Падение Алеппо - фиаско Обамы
Фото: Getty Images
Падение Алеппо - фиаско Обамы

В своем прощальном интервью Опре Уинфри Мишель Обама с горечью сказала, что теперь Америке придется жить "без надежды" и отправилась развеять горе на Гавайи, видимо, в надежде, что море и солнце помогут ей справиться с поствыборной депрессией. Ее бы заботы да жителям Алеппо, которые даже из разоренного города выехать не могут, так как террористы "Аль-Нусры" блокируют дороги. 

Если уж подводить итоги восьмилетнего правления Обамы, то арабская весна и гражданская война в Сирии могут считаться поражением всемирно-исторического масштаба. 

То, что в 2009 году подавалось как пробуждение гражданского сознания и борьба арабского народа против диктатуры за демократию, оказалось в реальности смесью невежества, непонимания ситуации, самообмана, манипуляции и, возможно, злого умысла тех советников, которые внушали президенту, что передача власти "Мусульманскому братству" на Ближнем Востоке - единственно верное решение ближневосточного конфликта. Нобелевская премия мира вкупе с примирительной Каирской речью вылились в библейских масштабов кровопролитие, оккупацию Европы исламистами под видом беженцев и сдачу Ближнего Востока на откуп Ирана и Путина. 

В своей программной речи Обама подчеркнул достоинства ислама, его вклад развитие цивилизации и современной науки, извинился перед Ираном за вмешательство в переворот 1953 года, попрекнул Францию за запрет на ношение хиджабов и объявил, что "поселенческая деятельность должна прекратиться". 

Потом, когда выяснилось, что декларации и громкие слова Обамы ничем не подкреплены, что он сдает своих союзников направо и налево, что он извиняется перед врагами, дядюшку Сэма перестали не только бояться, ему перестали доверять. 

Извинение за вмешательство в гражданский переворот в Иране в 1953 году имело свои последствия. "Зеленая революция" в Иране строилась на надежде на поддержку Америки. Этого не произошло. Представители иранской диаспоры открыто выражали разочарование в позиции Америки и обвиняли Обаму в предательстве. Зато через полтора года Обама потребовал от преданнейшего союзника США, президента Египта Хусни Мубарака, уйти в отставку. Верно, что Саудовская Аравия поначалу добивалась легитимации "Мусульманского братства", но судьба Мубарака отрезвила их. 

Отказ от поддержки цивилизованных сил в Иране и откровенная поддержка суннитских "Братьев-мусульман" были сигналом. Вольно или невольно Обама выпустил из бутылки джина исламского джихада. Затем последовала Ливия, где Обама, поддавшийся давлению Хиллари Клинтон, дал отмашку на "лидерство из-за спины". Свержение режима Муамара Каддафи привело к развалу ливийского государства на отдельные террористические анклавы, оружие с разгромленных складов Каддафи потекло в Сирию с известными последствиями. 

Испугавшись собственного вмешательства в Ливии, Обама занял пассивную позицию по отношению к Сирии, понадеявшись, что "демократические силы" при поддержке Саудовской Аравии и Катара завершат грязную работу по свержению Башара Асада. Заявления Обамы и Керри о том, что Башар Асад ответит за применение химического оружия остались пустым звуком, а американское бездействие было интерпретировано как право на любое действие. 

Тем временем в Египте генерал Аль-Сиси совершил переворот, отстранив от власти "Братьев-мусульман", чем навлек на себя гнев Вашингтона. Генерал, однако, на гневные филиппики, доносившиеся из Госдепартамента, внимания не обращал, так как знал ситуацию гораздо лучше вашингтонских ближневосточных "экспертов". 

Свято место, как известно, пусто не бывает, и если Обама самоустранился, то Путин осуществил давнюю мечту возвращения на Ближний Восток, откуда Советский Союз был изгнан благодаря удивительным победам Израиля, и Вашингтон никогда по достоинству Израиль за это не отблагодарил, но это уже не вина Обамы. 

Путин никогда бы не осмелился аннексировать Крым и развязать гибридную войну в Украине, если бы не пришел к выводу, что Обама ему это позволит. Он был готов к санкциям, и пример Ирана показал, что санкции рано или поздно будут сняты, а интересы сохранятся. Таким образом, Россия вступила в войну в Сирии, имея в союзниках Иран, на который также рассчитывал Обама. 

Китай тоже сделал свои выводы из аннексии Крыма, и начал провокации против Японии, Кореи и Филиппин, угрожая аннексировать спорные Парасельские острова. Отсюда и телефонный разговор между Трампом и президентом Тайваня под истерические комментарии о нарушении дипломатического протокола, обострении отношений с Китаем и подрыве всей внешней политики США.

Весьма печально, когда под напором сладкой лести президент мировой державы всерьез воображает себя мессией и полагает, что словом своим способен избавить мир от моря бед. Примирительная Каирская речь закончилась вулканическим взрывом, лава от которого залила грязными потоками Европу. Благими намерениями Обама вымостил дорогу в ад. 

С падением Алеппо Асад и Путин могут праздновать серьезную стратегическую победу, учитывая тот немаловажный факт, что Обаме пока не удалось очистить Мосул от ИГИЛ. 

С другой стороны, боеспособность армии Асада крайне низкая. Его солдаты привыкли заниматься мародерством, и они не стыдятся даже грабить беженцев из разоренного Алеппо. Они могут завоевать город при массированной поддержке российской военной машины, но удержать завоеванное уже не могут, и не только Пальмира, но и многие другие города и поселки опять возвращаются под власть бородачей из ИГИЛ. Даже почти неограниченная военная помощь России и Ирана не в силах переломить настроение армии Асада. 

В самой Сирии падению Алеппо радуются религиозные и этнические меньшинства, а также средний класс. И это понятно - их моджахеды убивают не просто безжалостно, но и изощренно. Асад надеется, что это поражение сломит дух исламистов. 

Россия по праву считает падение Алеппо победой российского оружия. Режим Асада будет держаться, пока в воздухе господствует российская авиация. Восстановление территориальной целостности Сирии Путина интересует меньше, чем сохранение базы российского флота в Латакии и военных баз в Тартусе. 

Трудно сказать, в какой степени решение вступить в войну в Сирии было мудрым со стороны России. Западу удалось переложить вину за сирийские зверства на Путина, но в Кремле не теряют надежду, что Асаду удастся теперь провести переговоры с позиций силы и добиться нужного компромисса. Однако Башар Асад не тот человек, на которого можно полагаться. У этого восточного деспота произошло головокружение от чужих успехов, и вряд ли он сможет заключить какое-либо мирное соглашение со своими противниками. 

Иран тоже может праздновать победу, так как справедливо рассматривает поражение суннитских моджахедов как поражение Саудовской Аравии и Катара, а шире как победу шиитского ислама над суннитским. Аятоллам удалось создать свою зону влияния от Тегерана через Багдад и Бейрут до самого Средиземного моря, и теперь они полагают, что могут объявить войну Израилю в удобный для них момент. 

Израиль не единственный, кому угрожает альянс аятолл и Кремля. Арабские страны имеют не меньшие, и даже большие, чем Израиль основания, опасаться этого союза. Захват заложников в Карнаке тому свидетельство. На данный момент единственной реальной защитой для них является ЦАХАЛ, ибо их собственные армии воюют эффективно только в эфире "Аль-Джезиры". При этом неукротимое желание укусить спасающую их руку остается. 

Во всем этом геополитическом раскладе без надежды остаются сами жители Алеппо. Мир равнодушно взирал на их страдания и гибель, и никакого плана по решению ближневосточного конфликта, реального конфликта, а не израильско-палестинского, у мира нет. Кстати, решения арабо-израильского конфликта у мира тоже нет. 

Дональду Трампу предстоит нелегкая задача по расчищению дипломатических и стратегических завалов, оставленных ему предшественником. Назначение Дэвида Фридмана послом в Израиль и решение о переносе американского посольства в столицу Израиля Иерусалим, свидетельствуют о том, что нетривиальный план действия у Трампа есть.

counter
Comments system Cackle