не могут остаться на территории Сирии. И, конечно, контрабанда оружия и многое другое. 

Евгений Сова: Вы думаете, что участники этого перемирия, такие как Россия, Турция, Иран согласятся на условия, которые вы можете передать через администрацию Трампа? 

Авигдор Либерман: То, что мы видели во время конфликта в Сирии: любые договоренности между США и Россией работают. Ничто другое не работает. Когда решили уничтожить химическое оружие в Сирии, то только благодаря договоренности США и России это сработало. Эти страны - мировые державы, у них широкий спектр проблем. Они будут обсуждать не только сирийскую проблему при своих контактах. Я верен там будет многое, начиная с Северной Кореи, Восточной Украины, Ближнего Востока и др. Думаю, что в интересах мирового сообщества выстроить совершенно другую архитектуру. Это касается и ядерного вооружения, и противоракетных установок. Хаос, который мы переживаем, - следствие отсутствия координации между двумя великими державами. 

Евгений Сова: Что мы будем делать с Ираном? Иран - ключевой игрок в сирийском кризисе. 

Авигдор Либерман: Мы смотрим на все, через свою призму, которая достаточно ограниченна. Иран - это угроза не только Израилю, а - всему мировому сообществу. Посмотрите, что происходит в Йемене, в Ираке. Напомню: последний отчет госдепартамента, который вышел при Обаме и Керри в августе 2016 г., указал на Иран как на главного спонсора мирового террора. Думаю, в России никаких иллюзий по отношению к аятоллам из Тегерана испытывают. 

Евгений Сова: Ваш прогноз: на практике, война будет или не будет? 

Авигдор Либерман: Я очень надеюсь, что будет достигнута договоренность по самому широкому спектру вопросов, который я сейчас вкратце упомянул и которые стоят между США и Россией. Это - самое позитивное развитие событий не только для Израиля, а и для всего мирового сообщества. 

Евгений Сова: На прошлой неделе премьер-министр Нетаниягу напрямую обратился к иранскому народу: дескать, иранский народ нам не враг, мы всегда умели дружить народами. Это намек: может быть, какие-то заседания правительства происходят, о которых мы не знаем, а знаете вы, член правительства? 

Авигдор Либерман: Абсолютно точно, что два очень древних народа - и персидский и еврейский народ - имели долгую совместную историю. Были Вавилон и разрушения, но были и сотни лет активной дружбы, сотрудничества. Так что, я думаю, что сегодняшний период исламской революции и ее последствий, в итоге, закончится. Иран - это нация с историей, с философией, и понятно, что то, что там сегодня происходит, - это некая аномалия. Все революционные аномалии, в конце концов, сходят на нет. Мы видели это и в Советском Союзе, и в Албании, и на Кубе. Надеюсь, что Иран тоже приближается к тому же. 

Евгений Сова: Главное, успеть это сделать за ближайшие 4 года, пока Трамп у власти, а там непонятно, что будет. 

Авигдор Либерман: Вы смотрите упрощенно. В Америке сложилась уникальная ситуация, которой не было много лет. Сегодня есть республиканец в Белом доме, республиканское большинство в Сенате и в Конгрессе. Это позволяет иметь свободу действий. Когда у тебя в руках есть 3 основных центра власти американской конфигурации, - это совершенно другая ситуация. Трамп и в Высшем суде сейчас должен назначить очередного судью, и там у республиканцев будет большинство. Я надеюсь, что у нас тоже хватит ума использовать эту ситуацию с толком, а не - наоборот. 

Евгений Сова: Главное, не смотреть слишком узко, как вы сказали. Мы в будущем еще неоднократно коснемся темы американо-израильских отношений. Спасибо, министр обороны Авигдор Либерман! 

Авигдор Либерман: Спасибо.

counter
Comments system Cackle