Мосул: от ассирийцев до джихадистов
Фото: Getty Images
Мосул: от ассирийцев до джихадистов

«Месяцы ИГИЛ сочтены», - так сегодня шутят в Вашингтоне, переиначивая слова американского министра обороны. Ранее тот опрометчиво дал прогноз операции в Мосуле, заметив, что счет пошел уже на дни, и близок конец Исламского государства (ИГ, Халифат, ДАИШ, ИГИЛ, «черные» - организация, запрещенная в России). Сегодня очевидно, что блицкрига не выйдет: иракские и курдские войска, обученные военными инструкторами США, несут тяжелые потери и за два месяца даже не вошли в Мосул, завязнув в пригородах. Прогнозы стоит отложить до весны, считают эксперты. Почему же у коалиции ничего не выходит? И чем так примечателен Мосул в мировой истории? 

Масштаб битвы 

Для начала изучим расклад сил. Непосредственно в городе находятся приблизительно 5-9 тысяч боевиков ИГ. Всего же на всем мосульском фронте с учетом ополчения Халифат может выставить от 17 до 30 тысяч комбатантов. При этом в городе имеется материальная часть для снабжения и вооружения 3-4 дивизий. Кроме того, ИГ в Мосуле пользуется большой поддержкой мирных жителей из числа суннитов, а людей, которые не поддерживают боевиков, часто используют против их воли, в качестве живого щита. 

Коалиция развернула 60,000 иракских солдат, 6,000 солдат курдской милиции Пешмерги и 10,000 шиитских ополченцев, поддерживаемых Ираном. Международные силы представляют 5,000 американских солдат, 3,000 солдат НАТО и 500 французских солдат. Силы коалиции находятся в 60 километрах к югу от Мосула в городе Кайяра, который был освобожден от ИГИЛ летом 2016 года. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади заявил, что только иракская армия и иракская государственная полиция войдут в сам город. 

К октябрю сообщалось о выходе войск к окрестностям города, к ноябрю о достижении 10 километрового рубежа на некоторых участках фронта. Правительственные силы и их союзники подошли вплотную к городским кварталам. Потери за октябрь составили около 1000 солдат убитыми, ранеными и вышедшими из строя. И это не считая потерь у курдов. А «за ноябрь, по данным ООН, погибли почти 2 000 иракских военных. Чтобы был понятен масштаб: Грозный стоил Российской армии почти полутора тысяч погибшими, но за более чем 2 месяца, и по итогам Грозный пал. А в Мосуле контролируется довольно узкий ободок в восточной части города. Причем это без учета потерь «Пешмерги». В общем, ИГИЛовцы сдаваться не хотят, и драка идет жесточайшая», - пишет известный военный историк Евгений Норин. На середину декабря, по словам командующего силами Управления по борьбе с терроризмом Ирака генерал-лейтенант Абдель-Гани аль-Асади, в боях за Мосул бойцы иракского спецназа уничтожили 992 боевиков ИГ. Иракцы сообщают, что на данный момент контролируют 19 районов Мосула из 126, то есть 30% площади восточной половины города. 

Тактика джихадистов 

Исламисты используют нестандартную тактику. Они отказались от обычного общевойскового боя и используют иные, многократно доказавшие свою эффективность приемы. В первую очередь «черные» вывели из строя нефтяную инфраструктуру вокруг города и подожгли разлившуяся нефть, чтобы усложнить прицеливание для авиации. 

Вторым фактором стало массированное применение смертников. Пеший смертник, использующий пояс шахида, не самое страшное изобретение. Боевики начиняют взрывчаткой и поражающими элементами автомобили, укрепленные броней, или гражданскую технику, например, крупные строительные тракторы. Такие шахид-мобили прикрываются массированным пулеметно-артиллерийским огнем и выстрелами противотанковых орудий (ПТРК), достигают позиций правительственных сил и взрываются, уничтожая или повреждая даже тяжелую бронетехнику. После этого зачастую следует уже обычная атака джихадистов. 

Третий негативный фактор - это поистине массовое применение снайперов в обороне. Зачастую это опытные стрелки, которые воюют уже несколько лет. Они применяют винтовки всех калибров, сочетают тактику нескольких снайперских групп в обороне, совмещают отход с атаками смертников. Таким образом даже небольшая группа исламистов может сильно замедлить наступление правительственных сил. В домах, где стрелки-исламисты оборудуют свои позиции, проживает мирное население – «черные» прикрываются живым щитом. Известно, что боевики мастерят кустарным способом множество видов вооружения. Неприятной новостью для иракской элитной «Золотой дивизии» стало применение крупнокалиберных самодельных винтовок, сделанных из стволов спаренных зениток советского производства ЗУ-23. Бронебойный снаряд пробивает защиту любой легкой бронетехники, стоящей на вооружении иракской правительственной армии, на расстоянии до 1000-1500 метров. А американский HMMWV, более известный как «Хаммер», вообще не защищает от таких попаданий. (Машины этого типа по-прежнему самые массовые из стоящих на вооружении правительственных войск). 

Боевики умело применяют ПТРК, способны маневрировать бронетехникой в городских кварталах, нанося неожиданные фланговые удары. Они мастерят беспилотники из примитивных комплектующих (как в кружках авиамоделирования). Армии дешевых дронов, оснащенных камерами, служат боевикам надежными «глазами» в быстро меняющейся обстановке современного боя. 

Постоянные ошибки авиации коалиции, унесшие жизни уже свыше 120 иракских солдат, не добавляют оптимизма рядовым бойцам. Ожесточенное сопротивление непримиримых джихадистов становиться все сложнее преодолевать. На фоне все возрастающих потерь успехи в Мосуле кажутся слишком скромными, особенно если вспомнить пример штурма сирийского Алеппо. Одно из объяснений, которое разделяют некоторые военные специалисты и эксперты, заключается в том, что иракская армия и ее союзники, как ни странно, не стремятся уничтожать джихадистов своими руками, а намеренно закрывают глаза на отход боевиков в сторону сирийской Ракки. 

Бои продолжаются. Иракцы заявляют о возможном взятии Мосула к новому году. Но уже очевидно, что эта задача не будет решена в обозначенные сроки. 

Из истории Мосула 

Иракский город Мосул расположен на западном берегу знаменитой реки Тигр. Читатели, добросовестно освоившие в школьные годы курс истории, моментально вспомнят, что река Тигр и протекающая почти параллельно ей река Евфрат формируют междуречье, одну из колыбелей человеческой цивилизации. Знаменитые долины между двух великих рек таят древние тайны, прикоснувшись к которым мы вспоминаем Александра Македонского и могущественного Ксеркса, чудеса света и библейский Вавилон. 

Первые упоминания о Мосуле встречаются в различных источниках за 700 лет до н.э. Интересно, что Мосул, или как его называют местные жители Эль-Мусиль, расположен напротив остатков древней столицы могущественной военной империи – Ассирийской державы, Ниневии, которая по легенде была разрушена в 713 году до н.э. 

Библейский пророк Наум предрек разрушение городу за греховность и войну с Израилем. Древний царь Ассирии Ашшурбанапал устроил в Ниневии свою знаменитую библиотеку. Она дала археологам бесценные знания о древней истории Междуречья. До 30 тысяч глиняных табличек было найдено при раскопках библиотеки, в том числе и знаменитое «Сказание о Гильгамеше». Рядом с городом находятся могилы таких известных исторических персонажей как библейский пророк Иона. До 2014 года Мосул был центром Несторианского христианства, одного из древних ответвлений Константинопольского православия. Также в городе множество замечательных мечетей, одну из которых построил сам «праведный халиф Умар», один из первых Халифов настоящего великого халифата в VII веке. Другая мечеть посвящена пророку Юнусу (в христианстве Ионе). В ней находились мощи пророка с зубом кита, который проглотил его. Мечеть была взорвана ИГ в 2014 году. 

Многовековая история Мосула изобилует упоминаниями о великих людях своего времени и о событиях, которые пережил город, находясь в одном из древнейших регионов, освоенных человеком.  Через город проезжал один из древнейших историков Ксенофонт. Великие цари Сасанидов, могущественные Халифы и даже легендарный герой эпохи Крестовых походов Саладин осаждали стены этого города. Мосул дважды переживал вторжение монголов под предводительством Хулагу и позднее знаменитого Тамерлана. В городе бывал Османский султан Сулейман I Великолепный. 

Франция и Великобритания делили эту землю по результатам Первой мировой войны, пока в 1926 году город, наконец, не вошел в состав государства Ирак как столица провинции Ниневия. В 20-е годы в провинции Ниневия был обнаружен природный газ и нефть. Также город экспортирует мрамор и другие породы строительного камня. В 1967 году открылся Мосульский университет, который вкупе с медицинским колледжем дал возможность доступа граждан к качественному образованию и медицине. Работал крупный нефтеперерабатывающий завод. В 1991 году, когда началась операция «Буря в пустыне», над городом была установлена беспилотная зона, продержавшаяся до 2003 года, когда США во главе коалиции стран в очередной раз вторглись в Ирак, чтобы свергнуть Саддама Хусейна. Эти события и положили начало черным страницам в истории города в частности и всей страны в целом. К началу XXI века Мосул стал классическим городом разрушенного Ирака. 

Население города пестрое и разнообразное. Религии, конфессии, народы все смешалось в Мосуле. Выходцев из города зовут Маслави. К ним, кстати, принадлежит множество государственных деятелей современного Ирака. В 2014 году в городе проживали два миллиона человек: курды, арабы, турки, евреи, туркоманы, ассирийцы, армяне. Все эти народы проживали в спокойствии и мире. По крайней мере, статистика говорит, что всю эпоху Саддама Хусейна население города только росло, а межэтнические и межрелигиозные конфликты были сведены к незначительному минимуму. Причем с 1987 по 2002 год население увеличилось с 680 тыс. до 1 800 тыс. человек, что вывело Мосул в число одного из трех городов-миллионников Ирака. Единственной неприглядной страничкой этого этапа истории выступает то, как партия «Баас» с 1960х годов пыталась проводить политику «арабизации» курдского населения. Курдам запрещалось говорить на своем языке, создавались проблемы с жильем и трудоустройством. Однако на практике, учитывая восточный менталитет и то крепкое, сплоченное курдское общество, которое мы видим в наше время, можно предположить, что «арабизация» курдов не увенчалась успехом, и даже наоборот - еще сильнее сплотила этот разделенный народ. При этом логика «Баасовцев» и позже Саддама вполне понятна: нельзя оставлять такой стратегический узел без контроля, поэтому правящее суннитское меньшинство решило укрепить свои позиции в городе и регионе. 

Завершая исторический экскурс, необходимо отметить, что во время второго вторжения США и коалиции их союзников в Ирак в 2003 году город практически не пострадал. Курдское большинство населения заняло откровенно проамериканские позиции. Курды всячески оказывали помощь американским войскам. Город не подвергался сильным авиаударам, как во время ирано-иракской войны, когда был разрушен Мосульский НПЗ. Верный Саддаму Хусейну 5 корпус иракской армии покинул город 11 апреля 2003 года, не оказывая сопротивления, а через 2 дня и вовсе сдался американцам. Несколькими месяцами позже в перестрелке с американцами погибли сыновья Саддама, Кусей и Удей, находившиеся в городе (они пытались избежать своего ареста). 

Колыбель Халифата 

Саддам Хусейн хорошо помнил о событиях 1991 года и наверняка предполагал, что это вторжение не последнее. Он хорошо подготовился к любым попыткам вторжения в Ирак и создал законспирированные подпольные организации, сеть которых охватывала всю страну. В первую очередь речь идет о партии «Баас», военных и иракской разведке и контрразведке. Когда Хусейн был схвачен и повешен американцами, казалось, что война должна остановиться, но тут на свет и стали появляться организованные ячейки сопротивления по всей стране. Мосул, как город-миллионник, тем более имеющий такой пестрый этнический состав, не мог избежать участи превращения в один из центров сопротивления, саботажа и партизанских боевых действий. За время до 2014 года, когда город был взят силами ИГИЛ, в черте города постоянно происходили теракты, партизанские атаки, локальные перестрелки. Население города резко сократилось. Езиды, христиане и иудеи были вынуждены бежать налегке, оставляя свои дома и имущество.  

Непрекращающиеся угрозы и казни мирных жителей сделали невозможным нормальную жизнь, а прекращение работы социальных служб, по некоторым данным, университета, снос памятников культуры и варварское отношение к объектам всемирного наследия ЮНЕСКО добавляет неуверенности в завтрашнем дне. На данный момент люди не могут верить ни правительству Ирака, ни, тем более, боевикам ИГ. Количество мирных жителей, женщин, стариков и детей в черте города до сих пор неизвестно, как неизвестно, сколько жителей успело вырваться из города с 2014 года, но их приблизительное количество оценивается минимум в 500 тысяч человек. 

Курды пытались взять ситуацию в свои руки все время, начиная с 2003 года, но им не давали это сделать то оккупационное командование коалиции, то новое правительство Ирака. Курды могли остановить захват города ИГ и даже предлагали это сделать, но, не получив на это разрешения, вынуждены были смотреть со стороны, как город пал в считанные дни под ударами боевиков ИГ. Причем известно, что курды неоднократно доводили до сведения Нури аль-Малики, бывшего премьер министром Ирака, планы исламистов ударить по городу. Бывшие саддамовские военные, члены партии «Баас», недовольные текущим курсом правительства, использовали исламизм и помощь некоторых иностранных государств для создания прочной и хорошо идеологизированной группировки, которой стала ИГИЛ. По всей вероятности, правительство Ирака недооценило потенциал террористов, и для него было неприятным сюрпризом падение столь крупного города за неполные 6 дней. При этом Халифат смог сосредоточить до трех(!) дивизий, оснащенных как старым иракским оружием советского\китайского образца, так и современной американской техникой, добытой в боях с частями правительственных сил. Фактически самый массовый исход населения из города начался именно в это время. 

Добровольческие отряды курдской самообороны «Пешмерга» пытались даже наносить удары по городу, чтобы отбить его у исламистов, но, не получив поддержки вооруженных сил, отошли с потерями. 

Следует упомянуть, что Мосул стал первым крупным городом, который захватили боевики ИГИЛ. Многие жители даже приветствовали боевиков. Впервые они опробовали методы гражданского управления и контроля над мирным населением именно в Мосуле. Были введены законы шариата, расцвело сексуальное рабство, в которое обращали женщин-немусульманок. Там же «черные» показали свои страшные казни и прочие бесчеловечные вещи, разрушили уникальные святыни и культурные ценности, тысячами обращали людей в ислам и уничтожали несогласных. 

Именно в Мосуле Абу Бакр Аль-Багдади, лидер ИГИЛ, провозгласил зловещий Халифат. 29 июня официальный представитель группировки Абу Мухаммед аль-Аднани в размещенном на «YouTube» обращении заявил: «Совет шуры Исламского государства принял решение о создании Исламского халифата — мечты в сердце каждого мусульманина и надежды всех джихадистов, — который протянется от Алеппо до Диялы в Ираке. Халифом назначен Абу Бакр аль-Багдади. Он будет имамом и халифом мусульман по всему миру». Напомним, что на пике могущества квазихалифат достигал огромнейшей территории от пригорода Дамаска в Сирии до родины Саддама Хусейна города Тикрит в Ираке. 

В 2015 году правительство Ирака обнародовало планы по возвращению Мосула. В марте 2016 года началось наступление правительственных войск Ирака и всех «антиИГИЛовских» сил с целью освободить древний город.

counter
Comments system Cackle