Не так страшен Абу Мазен…
Фото: Reuters
Не так страшен Абу Мазен…

На съезде партии ФАТХ ее руководителем вновь был избран Махмуд Аббас, что доказывает: Палестина не хочет перемен. Впрочем, перемен опасается прежде всего сам Абу Мазен, не допустивший к участию в съезде сторонников Мохаммеда Дахлана – своего наиболее перспективного конкурента. Дахлана вообще стараются вывести за рамки политической активности – палестинское руководство обвинило его в убийстве бывшего главы ООП Ясира Арафата. Тот факт, что версия "отравителя Дахлана" для Абасса предпочтительнее "израильского следа", говорит о том, что борьба за власть в автономии ведется всерьез. 

Многие обозреватели гадают, как повернутся события после ухода 81-летнего Абу Мазена, который сосредоточил в своих руках три главных поста – председателя ООП, главы ПНА и руководителя ФАТХ. Его полномочия как главы Палестинской автономии истекли еще в 2009 году – но выборы всех уровней в ПА с тех пор откладываются под разными предлогами. В 2008 году за продление правления главы палестинской администрации проголосовали чиновники ООП, а не народ. Поэтому избрание на съезде ФАТХа стало для Абу Мазена важным фактором подкрепления его не вполне легитимного статуса. 

Как известно, преемника у Аббаса нет, и это заставляет его еще сильнее держаться за власть. По тем же соображениям поддерживает раиса его ближайшее окружение – им не сохранить свои посты, кто бы не пришел ему на смену – ХАМАС, Дахлан, Раджуб или отбывающий заключение в израильской тюрьме Баргути. 

Выступив перед однопартийцами, палестинский лидер громко пообещал, что 2017 год станет годом палестинского национального государства. Судя по всему, он возлагает надежды не на соглашение с Израилем (хоть и высказывается за диалог), а на прежнюю стратегию "ползучей легитимации". Сам Аббас, впрочем, называет ее более уважительно – "интифадой мозгов". Но суть одна – Палестина будет добиваться приема во все возможные международные организации (Абу Мазен даже назвал их точное число – 522), среди них – Совет Безопасности ООН. 

Конечно, в Совбез автономию вряд ли примут, но еще несколько международных дверей Аббасу, скорее всего, удастся открыть и тем самым создать определенные неприятности для Израиля. Очевидно также, что будет продолжен курс на делигитимацию еврейского государства, всевозможные бойкоты, протесты и прочее. И хотя Абу Мазен не прекратит повторять свою мантру про возвращение в границы 1967 года и столицу в Иерусалиме, он не станет этого добиваться. Однако это не значит, что Израилю не о чем волноваться. Построив Палестинское государство "на бумаге", нынешняя администрация создаст для своих последователей возможность воплотить его в жизни. 

Что совсем не стоит принимать всерьез из речи Аббаса – так это его призывы к диалогу с ХАМАСом. Когда он говорит, что "Палестинское государство не может существовать без сектора Газы", то имеет в виду Газу, возвращенную под управление ФАТХа. Пока же, к его сожалению, он рискует потерять политический контроль даже над Западным берегом, чем и объясняется бесконечный перенос муниципальных, парламентских и президентских выборов. 

Министр национальной инфраструктуры Израиля Юваль Штайниц назвал Аббаса главным врагом государства Израиль, более опасным, чем был даже Арафат. Однако Абу Мазен при всей своей хитрости и изворотливости вряд ли создаст реальную угрозу существованию нашей страны. Настоящий враг находится гораздо ближе. Это еще раз подтвердилось на съезде ФАТХа, где выступил Председатель Объединенного арабского списка Айман Удэ. В своей речи он высказывался гораздо откровеннее палестинского лидера, называя Израиль исключительно "оккупантами" и признаваясь: "Мы создали Объединенный список, чтобы принести максимальную пользу палестинскому народу". Удэ также упомянул помощь палестинских пожарных на Кармель как политический акт, символизирующий возвращение палестинцев в Хайфу и Галилею. Так стоит ли бояться врага за зеленой чертой, если не менее злобный враг заседает в Кнессете? 

Если говорить о реальной опасности, то ее скорее стоит ожидать, когда Аббас уйдет. На его место слишком много претендентов даже без функционеров ХАМАСа, которые спят и видят под своей властью Западный берег. Пока нынешняя, коррумпированная и слабая администрация худо-бедно сохраняет контроль над автономией. Однако даже попытки "очистить" ФАТХ от сторонников Дахлана вызвали протесты и столкновения, за которыми последовали аресты. А ведь на пост главы автономии претендует и Маруан Баргути, готовый руководить палестинской администрацией даже из тюрьмы. Недавно о своем желании возглавить ПНА заявил бывший глава палестинской контрразведки Джибриль Раджуб. У каждого из этих деятелей немало последователей, что неудивительно при традиционном разделении палестинского общества на кланы. Положение осложняется тем, что в автономии не существует законного механизма передачи власти. Из-за отложенных выборов даже парламент, который мог бы выбрать нового председателя администрации, сегодня нелегитимен, к тому же большинство в нем принадлежит ХАМАСу. 

Эксперты и политики опасаются, что политический вакуум, который возникнет после Аббаса, приведет к внутренней войне между палестинцами и даже, не исключено, к развалу автономии. С большой вероятностью такая война закончится победой ХАМАСа. Но и другие соперники Аббаса придерживаются гораздо более жесткой позиции в отношении Израиля. В любом случае, они не будут, как Аббас, стучаться в двери ООН и других международных организаций, а постараются закрепить свой авторитет непосредственной борьбой против Израиля. Помимо всего прочего, новая интифада может оказаться единственным способом "выпустить пар" для безработной и лишенной перспектив молодежи, которая составляет примерно треть от населения автономии.

Таким образом, ни от самого Аббаса, ни от его ухода Израилю не приходится ждать ничего хорошего.

counter
Comments system Cackle