Террористы: за ними стоит целая сеть
Фото: Getty Images
Террористы: за ними стоит целая сеть

Теракты последних лет показали, что, хотя преступник действует в одиночку, у него чаще всего есть помощники, он связан с сетью сторонников и долго планировал теракт.

На следующий день после того, как Мохамед Лауэж-Булель (Mohammed Lahouaiej-Bouhlel) убил 84 человек и ранил более 400, направив свой грузовик в толпу в Ницце в июле, министр внутренних дел Бернар Казнёв (Bernhard Cazeneuve) заявил, что Лауэж-Булель «очень быстро подвергся радикализации». Булеля описывали как ментально нестабильного, соседи рассказывали, что он и пил алкоголь, и ел свинину, и поэтому едва ли мог быть исламским экстремистом.

Впрочем, за те почти шесть месяцев, которые прошли с того дня, образ массового убийцы полностью изменился. По подозрению в связи с этим делом арестован целый ряд лиц, и французская полиция считает, что Булель общался с джихадистами и планировал теракт более года, с помощью целой сети.

Одинокие волки вовсе не такие одинокие

Булель не уникален. Истории террористов приобретают более четкие очертания спустя длительное время, когда благодаря расследованию и допросам появляется новая информация. И тогда оказывается, что те, кого вначале описывали как «одиноких волков», на самом деле таковыми являются редко.

«Существует очень мало примеров джихадистских терактов, выполненных совершенно ни с кем не связанными людьми, их действительно очень мало», — говорит Петтер Нессер (Petter Nesser) старший научный сотрудник Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии.

Часто на то, чтобы установить сеть контактов террористов, требуется немало времени, говорит Нессер. И внимание общественности уже давно переключилось на что-то другое, и вводящие в заблуждение представления могут остаться в нашей памяти навсегда.

«Эта проблема возникает снова и снова. Их связи менее видны, чем ранее, потому что террористы часто общаются в социальных медиа или в зашифрованных платформах. И для реконструкции процесса радикализации требуется время», — говорит Нессер.

В одиночку террористами не становятся

Практически нет людей, которые становились бы террористами без какой-либо формы контактов с другими, считает Скотт Стюарт (Scott Stewart), вице-президент геополитического аналитического центра  Stratfor в Техасе, отвечающий за анализ тактик.

«Случаи, когда кто-то становится радикалом в вакууме, очень редки», — говорит Стюарт в беседе с Aftenposten.

В качестве примера он приводит историю Хасана Нидаля (Hasan Nidal), застрелившего 13 человек на военной базе в США в 2009 году. Сначала о Нидале говорили, как о человеке с расстройством психики, в американских СМИ даже началась дискуссия о том, а можно ли случившееся вообще назвать террором. Позднее выяснилось, что Нидаль по электронной почте общался с известным джихадистом.

«ФБР все время знало, что у него был этот контакт, но общественность узнала об этом много позже. Это был совершенно явный теракт, и со стороны властей было ошибочно не классифицировать случившееся именно так с самого начала», — считает Стюарт.

Одиночные атаки — новая тактика

Нессер приводит в качестве классического примера Мохамеда Мера (Mohamed Merah). В 2012 году Мера за одну неделю убил на юге Франции семерых, включая троих детей из еврейской школы. В конце концов его самого ликвидировала полиция в результате операции, продолжавшейся 19 часов.

«Сначала его описывали как одинокого волка. Прошло немало времени, прежде чем стали ясны масштабы его джихадистской сети Могут пройти годы, прежде чем мы узнаем, что же произошло на самом деле, в этом нет ничего необычного», — считает Нессер.

Первые теракты в Париже и Брюсселе, за которыми стояла сеть ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), долго считались неудачными попытками, совершенными одинокими волками, Только через несколько лет, после терактов в Брюсселе на пасху в прошлом году, стали ясны масштабы этой сети.

Нессер говорит, что теракты ИГИЛ следуют известному образцу, но что организация во все большей степени использует то, что он называет «индивидуальным террором»:

«Дело в том, что осуществить координированные нападения с участием многих людей, становится сложнее, поэтому то, что они используют отдельных людей, это тактический выбор. В большинстве случаев есть связь с сетью контактов, есть инструкции, но интенсивность этих связей и  способы, которыми управляются террористы, варьируются», — считает Нессер.

Политическая проблема

Многие эксперты по проблемам терроризма хотели бы вообще не использовать понятие «одинокий волк». Некоторые считают, что оно возвеличивает насилие, другие же аргументируют тем, что он вводит в заблуждение.

«Сам я этот термин не использую, потому что он вводит в заблуждение. Я называю это «народным джихадизмом», — говорит Стюарт.

Это сознательная и умышленная форма сопротивления без руководителя, развившаяся в террористических организациях, утверждает американский эксперт.

Нессер считает, что следователи и разведка знают об опасности давать какие-то характеристики преступникам слишком рано.

«Они знают, что процесс может затянуться, что картина может измениться. Но для политиков и общества в целом это проблема, потому что политические приоритеты контрмер могут основываться на неверных постулатах», — считает Нассер.

«Сама идея о существовании одиноких волков создает впечатление полнейшей непредсказуемости. Это может привести к тому, что упор будет делаться на предупредительные меры другого типа, нежели те, что были бы наиболее эффективны в борьбе против управляемой и организованной сети контактов».

В минувшие выходные ИГИЛ взяла на себя ответственность за теракт в Стамбуле, где преступник все еще находится на свободе. ИГИЛ взяла на себя также ответственность за теракт в Берлине, до того, как сам террорист был убит в Италии. Ранее организация заявляла о своей ответственности за террористические атаки в Брюсселе, Орландо и Ницце, но также и за целый ряд менее «удавшихся», по меркам самих террористов, терактов; в частности, двух в Германии, двух в США и одного в Канаде.

Нессер считает, что организации перестанут доверять, если она будет брать на себя ответственность за то, к чему не имеет отношения.

«Есть разные теории о том, что у них есть целая система относительно того, как брать на себя ответственность. У меня сложилось впечатление, что они в очень незначительной степени берут или вообще никогда не берут на себя ответственность за то, с чем их нельзя связать», — утверждает Нессер.

Стюарт разделяет мнение о том, что, когда ИГИЛ говорит, что стояла за терактом, она действительно была с ним связана.

«Мы не видели, чтобы они брали на себя ответственность за что-то без причины. Если они говорят, что берут на себя ответственность, то они либо стояли за нападением, либо были его вдохновителями. Часто у них был прямой контакт с преступником», — говорит Стюарт.
Четыре теракта — и что впоследствии показало расследование

Теракт в Вюрцбурге
Главное действующее лицо: Риаз Хан Ахмадзай (Riaz Khan Ahmadzai)/ Мухаммед Эр-Рияд (Mohammed Riyadh)

Что произошло: 17-летний проситель убежища из Афганистана напал с топором и ножом на пассажиров в поезде. Четыре человека получили серьезные ранения. Был застрелен полицией.

Что выяснилось впоследствии: Ахмадзай заснял видео, в котором присягает на верность ИГИЛ. Террористическая организация опубликовала его позже. Там его называют Мухаммедом Эр-Риядом. Нет полной уверенности в том, что его личность была подлинной, возможно, он был старше и был родом из другой страны. По данным Financial Times, и Ахмадзай, и Далел (см.ниже) управлялись ИГИЛ с помощью контактов в интернете. Наставник Ахмадзая предложил, чтобы он врезался на автомобиле в толпу, так, как Булель сделал это в Ницце, но террорист ответил, что не умеет водить машину. «Тебе следует научиться. Тогда можно причинить гораздо больший ущерб», — писал наставник. Ахмадзай ответил, что он сядет в поезд и нападет на первых же пассажиров, которых увидит, писала FT.

Теракт в Ансбахе
Главное действующее лицо: Мухаммед Далил (Mohammad Daleel)

Что произошло: Далил взорвал себя на музыкальном фестивале в немецком городе в июле прошлого года. Сначала о нем писали, как об отчаявшемся просителе убежища.

Что выяснилось впоследствии: ИГИЛ пишет в своем журнале «al-Nabaa», что Далил задолго до теракта был в контакте с так называемым «наставником», и что ему потребовалось три месяца на то, чтобы изготовить взрывное устройство. Впоследствии в ходе расследования подтвердилось, что «прямой контакт» действительно имел место, сообщил министр внутренних дел Баварии Иоахим Херрманн, которого цитирует Der Spiegel.

Теракт в Магнанвилле
Главное действующее лицо:  Ларосси Аббалла (Larossi Abballa)

Что произошло: Аббалла напал на мужчину и женщину, оба были сотрудниками полиции, перед их домом в Магнанвилле во Франции. Прежде, чем его застрелила полиция, он убил обоих ножом.

Что выяснилось впоследствии:  По подозрению в причастности к нападению и в членстве террористической организации были арестованы два человека. В декабре были арестованы еще три человека, их подозревают в связях с ячейкой.

Следствие установило, в частности, что Аббалла общался с руководителями ИГИЛ с помощью зашифрованных посланий по электронной почте.

Теракт в Ницце
Главное действующее лицо:  Мохамед Лауэж-Булель (Mohammed Lahouaiej-Bouhlel)

Что произошло: Лауэж-Булель въехал в толпу людей на Английской набережной в Ницце в июле 2016 года. Тысячи людей собрались на набережной, чтобы полюбоваться салютом по случаю Дня взятия Бастилии, Национального дня Франции. Он убил 86 человек, более 400 были ранены. Потом полиция его застрелила.

В первые дни после теракта подчеркивалось, что у Булеля были проблемы с психическим здоровьем. Его описывали как не слишком религиозного человека, источники в полиции давали понять, что его могли сделать экстремистом в течение нескольких недель.

Что выяснилось впоследствии:  Французская полиция и следователи считают, что Булель планировал теракт больше года, и что радикализован он был давно. Булель часто общался с одним джихадистом после теракта против редакции Charlie Hebdo в начале 2015 года. Летом 2015 года Будель был задержан на границе с Италией в машине вместе с тремя другими мужчинами, один из которых был известным джихадистом, связанным с террористической сетью в Сирии, по сообщению французского телеканала BFM TV.

Они тоже думают, что ему помогали. Пока в связи с терактом подозреваются девять человек. Трое из них были арестованы накануне рождества, когда французская полиция задержала 11 человек в Ницце и Нанте. Восьмерых из них вскоре отпустили.

Кристина Плеттен, Aftenposten, Норвегия

counter
Comments system Cackle