Напугать шахида
Фото: Getty Images
Напугать шахида

На постсоветском пространстве ужесточено антитеррористическое законодательство 

Президент Азербайджана Ильхам Алиев утвердил законодательную поправку, предусматривающую запрет на деятельность религиозных структур экстремистского толка. В соответствии с его указом в закон «О свободе вероисповедания» вводится пункт, запрещающий деятельность религиозных структур, занимающихся религиозным экстремизмом. 

За последние месяцы это вторая законодательная поправка подобного толка, что говорит о непростой ситуации в Стране огней. Впрочем, если приглядеться, аналогичные меры приняты в странах Центральной Азии, а также в Грузии. Граждане этих стран в различной степени пополняют ряды террористических организаций, воюющих на Ближнем и Среднем Востоке, и даже в Северной Африке. Печальное первенство, по данным различных институтов, принадлежит Киргизии и Таджикистану – от 1500 человек. Узбекистан и Казахстан «делегировали» примерно по 300–400 человек, но, возможно, и больше. Туркменистан – неизвестно. Грузия – 100–150 человек. Азербайджан – от 500 человек. 

Наказание в перечисленных государствах предусмотрено предельно жесткое – «легионеров» от смертной казни спасает либо мораторий на нее, либо, как в Грузии, отмена соответствующей статьи. Но это не останавливает будущих бойцов разномастных отрядов. Превентивная агитационная работа, законодательный запрет на поездку в горячие точки Востока тоже не решают проблему. Наиболее откровенно фактический тупик признали в Тбилиси: оснований задерживать людей, собирающихся в Турцию, а именно через эту страну пролегает наиболее простой и надежный маршрут в ту же Сирию, не бывает. Причина поездки при пересечении границы называется вполне нормальная – работа, туризм, учеба, бизнес и т.д. А уж с тем, что, перебравшись на место, несостоявшийся бизнесмен или «временный» турист отращивает бороду, красит ее хной и берется за автомат, ничего не поделать. Как, собственно, и с возвращающимися по той или иной причине домой. Если, конечно, они не засветили свои «подвиги» или не оказались в международном розыске. 

Получается, что предельное ужесточение национального законодательства за причастность к религиозному экстремизму, конечно, не бессмысленно. Но решением проблемы не становится, хоть и остается фактором устрашения. Однако чем можно напугать человека, готового к смерти ради мутных в целом идей или группы гурий на том свете? Более успешно ужесточение законов служит усилению власти различного уровня – в религиозные экстремисты можно записать почти любого неугодного верующего человека. 

Например, в Таджикистане, Туркменистане, а еще раньше в Узбекистане небезобидным стало ношение бороды. В Казахстане и Киргизии, по данным различных источников, подпасть под особый интерес органов можно даже из-за Корана, не говоря об иной религиозной литературе, и совсем не обязательно «специфической». Попутно власти демонстрируют солидарность с антиигиловскими коалициями. Или даже сопричастность к войне против ИГИЛ – организации, запрещенной в большей части цивилизованного мира. 

Реальные нарушители закона внешние признаки (та же борода, одежда, литература) причастности к запрещенным организациям, будучи в рассудке, конечно, демонстрировать не будут. СМИ цитируют члена Совета газиев Управления мусульман Кавказа Гаджи-ага, по словам которого представители радикальных сект засели в различных структурах   (от вузов до парламента) и могут в любой момент устроить смуту, как, например, это произошло в Турции. 

Дополнительные трудности в противостоянии экстремизму связаны с беспроблемным в целом перемещением почти по всему постсоветскому пространству, которое с развитием Евразийского экономического союза (ЕАЭС), вероятно, станет еще более легким. Поэтому, как считают специалисты и представители духовенства, чуть ли не единственное противодействие заключается в создании межгосударственного центра с общей базой данных, способного выявлять опасных радикалов. Плюс агентурная работа.     

counter
Comments system Cackle