Апокалипсис белых христиан?
Фото: Reuters
Апокалипсис белых христиан?

Я намеренно воздерживался от комментариев о прошедших выборах на темы, по которым я не могу сказать ничего нового. Одна из острых проблем в современных дебатах и теориях, однако, входит в пределы моей компетенции. 

Уже больше 15 лет я пишу о том, что Америка становится мажоритарно-миноритарным государством, в котором ни одна этническая или расовая группа не составляет большинства. Я писал это, например, в своей книге «Новое христианское сообщество» в 2002 году. Эта идея в последнее время считается стандартной и ортодоксальной, становясь все более знакомой частью политической риторики, особенно распространенной среди либералов и демократов. Это представление, как минимум, в том виде, в каком оно предстает в медийном и политическом дискурсе, понимается совершенно превратно, при этом существует два главных направления этого непонимания. Некоторые считают, что непонимание появляется в результате излишнего оптимизма; по мнению других, недостаток состоит в пессимизме. Эти утверждения кажутся удивительно очевидными, но, как я говорю, они ускользают от многих вполне осведомленных в прочих вопросах комментаторов. Сознательно или нет, наблюдатели позволяют зыбкой природе американских этнических классификаций ввести себя в заблуждение. 

Во-первых, что является очевидным, «меньшинство» не является однородной категорией. 

После последних выборов я видел множество статей, где утверждалось, что это последний глоток воздуха белой Америки перед утратой белыми своего мажоритарного статуса году эдак в 2040. Так вот, до 2040 года еще далеко, но давайте взглянем на перспективы того, как будет выглядеть американское население в середине века, скажем, году в 2050. Наиболее вероятно, что белое нелатиноамериканское население составит около 47%, латиноамериканское - 29%, афроамериканское - 15%, азиатское - 9%. С допустимой погрешностью в пару процентов. 

В такой ситуации «белые» действительно станут меньшинством. Однако будущая Америка будет очень неоднородным государством с многочисленными сообществами, чьи интересы по некоторым вопросам будут расходиться, а по другим – нет. То, что  белые к 2050 году станут меньшинством, не означает, например, что афроамериканцы получат неограниченную свободу для достижения своих целей, или что черное население сможет рассчитывать на поддержку азиатов и латиноамериканцев. По некоторым вопросам - да, по другим - нет. Чтобы привести конкретный пример, такая характерная афроамериканская проблема, как репарации за рабство, предположительно, понравится большинству латиноамериканских  и азиатских налогоплательщиков не больше, чем она сейчас приходится по вкусу старорежимным белым. 

Я разговаривал с людьми, убежденными, что к 2050 году афроамериканцы станут большинством населения, в нашей стране. Нет, это не так и очень далеко от истины. На самом деле, доля афроамериканцев даже не будет значительно увеличиваться. Они составляли около 12% в 1980 году, а к 2050 эта цифра вырастет до 15%. Во многом это увеличение отражает новое поколение мигрантов из Африки из сообществ, как правило, не ассоциирующихся с афроамериканской политикой и традициями. 

К тому же, что мы понимаем под словом «белый»? Исторически категория «белизны» была весьма размыта, постепенно расширившись до различных групп, изначально в нее не входивших. В середине 19 века ирландцы отнюдь не считались белыми, хотя потом это изменилось. Та же судьба ждала поляков и итальянцев, а потом евреев. Очень многие латиноамериканцы в США, безусловно, считают себя белыми. Достаточно задать этот вопрос большинству кубинцев, аргентинцев, пуэрториканцев и мексиканцев. Любые дискуссии относительно понятия «белизны» на разных этапах американской истории должны принимать в расчет эти ярлыки и определения. 

Латиноамериканцы не единственные в этом отношении. В последних спорах об этническом многообразии персонала в Кремниевой долине жалобы о преимущественно «белых» рабочих местах были сосредоточены на целях, где работала четверть или даже больше людей азиатского происхождения. Даже фирмы с огромным количеством работников из Индии, с Тайваня или из Кореи столкнулись с обвинениями в отсутствии подлинного этнического многообразия. Не означает ли это, что азиаты тоже начинают считаться «белыми»? 

В то же время межэтнические браки происходят все чаще, все больше союзов заключается между нелатиноамериканскими белыми и латиноамериканцами или людьми азиатского происхождения. (Такие браки происходят гораздо чаще, чем отношения между черными и белыми). Любой человек, считающий, что потомки таких союзов мобилизуются и восстанут против белого превосходства, будет горько разочарован. 

Второй аргумент касается книги «Конец белой христианской Америки» Роберта П. Джонса (Robert P. Jones), которую я счел достойной внимания и провокационной. Правда, название уже часто цитировалось и использовалось не к месту (и это не вина Джонса). Характерен безысходный заголовок Washington Post «Белая христианская Америка умирает», и вывод большинства либералов - и скатертью дорога. 

Когда я читал некоторые комментарии, последовавшие после выборов, казалось, будто их авторы ожидали, что «белое христианское» население просто испарится, чего на самом деле не произойдет. Во-первых, нелатиноамериканские белые, конечно, останутся и будут, по крайней мере, до 2050 года составлять самое большое этническое сообщество в стране. 47-процентное сообщество представляет собой огромное множество. На самом деле, масштаб «белой христианской» Америки будет намного более значительным, чем это могут отразить цифры, учитывая де-факто включение других групп (в частности, латиноамериканцев и, возможно, азиатов) под этот этнический ценз. Смешанные браки ускоряют экспансию белого населения. 

Белое население не исчезает, как и христиане. Одно из значительных следствий Иммиграционного акта 1965 года состоит в широкой экспансии различных этнических групп в США, преимущественно, христианского происхождения. Это верно, очевидно, и в отношении мексиканцев, а также американцев азиатского и арабского происхождения. Новые поколения африканцев - это горячо верующие христиане. Американское исламское население, например, было и остается незначительным в соотношении с целым, и так и будет оставаться в дальнейшем. 

Поэтому нет, мы не приближаемся к концу ни «белой», ни христианской Америки. В 2050 году это будет намного более разнообразная страна как в этническом, так и в религиозном отношении. Но если вы ждете белого христианского апокалипсиса, то вы, наверное, ошиблись тысячелетием. 

Филип Дженкинс (Philip Jenkins), The American Conservative, США

counter
Комментарии