Конец проекта "Обама"
Фото: Getty Images
Конец проекта "Обама"

Конспирологи всех стран уверяют нас, что Америкой управляют два конкурирующих между собой меньшинства: WASP – белые англосаксонские протестанты и, куда же без него, еврейский капитал. Именно они каждый раз выставляют многонациональному американскому народу очередного президента, который затем обслуживает их интересы, сосредоточенные главным образом в сфере ВПК. 

Если верить конспирологам, надо признать, что в эти дни в США, заканчивается 8-летний эксперимент, несколько отступающий от традиционной модели управления сверхдержавой. Для чего же он проводился и кто стоял за инструментом "Первый чернокожий президент"? Сегодня, на крутом историческом повороте, обнажившем тщательно скрываемые механизмы власти, ответ на такой вопрос даже не выглядит очередной мистификацией. Последовательность и логическая связь шагов Обамы, ставших уже достоянием истории, позволяет делать выводы, независимо от объяснений Белого дома. 

Издалека и далеко идущие интересы прослеживаются в каждой широко рекламировавшейся акции Барака Обамы и приводят к выводу, что уходящий президент был спецпроектом теряющего свое влияние WASP. Черный президент по определению внушал доверие цветным и бедным даже после того, как стало очевидно, что он последовательно обслуживает интересы белых и богатых. Обама был попыткой WASP остановить нашествие "третьего мира", а заодно и оттеснить от власти усилившуюся в последние годы "еврейскую партию". 

Последним объясняется и так называемый антисемитизм Обамы. Что не позволено Юпитеру, то позволено быку. Связанные тысячами деловых и семейных нитей англо-саксонский и еврейский капиталы не могут открыто говорить и делать то, что может обаятельный чернокожий парень из Чикаго. Устами Обамы англо-саксы только обозначали евреям, чем они могут их прижать: голосованием в ООН, усиленной поддержкой палестинцев, вооружением саудовцев. Однако за ширмой показного "антиизраилизма" президента не пострадала ни одна из значимых позиций американо-израильских стратегических связей. 

Но главной темой правления все-таки оставалось спасение империи. В конце ХХ столетия Америка, как и весь западный мир, почувствовала предстоящее нашествие Третьего мира. Но если от работящих китайцев и ленивых восточно-европейцев ожидалось больше пользы, чем беспокойства, то переселение афро-азиатских народов создавало для Запада серьезные проблемы. 

Такие проблемы продемонстрировали недавно в Израиле всего несколько десятков тысяч беженцев из Судана, а в Европе – несколько сотен тысяч сирийских. Эти небольшие в планетарных масштабах миграции, выбили из колеи налаженную жизнь в благоустроенных, казалось бы, обществах. Легко предсказуемое разрастание этого процесса в обозримом будущем просто захлестнуло бы Запад без всякой пользы для американского ВПК. Покупатель должен пользовался проданным ему оружием по месту жительства, а не бежать от него под крышу производителя, пугая там коренной пролетариат и чиновничество. 

Поэтому первые шаги Обамы на посту президента были нацелены строго на локализацию местных конфликтов. Его стартовый визит в Египет с демонстративным незаездом в Израиль переводил стрелки с непродуктивного арабо-израильского конфликта на перспективный межарабский. Если бы не антиисламский переворот, совершенный генералом Ас-Сиси, сегодня во всей Северной Африке вовсю бушевала бы "Арабская весна", требующая все больше и больше оружия. 

Снятие санкций с Ирана открывало ворота вторжению шиитского меньшинства на территорию сунитского – т.е. всего остального Ближнего Востока. Именно для этой войны Обама развязывал руки Ирану, а не для нападения на Израиль, способный стереть Иран с лица земли раньше, чем тот успеет выхватить свою ядерную дубинку. И если бы ИГИЛ и другие исламские банды Сирии и Ирака не переусердствовали в своем палачестве, сегодня весь арабский мир от Саудовской Аравии до Марокко ускоренными темпами закупал бы американское оружие и методически уменьшал свое поголовье. 

Россию, вечного конкурента Америки на рынке вооружений, тоже надо было локализовать – и с этой задачей Обама тоже справился, заставив конкурента на два с лишним года завязнуть в Крыму и на Донбассе. Для этого хватило всего-навсего украинской угрозы закрыть Севастопольскую базу российских ВМФ – реакция России была даже более непропорциональной, чем этого требовалось. Путин бросился на защиту южных рубежей, сгоряча оттяпал Крым, лягнул Украину Донбассом и превратил успешную, в сущности, операцию "Руки прочь от Севастополя" в избиение украинских младенцев. Эти неуклюжие и неэстетичные путинские шаги позволили Обаме поддерживать дальнейшую изоляцию конкурента, натравив на него своих европейских партнеров. 

Разорительность и безрезультатность антироссийских экономических санкций для европейских партнеров была очевидна, но концепция "Страны-изгоя" сработала безотказно. Заодно ослабили и самих европейцев. Заставив Францию продать "Мистрали" нищему Египту вместо богатой России, Обама еще больше усилил зависимость Франции от США – ведь расплачивается Египет американской военной помощью. Спохватившись только через 2 года, Путин бросился в Сирию, но инициатива уже была утеряна – единственным свободным покупателем в регионе остался неплатежеспособный Асад. Большая геополитика всегда была слабым местом российской власти, начиная с Александра I, не сумевшего извлечь никакой долгосрочной выгоды из победы над Наполеоном. 

Вопреки распространявшимся в прессе мнениям, личная неприязнь американского лидера к российскому, израильскому или турецкому, не играла в политике никакой роли. Высокомерно-пренебрежительное отношение к Путину, которое артистичный Обама демонстрировал при каждом удобном случае, с легкостью забывалось, когда самому могущественному правителю планеты требовалось склониться до земли перед давно неопасным японским императором Акихито или не заметить жеста еще опасного Рауля Кастро, брезгливо оттолкнувшего руку Обамы. Все определяли стратегические цели его кукловодов. 

Сентиментальная американская власть, надо отдать ей должное, в борьбе за рынки сбыта не забыла и о простом налогоплательщике. Народные массы получили от Обамы медицинскую реформу и ликвидацию Бин-Ладена. Первое позволило продемонстрировать заботу о физическом состоянии народа, а второе – о нравственном. Ну не могла Америка остаться неотмщенной! Великая держава обязана была разогнать непропорционально раздувавшую свое значение "Аль-Каиду", обычную банду – без идеологии, без стратегии, без армии, без государственных структур, без постоянной территории, даже без собственного имени. 

Медицинская реформа тоже прижилась. Даже заступающий на должность Дональд Трамп уже находит в ней "некоторые полезные компоненты", которые, вопреки предвыборным угрозам, он решил сохранить. Удачной оказалась и вторая акция – банда Бин-Ладена сдохла вместе с ним. Правда, ее боевики разбежались по другим, еще более злобным бандам, но кто теперь их считает! А отношения с Израилем, скорее всего нормализуются – за отсутствием хоть какой-либо почвы для конфликта. Подковерная борьба Джона с Янкеле закончилась рукопожатием над политической могилой Хиллари. 

Что же касается Трампа, то его рецепты борьбы с нашествием после фиаско Обамы представляется более эффективным. К тому же, он все-таки не партийный функционер, а успешный бизнесмен, и, в отличие от марионетки Обамы, с ним можно договариваться на равных. Чем теперь, судя по всему, и займутся американские элиты, отодвинув на время внутренние распри. 

Но это уже совершенно другая тема, которую автор прибережет для будущих разоблачений, не менее обоснованных, убедительных и абсолютно неопровержимых, чем все изложенные выше.

counter
Comments system Cackle