Да, мы можем
Фото: Reuters
Да, мы можем

Я не верю, что в жизни бывает что-то "необратимое", кроме смерти. Нет никакой единой массы поселенцев, и если мы хотим найти решение проблемы, нужно, прежде всего, провести разграничение между ними.

Во время Второй мировой войны, когда германские бомбардировщики терроризировали Британию, небольшая группа доблестных летчиков ежедневно противостояла им. Уцелеть в этой борьбе они могли лишь несколько дней.

Один гений в министерстве пропаганды сочинил плакат с вопросом: "Кто боится германской Люфтваффе?"

Когда его вывесили на базах королевских ВВС, некто неизвестный приколол к плакату листок: "Оставьте свою подпись здесь"

За несколько часов подписались все летчики.

Это были те самые люди, о которых Уинстон Черчилль сказал: "Никогда еще в истории человеческих конфликтов столь многие не были обязаны столь немногим!"

Если бы кто-нибудь сегодня выпустил плакат с вопросом: "Кто боится поселенцев?", я пописал бы его первым.

Я боюсь. Не за себя, а за Государство Израиль. За все, что мы построили за 120 лет.

В последнее время все больше людей в Израиле и по всему миру утверждают, что "Двунациональное государство" погибло.

Финито. Капут. Поселенцы окончательно угробили его.

C мечтами о мире покончено, и ничего с этим не поделать. Осталось только удобно разместиться в кресле перед телевизором, глубоко вздохнуть, пригубить напиток и сказать себе: "Поселения необратимы!"

Когда я услышал такое в первый раз?

Лет 40 или 50 назад его впервые употребил известный израильский историк Мерон Бенвенисти (Meron Benvenisti). Поселения, заявил он, возникли в "необратимой" ситуации. Никакого решения по принципу двух государств, на котором настаивали мои друзья и я, быть не может. Жаль, но ситуация необратима. В то время на Западном берегу, в полосе Газы и даже на Синае было менее ста тысяч поселенцев

Теперь эту мантру можно услышать повсюду. Ситуация необратима. Поселенцы своей огромной массой сделали принцип двух государств несбыточной мечтой.

Утверждают, что теперь на Западном берегу проживают 450 тысяч поселенцев, а в Восточном Иерусалиме – еще 150 тысяч.

Удалить их без гражданской войны – евреев с евреями – невозможно.

Так, может быть, хватит болтать о двугосударственном решении? Подумаем о чем-нибудь другом. Об одном государстве? О государстве апартеида? А, может быть, никакого решения и не нужно? Пусть будет вечный конфликт?

Я не верю, что существуют человеческие проблемы, не имеющие решения.

Я не верю, что отчаяние – хороший, хоть и удобный, советчик,

Я не верю, что в жизни бывает что-то "необратимое", кроме смерти.

Столкнувшись с проблемой, которая кажется не разрешимой, нужно заняться ей, проанализировать и рассмотреть возможные выходы.

Говорят, что у генерала Бернарда Монтгомери, британского командующего в Северной Африке, на его столе в штабе всегда стоял портрет его противника, легендарного германского генерала Эрвина Роммеля. Он объяснял удивленным посетителям: "Я постоянно спрашиваю себя: о чем он думает?"

Попытавшись представить себе поселенцев, мы видим сплошную массу из 650 тысяч фанатиков, число которых ежедневно увеличивается. Настоящий ужас! Только настоящий ли?

Нет никакой единой массы поселенцев. Поселенцы поселенцам рознь, и если мы хотим найти решение проблемы, нужно, прежде всего, провести разграничение между ними.

Рассмотрим их группы, одну за другой.

НА первом месте окажутся стремящиеся к улучшению "качества жизни". Они отправляются на Западный берег, находят себе участок посреди живописных арабских деревень и устраиваются на земле, которая, возможно, принадлежит какому-то арабскому жителю деревни. Выглянув в окно, они видят радующие глаз минареты, оливковые рощи, слышат призывы на молитву и обретают счастье. Земля им достанется задаром или почти задаром.

Назовем их Группой 1.

Они не фанатики, и не составит большого труда расселить их собственно в Израиле. Найдите им приятное место, предложите щедрую компенсацию, и они переедут, не создавая больших сложностей.

Затем идут пограничные поселения. Здесь поселенцы живут в городках и деревнях рядом с "зеленой линией", границей до 1967 года, все еще остающейся законной границей Государства Израиль. Большинство поселенцев находятся именно здесь.

Между Израилем и палестинцами существует молчаливое соглашение, что такие поселения будут включены в "план обмена территориями", предусмотренный всеми, кто занимается проблемой по принципу "двух государств".

В основе равноценный обмен 1 к 1. Например, в обмен на "поселенческий блок" Израиль уступит территорию вдоль полосы Газы. Взрослые дети семей на этой самой скученной территории в мире будут рады возможности строить свои дома там, поблизости к своим семьям.

Пусть эти поселенцы будут Группой 2.

В эту группу входят многие ультраортодоксы, которых выбор места особенно не заботит. По завету Господа, семьи у них очень большие. Им также необходимо жить в скученных общинах, потому что многие заповеди их веры требуют совместных институтов.

Ультраортодоксы ("харедим" на иврите, то есть пребывающие в страхе Божием) живут в чрезвычайно перенаселенных городах в Израиле – в Западном Иерусалиме, Бней-Браке и других. Им нужно больше земли, и правительство радо дать им землю, но только за "зеленой чертой". Одно из таких мест – Модиин Иллит, напротив арабской деревни Билин, жители которой уже многие годы выходят каждую пятницу на демонстрацию против захватов земли.

Последняя, но ничуть не менее важная группа, это идейные поселенцы, фанатики, посланные сюда самим Богом.

Назовем их Группой 3.

В них и заключается главная проблема.

Удалить это твердое ядро – работа трудна и опасная. Насколько трудная, зависит от нескольких факторов.

Прежде всего: общественное мнение. До тех пор, пока эти поселенцы ощущают, что израильское общество в целом поддерживает их, удалить их можно будет только грубой силой. Но большинство солдат и полицейских – как раз часть этого израильского общества.

Сражение может быть выиграно, если ему будет предшествовать изменение общественного мнения, и международная поддержка может этому способствовать. Но я сомневаюсь, что международная поддержка – будь то ООН, США или кто-то еще – появится, если сами израильтяне не произведут такую перемену.

В конце концов, удаление твердого ядра поселенцев силой, хотя оно не желательно, не удастся избежать.

Поселенцы Группы 3 вполне сознают эти факторы, даже в большей мере, чем их противники. Многие годы они ведут систематическую работу по проникновению в армию, правительство, гражданские службы и, в особенности, в СМИ.

Их усилия оказались весьма успешными, хотя еще не решающими. Им необходимо противопоставить аналогичные действия лагеря мира.

Кардинальный фактор, затмевающий все другие, это противостояние воль. Поселенцы отстаивают свои идеи и образ жизни.

Это, кстати, отражает исторический и всемирный феномен: люди пограничья упорнее и целеустремленней людей из географических центров.

Характерным примером может служить Пруссия. Первоначально это была пограничная провинция Германии со скудными землями и неразвитой культурой. Многие столетия германская культура была сосредоточена в процветающих городах центра страны. Но исключительно за счет упорства и воли, Пруссия стала ведущей областью Германии. Когда образовался объединенный (второй) Германский Рейх, Пруссия стала в нем решающей силой.

Примерно то же происходило и южнее. Австрия, небольшая юго-восточная провинция на границе, образовала огромную империю в центре Европы, включившую много разных национальностей.

Этот, по необходимости краткий, обзор возможных решений имеет целью лишь показать, что ничего необратимого нет.

В конце концов, все зависит от нас.

Если мы преданы Израилю в достаточной мере, чтобы отстаивать его существование как государства, в котором мы хотим жить и с которым мы себя отождествляем, мы предпримем своевременные действия.

Жаль, если все наши усилия и надежды за 120 лет погрязнут в болоте маленькой мерзкой страны апартеида.

counter
Комментарии