Консенсус о нарушении, которого нет
Фото: Getty Images
Консенсус о нарушении, которого нет

Проблема законности израильских "поселений", постоянно муссируемая на всех уровнях, в последнее время стала особенно актуальной. 

По сообщениям СМИ, палестинские арабы собираются внести в СБ ООН проект резолюции , осуждающей строительство еврейских поселений за "зеленой чертой", и надеются поставить его на голосование Совбеза до конца 2016 года. По мнению израильских политиков, это весьма опасно - особенно в свете того факта, что администрация Барака Обамы на этот раз не обещает наложить вето на антиизраильские инициативы в ООН. 

Ситуация осложняется тем, что в отношении "поселений" в мировом сообществе достигнут определенный консенсус: их строительство считается нарушением международного права. 

1. Состояние проблемы. 

Какую же именно норму (или нормы) международного права нарушает, по мнению мирового сообщества, Израиль? 

По сути, все сводится к статье 49 Четвертой женевской конвенции (в дальнейшем - "ч.ж.к."), которая была подписана Израилем. Точнее, речь идет лишь о конце статьи: "Оккупирующая держава не сможет депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию." 

Позиция Израиля относительно нарушения им нормы, содержащейся в статье 49 ч.ж.к., следующая. Захват его армией в ходе войны 1967 года территории Иудеи, Самарии и Газы не является оккупацией, а сама эта территория не является оккупированной. Поэтому статья 49 ч.ж.к. к данной ситуации не применима. 

Оппоненты Израиля считают иначе. Указанная территория после 1967 года является оккупированной Израилем. Поэтому статья 49 ч.ж.к. в данном случае полностью применима. Именно эта позиция - практически единодушно - принята миром. В результате - мировой консенсус относительно незаконности израильских поселений. Однако, консенсус - не доказательство истины. 

2. Другой подход. 

Изменим подход к проблеме. Согласимся с мировым сообществом и допустим, что оккупация есть (заметим, что Израиль осуждается не за оккупацию, а за строительство поселений); "территории" оккупированы - в том смысле, что на них проживают люди, находящиеся в режиме оккупации; статья 49 ч.ж.к. к данной ситуации применима - и будем решать проблему законности поселений на этой базе. 

Поскольку есть оккупация, то есть две стороны: "оккупирующая" - Израиль и "оккупируемая" - палестинские арабы. Покажем, что решение проблемы не в отрицании факта оккупации, а в особенностях обеих сторон конфликта. 

3. Особенность "оккупирующих". Юридическое противоречие. 

Из факта оккупации "территорий" следует незаконность созданных на них оккупирующей стороной поселений. Такова действующая норма международного права - см. статью 49 ч.ж.к. Но это общий случай. Истина же всегда конкретна, и статьей 49 ч.ж.к. международное право не исчерпывается. 

Существует еще одна действующая норма международного права - см. "Мандат на Палестину Лиги Наций" от 24.07.1922г. - которая, по существу, утверждает, что еврейский народ является де-юре сувереном всей западной Палестины (частью которой являются Иудея, Самария и Газа). Согласно этой норме, заселение еврейским народом своей земли - абсолютно законно. 

Таким образом, в рамках действующих международных законов существуют две нормы, которые противоположным образом толкуют заселение Израилем после 1967г. Иудеи, Самарии и Газы: одна норма считает это заселение незаконным, а другая - законным. Это значит, что применение к данной ситуации статьи 49 ч.ж.к. приводит к юридическому противоречию (юридической коллизии). 

Но юридическое противоречие двух норм - до его разрешения - не может служить основанием для оценки законности каких-либо действий. Поэтому уже на данном этапе ясно, что консенсус мирового сообщества относительно незаконности израильских поселений весьма проблематичен. 

(В скобках заметим следующее. Мы включили здесь в рассмотрение главный юридический ресурс еврейского народа: решения Лиги Наций для Палестины. Официальный Израиль, как известно, не использует этот ресурс. И это при том, что основная борьба сейчас происходит именно на юридическом поле, и еврейское государство обвиняется в нарушении международного права. Таков, к сожалению, результат внутриизраильских политических "разборок"). 

4. Особенность "оккупируемых". 

Статья 49 ч.ж.к. включает запрет для оккупирующей стороны на депортацию своих граждан на оккупированную территорию. Поскольку цель ч.ж.к. - защита прав "оккупируемых", выясним, о каком их праве говорит этот запрет. 

В стандартном случае население оккупированной страны защищено "принципом территориальной целостности государств", который, в частности, обеспечивает суверенитет государства на всей его территории. Поэтому местные жители - граждане этого государства - являются законными владельцами - в этом смысле - всей оккупированной территории, и заселение "чужими" любой ее части нарушает это их право. 

Ситуация с арабами, проживающими на территории Иудеи, Самарии и Газы, принципиально другая. Во-первых, эта территория не является государством; во-вторых, на эту территорию, как известно, никаких суверенных прав у арабов никогда не было. Поэтому рассмотрение Иудеи, Самарии и Газы как целой единицы с правом проживающих там арабов на всю эту территорию - грубая ошибка. Права каждого араба на землю ограничены только той землей (если она есть), которая находится в его частной собственности. 

Поэтому в данном случае заселение - как таковое - гражданами оккупирующей стороны свободной (не частной) территории Иудеи, Самарии и Газы никоим образом прав "оккупируемых", защищаемых Четвертой женевской конвенцией не нарушает, ибо нельзя нарушить то, чего нет. 

5. Разрешение юридического противоречия. 

Если особенность оккупирующей стороны приводит к юридическому противоречию двух действующих норм международного права (см. пункт 3), то особенность стороны оккупируемой (см. пункт 4) дает возможность его разрешения. 

Оно состоит в том, что в данном случае одна норма: см. статью 49 ч.ж.к. (1949г.) - должна уступить место другой норме: см. "Мандат на Палестину Лиги Наций" от 24.07.1922г., подтвержденный статьей 80 Устава ООН (1945г.). Действительно: 

При таком способе разрешения противоречия не нарушаются законные права ни одной из двух сторон конфликта. Прежде всего не нарушаются никакие гуманитарные права "оккупируемых" - стороны, защищаемой Четвертой женевской конвенцией. 

В то же время применение в данном случае - в качестве способа разрешения юридического противоречия - статьи 49 ч.ж.к. означает доведение ситуации до абсурда, а именно: 

а) наделение одной из сторон конфликта ("оккупируемых") правом, которого у нее нет (правом суверена) - см. пункт 4; 

б) при этом лишение второй стороны конфликта ("оккупирующих") законного права, которое у нее есть (права суверена) - см. пункт 3. 

6. Выводы. 

Рассмотрев проблему законности израильских поселений на основе подхода к ней мирового сообщества (см. пункт 2), приходим к следующим результатам. 

1. При заселении Израилем после 1967г. Иудеи, Самарии и Газы имеет место парадоксальная, а, точнее, беспрецедентная, юридическая ситуация: оккупирующая сторона имеет право суверена на оккупируемую ею территорию, а оккупируемая сторона не имеет права суверена на эту территорию, т. е. "все наоборот". В связи с этим: 

2. В отличие от всех стандартных случаев, в данном исключительном случае применение статьи 49 Четвертой женевской конвенции не ведет к доказательству незаконности указанного заселения, ибо в данном случае наличие оккупации не противоречит законности строительства поселений. В данном случае заселение законно, и никакого нарушения международного права нет. В связи с этим: 

3. Исчезает главное основание для проводимой в настоящее время мировым сообществом политики жесткой конфронтации по отношению к Израилю как нарушителю международного права. 

Лев Фрейдман

counter
Comments system Cackle