Шоу для арабов
Фото: Getty Images
Шоу для арабов

Во второй половине 30-х годов прошлого века Палестину, находящуюся под британским мандатом, захлестнула волна арабского террора. Воодушевлял арабские банды иерусалимский муфтий Амин аль-Хусейни, которого финансировали нацисты. Погромщики убивали британских солдат и чиновников, арабов, не желавших участвовать в беспорядках, и, конечно, евреев. Многие небольшие еврейские общины, жившие в арабском окружении, были вынуждены оставить свои дома и переселиться в крупные еврейские поселки или города, способные оказать сопротивление, говорится в статье Александра Непомнящего на Jewish.ru.

***

Киббуц Кфар-Гилади был расположен на периферии мандатной территории, у самой границы с французской колонией - там, где сегодня проходит граница между Израилем и Ливаном. Киббуц находился далеко от других еврейских поселений и британских военных баз, поэтому считался одним из самых уязвимых мест. Собственно, так оно и было. Лишь одна узенькая тропа соединяла его с ближайшим поселком - Метулой. Шла она у подножия гор, и достаточно было всего одному валуну сорваться и скатиться вниз, чтобы отрезать Кфар-Гилади от всего мира.

Маленький и, как казалось, совсем беззащитный киббуц привлекал к себе внимание живущих рядом арабов. С окрестных холмов разглядывали они светлых и румяных девушек, трудившихся в киббуце, а также его амбары и конюшню, одним словом - большое богатство, разумеется, с точки зрения нищих и убогих соседних деревень. Несколько раз наиболее дерзкие банды даже пытались атаковать хозяйство, но киббуцники отбивались от непрошеных гостей, заставляя тех отступить.

***

Поселку очень повезло, что безопасностью там заведовал Элиэзер (Лазарь) Крол. Уроженец Кременчуга, он был личностью весьма незаурядной и находчивой. Еще в 1903 году, когда ему едва исполнилось 16 лет, он был среди бойцов еврейской самообороны в Российской империи. Потом его призвали в царскую армию, но почти тотчас же арестовали по обвинению в революционной деятельности и отправили на каторжные работы. Спустя еще два года Крол сумел бежать и вскоре оказался в Эрец-Исраэль.

Здесь его умение постоять за себя сразу нашло применение. Крол стал одним из основателей организации "ха-Шомер" - "Сторож", защищавшей еврейские поселки от арабских грабителей. В 1921 году Элиэзер Крол с женой Хаей приняли участие в восстановлении поселка Кфар-Гилади, разрушенного в результате очередного арабского нападения, после чего окончательно в нем и осели.

История, которая на долгие годы отвадила от Кфар-Гилади арабских грабителей, бедуинских воров и прочих желающих поживиться за счет евреев, произошла в самом начале беспорядков конца 30-х. Элиэзеру Кролу, вероятно, как никому другому было ясно, сколь уязвим пограничный поселок из-за своей удаленности от других населенных пунктов. Тем более что жили в Кфар-Гилади в основном молодые энтузиасты, не имевшие ни боевых навыков, ни опыта самообороны. Твердо веривший в принцип "предупрежден - значит вооружен", Крол заблаговременно организовал в округе сеть арабских информаторов, которые за небольшую, но регулярную оплату снабжали его текущими региональными новостями, предупреждали о затеваемых кознях и таким образомпозволяли быть начеку. Вскоре инвестиции в разведку оправдали себя с лихвой.

Кфар-Гилади славился своим гостеприимством. Даже в самые напряженные времена его ворота оставались открытыми для проходящих мимо путников, сбившихся с пути феллахов (арабских крестьян) или уставших от дальней дороги торговцев, просивших приютить их на ночь. Этим-то и решили воспользоваться арабские погромщики, сторонники муфтия аль-Хусейни, прослышавшие о стоящем на отшибе киббуце и оценившие его как легкую добычу для грабежа и расправы. Их главарь разработал, как ему думалось, блестящий и беспроигрышный план захвата Кфар-Гилади.

Как-то утром информатор из соседней деревни принес "хавадже Лейзеру Кролу" тревожную весть: к вечеру возле киббуца появится группа из двух десятков погромщиков. По словам араба, они намерены выдать себя за караван торговцев из Ливана, сбившихся с дороги, и попросить об убежище на ночь. Проникнув внутрь, бандиты планируют устроить ночью бойню, поджигая дома и расстреливая жителей. Одновременно оставшаяся часть банды атакует поселок снаружи. Расчет бандитов строился на том, что, даже подозревая подвох, жители киббуца не посмеют отказать путникам в приюте. Такой шаг стал бы неприемлемым нарушением законов регионального гостеприимства и вызвал бы презрение всех окрестных деревень, после чего изгнать евреев из этих мест было бы совсем не сложно.

- Ничего, - сказал Крол, - мы подготовим им такую теплую встречу, что они ее вовек не забудут.

Оставшийся день прошел в тщательных приготовлениях. На закате солнца у ворот поселка действительно показался караван тяжелогруженых мулов и двух десятков казавшихся усталыми людей. Все они были вооружены кинжалами, пистолетами и ружьями, а некоторые даже увешаны примитивными бомбами.

Их встретила четверка киббуцников, каждый из которых был тоже вооружен двумя большими пистолетами. Как и ожидалось, "путники" сообщили, что по дороге домой в Ливан сбились с пути и теперь с наступлением темноты смиренно просят принять их на ночлег вместе с мулами и поклажей, обещая щедро заплатить за постой.

- Что вы, что вы, - запротестовал один из встречающих, - вы наши гости, наш дом - ваш дом, проходите, ешьте, пейте и отдыхайте.

При этом наиболее внимательные из гостей заметили, что он как-то странно и несколько даже зловеще взглянул на остальных привратников, те же, довольные, закивали, улыбаясь. Взяв под уздцы мулов, пара киббуцников повела их в конюшню - накормить и напоить. А остальные вызвались довести "дорогих гостей" до киббуцной столовой.

Где-то на полпути дорогу им переехала телега. Две запряженные лошади с трудом тащили ее, груженную доверху. И от зорких глаз арабов не укрылось, что там лежало различное стрелковое оружие. У входа в столовую гости с изумлением увидели двух дозорных, стоящих будто бы на карауле. Каждый держал в одной руке ружье, а в другой пистолет. За пояс у них были заткнуты здоровенные кинжалы, а грудь крест-накрест перетягивали ленты с патронами. "Торговцы" обеспокоенно переглядывались друг с другом и глядели на своего предводителя, который до сих пор не проронил ни слова.

Гостей рассадили вокруг стола, на который подали все, чем только богаты были закрома Кфар-Гилади. Но, несмотря на разнообразие, арабы явно потеряли аппетит. И было от чего. В углу вокруг составленных вместе двух столов сидело около дюжины здоровых киббуцных мужчин, увешанных оружием с головы до пят. Они возбужденно шушукались и время от времени поглядывали на гостей. То и дело в столовую вбегали еще какие-то вооруженные люди. Они вытягивались по стойке смирно перед сидевшими за столом киббуцниками, о чем-то докладывали, вроде как получали указания, отдавали честь и убегали прочь.

Глядя в окно, арабы видели, как в сумерках мимо столовой то и дело проезжали подводы с торчащим в разные стороны оружием. Чего они не могли видеть, так это то, как за ближайшим сараем оружие поспешно сгружалось с одной телеги и перекладывалось на другую, после чего новая подвода проплывала под окном столовой перед взорами гостей. Разыгранная Кролом пьеса шла как по нотам. Вот кто-то забежал в столовую будто бы случайно с целой связкой гранат, вот кто-то другой "был послан немедленно идти куда-то на подмогу".

Вскоре арабы были твердо убеждены, что на свою голову попали в самое логово врага, что каждый житель киббуца от мала до велика встает с утра и ложится спать вечером, не выпуская из рук пистолет и кинжал, и в любую минуту готов к бою. Более того, настороженно перехватывая взгляды киббуцников, они стали подозревать, что их не просто так заманили в столовую и, вероятно, живыми им отсюда уже не уйти. Где-то через полчаса, так и не отведав толком предложенных им яств, они поднялись и стали торопливо собираться. Рассыпаясь в благодарностях за оказанный жителями киббуца прием, они сообщили, что все-таки слишком торопятся и должны тронуться в путь, не оставаясь на ночь.

"Хаваджа Лейзер Крол", обвешанный оружием и медалями (некоторые из которых загодя были одолжены в соседних еврейских поселках), встал из-за стола, стоявшего в углу, и подошел к гостям. Всеми возможными словами уговаривал он их ни в коем случае "не обижать комбанию" (так арабы, не имеющие звука "п" в языке, обычно произносили русское слово "компания", прижившееся среди киббуцников) и не покидать киббуц "на ночь глядя". Но главарь банды был непреклонен. Глядя на пистолеты и кинжалы, заткнутые за пояс Крола, он сглотнул и вновь повторил, что "от всего сердца благодарен столь отважным жителям поселка, но никак не может остаться, ибо очень торопится домой".

- Ну что же, - наконец согласился Крол, - пусть Аллах будет благосклонен к вам, и вы не собьетесь впредь со своего пути. Если же вновь окажетесь в наших краях, милости просим, ибо, увы, на этот раз не удостоились мы приютить вас на ночь в нашем скромном доме.

Почти бегом гости покинули Кфар-Гилади, впопыхах забыв про свою поклажу и мулов. Спустя несколько дней два араба, посланные главарем банды, опасливо подошли к воротам киббуца.

- А-раис (главарь) благодарит комбанию за заботу о наших мулах и будет рад освободить своего друга от этих излишних трудов, - сообщили они.

Но "хаваджа Лейзер Крол" лишь посмеялся в ответ:

- Передайте своему господину самые добрые пожелания от меня и скажите ему, что забота об этих мулах является для меня большой честью, а потому они останутся нашими.

***

Так ли все было на самом деле или со временем реальный сюжет оброс дополнительными деталями и преувеличениями, сказать сложно. Известно только, что Кфар-Гилади на долгие годы стал вызывать трепет у окрестных жителей. И если кто-то и приходил в поселок по делам, то предпочитал улаживать все у ворот, не заходя внутрь. Все это позволяло жителям киббуца долгие годы жить спокойно, без опасения, что лишние глаза и уши будут отираться у границ поселка. Поэтому со временем киббуц стал важнейшим перевалочным пунктом нелегальной репатриации для евреев, добиравшихся пешком через французскую колонию - будущие Ливан и Сирию - в обход британских запретов. Всего до провозглашения государства через поселок прошло около 8000 нелегальных репатриантов.

counter
Comments system Cackle