"Он может": секрет его успеха
Фото: Getty Images
"Он может": секрет его успеха

Факты - обременительная обуза для перспективного политика. Когда римского консула Цецилия Метелла спросили, каковы его замыслы, он ответил: "Если бы их знала хотя бы моя рубаха, я бы тут же бросил ее в огонь" 

Опрос, проведенный заказу Второго канала ИТВ, показал: "Еш Атид" во главе с Яиром Лапидом догнала по популярности "Ликуд" - обе партии могут рассчитывать на 25 мандатов. Одновременно популярность традиционного соперника правящей партии - "Сионистского лагеря", то бишь "Аводы", достигла рекордно низкой отметки - 10 мандатов. 

Это можно считать сюрпризом только отчасти. Недовольство бездеятельностью правительства в социально-экономической сфере, с одной стороны, и разочарование в "Аводе", с другой, побуждает людей искать альтернативу ведущим партиям, и Лапид позиционирует себя в качестве такой альтернативы. 

Для этого у него есть основания: харизма, уверенность в себе и своем обаянии, апломб, ораторский талант и профессионализм журналиста, всю жизнь работавшего в СМИ. Он уверен, что знает все, а если ошибается, причисляя, например, Коперника к античным философам, - то это простительно: никто не может требовать от публициста и политика энциклопедической эрудиции. 

Его уверенность импонирует избирателю, и неважно, что его заявления имеют мало общего с его действиями, политическая программа туманна, достижения сомнительны, а свита столь разношерстна, что не понятно, по чьей причудливой прихоти они оказались собранными в одной партии. 

Лапид - загадка, и такое впечатление, что загадка, прежде всего, для самого себя. 

В отношении так называемого мирного урегулирования он - "центрист". Это слово обладает магической притягательностью, хотя никто не может объяснить, что это на самом деле такое. Никто не может объяснить, как можно съест пирог, оставив его нетронутым. Лапид - за создание палестинского государства, но за то, чтобы сохранить Иерусалим в качестве единой и неделимой столицы Израиля и против приема беженцев. Он также - за определение четких границ Израиля. Это звучит привлекательно, особенно, если бы Яир Лапид вел переговоры с Яиром Лапидом. Потому что палестинские лидеры с его условиями заведомо не согласятся. Они не согласятся, чтобы Иерусалим оставался "единым и неделимым"; не согласятся отказаться от права беженцев на возвращение; и они точно знают, где должны проходить границы - вдоль так называемой "зеленой черты", т.е., линии прекращения огня от 1948 года. 

Возможно, они согласятся на косметические изменения в рамках "обмена территориями", но никогда не признают за Израилем Ариэль, вклинивающийся вглубь Самарии, и Маале-Адумим, который, оставшись за Израилем, рано или поздно сомкнется с Иерусалимом. Если бы Лапид приехал из Восточного Тимора, то мог бы не знать ни географии Израиля, ни требований палестинцев. Но он родился в Тель-Авиве, где рождаются все "центристы", которые, приходя к власти, как "Кадима", немедленно становятся сторонниками "болезненных уступок" - причем безвозмездно и в одностороннем порядке, как это планировал Ольмерт. А контингент избирателей Лапида увеличился ровно настолько, насколько уменьшился потенциальный электорат "Аводы". Это - сообщающиеся сосуды. 

Кстати, в преддверии размежевания Лапид, в качестве ведущего колонки “Едиот Ахронот”, как и все левые, включая Шимона Переса, страстно проталкивал этот обреченный прожект. Перес, по крайней мере, признал ошибку. Лапид - нет. 

Экономические рецепты Лапида интересны тем, что они предназначены также для Восточного Тимора. Лапид говорит, что "где-то между Итамаром и Ицхаром похоронены деньги, которые могли бы помочь среднему классу, сократить неравенство в израильском обществе, дать нам больше систем "Железный купол" и "Хэц-3" для защиты от ракет и увеличения армии". 

В июне этого года Белый дом и "Сионистский лагерь" обрушились на Нетаниягу за решение выделить 70 миллионов шекелей поселениям в Иудее и Самарии. Т.е., говоря словами Лапида, "закопать" эту сумму "между Итамаром и Ицхаром". Каждая батарея системы "Железный купол" стоит до 50 миллионов долларов. Однако, "откопав" 70 миллионов шекелей из пустынных холмов "между Итамаром и Ицхаром", Лапид рассчитывает "помочь среднему классу, сократить неравенство в израильском обществе, и увеличить армию". Решение, достойное Цезаря. 

Факты вообще не слишком интересуют главу "Еш атид", и он …признает это сам. Во время тяжбы в иерусалимском мировом суде в сентябре 2008 года по делу о клевете, возбужденного против Лапида сержантом бронетанковых войск Хананэлем Даяном за разглашение личных данных, Лапид произнес сакраментальную фразу: "Я вообще не имею привычки беседовать с участниками событий и выверять факты". 

Видимо, отношение к фактам привело к тому, что Лапид так ничем не проявил себя на посту министра финансов. Большую часть своей каденции он занимался тем, что обвинял своего предшественника во всевозможных грехах, а первая же попытка реформ привела к последствиям, которые известны нам по принципу: "Хотели как лучше, получилось как всегда". 

Когда в мае в 2013 года он увеличил дефицит бюджета с 3% до 4,9% от ВВП, это немедленно привело к снижению кредитного рейтинга Израиля с A+ до АА- и падению цен государственных облигаций. 

Известно, что короля делает свита. Свита Лапида также знает, как решать проблемы: от миллионера Яакова Пери, "заботящегося" о слабых слоях населения, до бывшего мэра Герцлии от партии МЕРЕЦ Яаль Герман, попытавшейся на корню уничтожить медицинский туризм во имя "социальной справедливости". 

Сегодня Яир Лапид заявляет, что знает, как решить все проблемы Израиля, и ему верят. Более того, он, похоже, верит в это сам, и именно поэтому может рассчитывать на удачу. Как любил повторять Барак Обама, "Мы это можем!". И не случайно, во время визита в Израиль Обама сказал, что за Лапидом "большое будущее". 

Он прав. За Лапидом - большое будущее. О таких мужах писал Бернард Шоу: "Он ничего не знает, а думает, что знает все: ему на роду написано быть политиком".

counter
Комментарии