Кашрут: монополия на грани рэкета
Фото: Getty Images
Кашрут: монополия на грани рэкета

Было время, как пел Высоцкий, и цены снижали. Вернее, зарплаты раввинов городских религиозных советов. В 2005 году спасали, чтобы не накрылись медным тазом, бюджеты городов, урезали жалованье целым категориям чиновников местного масштаба. Однако тихой сапой стараниями партии ШАС прежние оклады стали потихоньку возвращать, и, наконец, устранили историческую несправедливость в отношении тех, кто был назначен с 2006 года. Те равы, в чьих городах проживало меньше 5000 тысяч жителей, и буквально вытирались ветошью из своих одежд, получали ничтожные 16.381 шекелей в месяц. Теперь с Б-жьей помощью они будут получать до 22.772 шек. Раввины больших городов с населением свыше 250.000 человек получат 14% прибавку, и их зарплата составит 34.000 шекелей в месяц. Это не шантаж, это Минфин и Минюст подписали щедрую добавку в соответствии с коалиционными соглашениями. Да и качество религиозных услуг, было заявлено, будет лучше. Правда, большинство населения не обращается к городскому раввину. За бар-мицвы, свадьбу и брит-милу кладут деньги в карман тому, кто непосредственно проводит церемонию. За регистрацию брака раввинат взымает немалую пошлину, будто плодиться и размножаться - не богоугодное дело. Ладно, не будем считать деньги в карманах равов. Интереснее понять, как финансируются городские советы? На 70 % из муниципальных налогов, а на 30 – из госбюджета.

Но главным Клондайком, Эльдорадо по терминологии того же Высоцкого о вагоне-ресторане, безусловно, является выдача удостоверений кашрута заведениям общепита. Папы Римские с их продажей индульгенций могут нервно курить в сторонке. Ровно год назад Минфин подготовил отчет, из которого следует, что сертификация кошерных продуктов обходится экономике Израиля примерно в 3 миллиарда шекелей (770 млн. дол.) в год, не считая свежих фруктов и овощей. Сертификат кошерности добавляет около 5% к стоимости производства продуктов питания. Интересно, что надзор за доставкой еды к столу израильтян повышает затраты на каждом этапе процесса. Везде свои контролеры кашрута: на поле и ферме, при забое скота, в кейтринге, где готовят на торжество и в самом зале торжеств. VIP- кошер эскорт. А вот это особенно ценно: "несмотря на появление частных организаций, которые следят за соблюдением кашрута, Главный раввинат сохраняет монополию на выдачу соответствующих сертификатов".

"Эта монополия требует создания тысяч рабочих мест, а практика кашрута приводит к повышению стоимости жизни в Израиле, как в случае с любым эксклюзивным поставщиком в процессе производства. Возникла ситуация, когда в одних местах применяются более жесткие методы, чем в других, прозрачность процесса отсутствует, одних поставщиков предпочитают другим, мелким производителям чинят препятствия для входа на рынок", – говорится в докладе министерства финансов.

Источники в министерстве оценили, что монополия на сертификацию кашрута завышает расходы на 300 миллионов шекелей. Экономисты министерства пытаются оценить влияние сертификации кашрута на свежие продукты, но по их первоначальным оценкам она добавляет к стоимости еще 1 млрд шекелей".

Хорошая должность надзиратель за соблюдением кашрута в садах, это вам не пугалом от ворон стоять. Ассоциация фермеров оценила, что отчисление мазера (десятины) обходится им примерно в 150 миллионов шекелей ежегодно в недополученных урожаях.

Самые значительными затратами являются расходы на забой скота (шхиту) – 2,06 млрд шекелей в год.

Расходы на содержание экспертов по кашруту в супермаркетах, отелях и ресторанах составляют примерно 390 млн шекелей в год. Такой надзор обходится среднему супермаркету в 80 тысяч шекелей в год.

Экономисты министерства пришли к выводу, что требования кашрута ограничивают импорт таких продуктов, как сыр, делая рынок менее конкурентоспособными, в результате чего происходит рост цен. Большинство импортеров с Израилем не хотят вязаться, наши блюстители - тоже не лыком шиты и на заморский кашрут смотрят свысока и с большим недоверием. Мне все время рассказывают о снижении пошлины на импортные сыры, но их же в нашем супере по-прежнему не укупишь. Народ из Франции и Италии не только в чемоданах сигареты тянет, но и давно сыры и другие продукты, будете смеяться, но и фрукты,сообщает таможня. Разница в ценах на порядок, клянусь.

Как-то в морском круизе попал за стол с двумя контролерами кашрута. Ели ребята на шару с завидным аппетитом. Рестораторы же напротив повсеместно жалуются на плохой аппетит, бессонницу и тяжкие думы. На непомерные поборы, которые они не тянут.

Так или иначе, большинство продуктов у нас в стране – кошерные, как и торговых сетей, магазинчиков, ресторанов, кафе и забегаловок. Не зависимо от степени своей религиозности народ предпочитает кошерную пищу. Степень доверия олицетворяет сертификат кашрута. Примечательно, что где-нибудь в ультра-ортодоксальном иерусалимском районе Меа-Шеарим можно его не обнаружить, там владельцев кафе – таких же харедим, соседи знают десятилетиями.

Понятно, что с целью привлечения максимального количества посетителей владельцы заведений стремились обзавестись самыми авторитетными свидетельствами своей кошерности.

Поэтому у нас две категории инспекторов кашрута – действующие от имени равинов городов, то есть Главного раввината Израиля и независимых частных и общественных структур, т.е. различные бейт-дины, автономные религиозные суды, по своему замыслу обеспечивающие более высокие требования и более высокий контроль. Их-то Главный раввинат особо не любит и расхождение идут отнюдь не по теологическим вопросам, а исключительно по шкурным.

Пару-тройку лет назад 23 иерусалимских ресторана и кафе отказались от казенного сертификата и создали свою независимую систему кашрута "Ашгаха пратит". Во главе ее стоит авторитетный ортодоксальный раввин Аарон Лейбович. "Ашгаха пратит" обучает хозяев и работников кухни правилам кашрута, инспекторы обязательно участвуют в работе кухни, а главное и кухня и все помещения открыты для осмотра самих клиентам.

Весь прошлый и позапрошлый год наш БАГАЦ занимался "делом о частном кашруте", после того, как оштрафовали двух иерусалимских арендаторов, членов "Ашгаха пратит"за "ложные" вывески о кошерности. Ложные с точки зрения Главного раввината.

Альтернативная система кашрута со своими инспекторами за существенно меньшие деньги угрожает монополии Главного раввина. Большие деньги – большая тяжба, протесты одних религиозных кругов и бешенное сопротивление других, даром что ли частные предприятия в сфере кашрута, принадлежат семейству покойного раввина Овадии Йосефа и движению ШАС. 

Вот вам причина стыдливого молчания многих членов правящей коалиции. Страх за собственное кресло клейкой лентой затыкает рот таким принципиальным в иных вопросам парламентариям. Я намеренно вывел за скобки всю русскоязычную общину с ее многовекторным отношением к кашруту. В подавляющем большинстве случаев мы все переплачиваем за кашрут продуктов безумные деньги. Нет здесь ни светских, ни религиозных, есть шкурный интерес одной партии. На состоявшейся на днях комиссии Кнессета по внутренним делам, соблюдающий кашрут депутат от НДИ ОдедФорер так и заявил коллегам из ШАС: - То, что вы делаете не релевантно! 

Зато прибыльно. Любой владелец зала торжеств, где проводятся свадьбы, брит-мила и бар-мицвы, отеля, расскажет массу историй о поборах, шантаже и прямом вымогательстве, натуральном рэкете иных контролеров кашрута. Во всякомслучае мне рассказывают часто. 

"Годы монополии Главного раввината привели к развитию коррупции в самом худшем ее проявлении, поскольку не было никакой конкуренции", - говорит раввин Лебовиц. Его логика проста:"Если вы хотите предотвратить мошенничество, не нужно концентрировать всю власть в руках одного правительственного агентства. Если вы хотите предотвратить мошенничество, нужны проверки, нужна прозрачность, нужно разрешить конкуренцию". 

Когда я дописывал эту статью вышел отчет аудиторской фирмы "ЙорамАбрамзон и партнеры" подтверждающий мои данные прошлогодней давности. Из 2.8 миллиардща расходов на кашрут (3 % годового оборота рынка продуктов питания), 600 миллионов шекелей – излишние расходы, связанные с монополией Главного раввината по надзору за кашрутом. 15 тысяч бизнесов дают в казну всего 30 миллионов шекелей в год от сборов за получение удостоверения о кошерности. На остальные, как в анекдоте про понижающий трансформатор, они "гудят". 

Исключительно, замечу, за наши деньги.

counter
Комментарии