Израиль не должен зависеть от "союза суннитских государств"
Фото: Getty Images
Израиль не должен зависеть от "союза суннитских государств"

Менее чем за неделю отношения между Египтом и Саудовской Аравией совершенно разладились. На фоне продолжающейся войны в Сирии президент ас-Сиси взял курс на сближение с Кремлем. Столь резкий поворот наглядно показал, как неустойчивы ближневосточные альянсы и до чего опасно на них полагаться. 

Чуть больше двух лет назад, в середине августа 2014 года, я закончил свою еженедельную статью следующим абзацем: "Ближневосточный маятник качнулся теперь в сторону укрепления саудовско-египетской оси, но совсем не факт, что та же коалиция продолжит формировать регион через год или два. А потому Израилю не следует, поддавшись соблазну, основывать свое будущее и безопасность на временной коалиции, какой заманчивой ни была бы эта перспектива. Израиль обязан действовать на основе долгосрочного планирования, сосредоточившись на своих территориальных преимуществах, а не на зыбких, словно ближневосточные дюны, союзах".

Многие израильтяне, да и не только они, любят в последние два года порассуждать о важности формирования союза между Израилем и "умеренной суннитской коалицией", к которой обычно причисляют: Египет, Саудовскую Аравию, Иорданию, Объединенные Арабские Эмираты и даже Палестинскую администрацию. Мол, все эти страны объединились против Ирана и "Исламского государства", которые угрожают их целостности и стабильности. Находятся даже те, кто обвиняет израильское правительство в том, что оно упустило шанс и не воспользовалось текущей ситуацией на Ближнем Востоке для заключения мира с арабским и исламским миром на основе саудовской инициативы, принятой Лигой арабских государств. 

Основой суннитской "коалиции" являлось тесное сотрудничество между Египтом и Саудовской Аравией. Оно началось, когда король Абдалла великодушно протянул щедрую руку помощи генералу ас-Сиси, низложившему (вопреки воле администрации США и европейских стран) в июле 2013-го Мухаммеда Мурси из "Мусульманского братства" – законно избранного египетского президента. Именно саудовские миллиарды спасли тогда Египет от банкротства, а сотрудничество между странами включало даже участие отправленных на помощь саудовцам египетских сил в боях против Ирана и хуситов в Йемене. 

Вот только дюны, на которых строилась та коалиция, с тех пор расползлись, и северный ветер, задувающий с сирийских полей сражений, спутал все карты "рассудительным аналитикам". Нынче Каир и Эр-Рияд очень далеки от сотрудничества. Скорее, даже наоборот — у Египта теперь завязались тесные связи с врагами Саудовской Аравии, во главе с Ираном. Как же это произошло? 

Ответ прост. Все дело в ситуации, сложившейся на территории Сирии в последние два года, прежде всего — во вмешательстве России, сражениях за Алеппо и резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН, где в этом году заседает и Египет. Позиции стран, участвующих в сирийской войне, жестко разделены по отношению к Асаду. С одной стороны: Россия, Иран, Ирак и "Хизбалла", поддерживающие его, причем не только политически, но и активным участием в боевых действиях. Без их поддержки Асад давно бы пал. С другой — страны, которые ему противостоят: Саудовская Аравия, Турция и некоторые из эмиратов, действующие на политическом фронте, а также спонсирующие, тренирующие и вооружающие группы мятежников.

Ставка на победителя 

Именно нарастающее в последний год военное вмешательство России и было тем фактором, что склонил чашу весов сирийской войны в пользу Асада. Можно с уверенностью сказать, что Россия стала теперь главной опорой армии Асада, особенно в воздухе. Развернутые ею на сирийском побережье системы ПВО угрожают воздушным операциям США, Израиля и Турции. А вдобавок, значительная часть вооруженного ракетами российского флота, поддержанная авианосцем, тоже сосредоточена у берегов Сирии. 

Россия действует, не сдерживая себя ни юридическими, ни моральными ограничениями, безжалостно бомбит районы, заселенные некомбатантами, вынужденными служить живым щитом для повстанцев, которых, в свою очередь, поддерживает Саудовская Аравия, особенно в восточных кварталах Алеппо. На политической же арене Россия сумела заставить Турцию отступиться от поддержки сирийской оппозиции. Теперь Эрдоган полностью переключился на войну с сирийскими курдами, стремясь не допустить создания ими независимого государства, которое бы стало угрозой для целостности Турции. 

Ас-Сиси с момента захвата власти стоял перед дилеммой. Кого поддерживать — Асада или его исламистских противников, идеологических братьев тех, с кем он сам воюет на Синае и вдоль Нила? Будучи финансово и политически зависим от Саудовской Аравии, ас-Сиси воздерживался от публичной поддержки Асада. 

Но прямое и массивное вмешательство России позволило ему рассчитать новый курс. Он пришел к выводу, что в конце концов Асад победит своих противников, Саудовская Аравия же в этой войне потерпит неудачу. Поэтому ас-Сиси предпочел сделать ставку на победителя. На данный момент, похоже, он оставил Саудовскую Аравию и перешел Рубикон. Теперь египетский президент не против, чтобы Асад остался у власти, каким бы ни оказалось будущее сирийское урегулирование. 

Уход США от сирийских дел еще больше убедил ас-Сиси в том, что новыми хозяевами на Ближнем Востоке становятся Россия и ее иранские друзья, а потому стоит оставить проигравших и присоединиться к победителям. 

На голосовании Совета Безопасности ООН 8 октября египетский представитель поддержал российский проект резолюции, выступив против саудовского предложения. Вслед за тем представитель Саудовской Аравии в ООН назвал египетскую поддержку России "прискорбным событием". После чего саудовцы прекратили поставки нефти в Египет и ввели ограничения на рейсы египетских авиакомпаний в Саудовскую Аравию. В свою очередь, египетские полицейские сняли бетонные заграждения, защищавшие посольство Саудовской Аравии в Каире, утверждая, что это необходимо для строительства подземной развязки. В ответ саудовский посол оставил Каир и вернулся в свою страну. 

Наконец, ас-Сиси, выступая на военной церемонии, провозгласил, что Египет "не склонится ни перед кем, кроме Аллаха", явно намекая на Саудовскую Аравию. А в СМИ прошла информация, что высокопоставленный египетский офицер в отставке продал патрульные катера хуситам в Йемен — тем самым, которых поддерживает Иран, а Саудовская Аравия пытается уничтожить. И весь этот разлад в отношениях между двумя странами произошел всего лишь за пять дней — с 8-го по 13 октября. 

При этом контакты между ас-Сиси и Путиным, вопреки недовольству саудитов, наоборот, развивались на протяжении всего года, охватив и сферу военного сотрудничества: Египет закупает у России оружие и проводит совместные с российской армией учения, а Россия помогает Египту строить ядерный реактор.

В ожидании дня после Аббаса 

Палестинскую администрацию тоже часто причисляли к "умеренной сунитской коалиции", с которой, как утверждали многие, Израиль просто обязан достичь мира. Однако теперь выясняется, что и она стоит на весьма зыбком фундаменте. 

За последние десять лет мы уже привыкли к территориальному и политическому расколу, где Газа принадлежит ХАМАСу, а арабы Иудеи и Самарии влюблены в ООП. Вот только последние события убедительно доказали, что представления о единстве внутри самой ООП мало согласуются с реальностью. Эта организация расколота на сторонников Махмуда Аббаса и поклонников Мухаммеда Дахлана, и трещина эта проходит между жителями городов и лагерей беженцев, еще больше усиливая противостояние между ними. 

В течение всего последнего года, и особенно в этом месяце непрерывно вспыхивали ожесточенные столкновения между жителями автономии и силами ее безопасности. Поскольку силы эти укомплектованы не коренными уроженцами, а теми, кого привезли из Туниса, местные жители их легитимности не признают. В ответ же силовики действуют, как правило, с жестокостью, какую на протяжении долгих лет (пока "арабская весна" не смела все мыслимые границы варварства) не знали в арабском мире. 

То, что сейчас происходит в автономии, следует рассматривать в контексте подготовки всех главных игроков ко дню, который наступит после Аббаса. ХАМАС копит поддержку и оружие, намереваясь захватить власть в Иудее и Самарии. Сторонники ООП в ужасе ищут молодого и энергичного человека, который оказался бы способен противостоять нарастающей силе ХАМАСа. Мухаммад Дахлан подходит для этого почти идеально, вот только его кандидатура вызывает яростное сопротивление со стороны Махмуда Аббаса и его окружения. 

Останется ли ООП единой структурой? Трудно предугадать, но пока ближневосточная динамика такова, что конфликт лишь разрастается все больше и больше. Поэтому можно предположить, что противостояние в итоге развалит ООП, так же, как борьба с ХАМАСом уничтожила грезы о едином государстве палестинских арабов еще до того, как оно вообще сумело возникнуть.

Коалиции, выстроенные на дюнах 

Коалиции на Ближнем Востоке строятся на дюнах. Поэтому я вновь хочу предостеречь тех, кто в конечном счете принимает решения в Израиле и за его пределами. Не стоит слишком уж полагаться на нынешнее расположение звезд и опираться на региональные "коалиции" при формировании долгосрочной политики, в особенности, если речь идет о необходимости платить в твердой валюте, в том числе — частями Родины, за бумажку с надписью "мир". 

Просто для примера: с 1994 года у Израиля мир с Иорданией, но это не помешало искусственно созданному государству, вовсе не существовавшему до 1921 года, продвигать в ЮНЕСКО резолюцию, подрывающую связь еврейского народа с Иерусалимом, связь, существующую более трех тысяч лет. Неужели так выглядит мир? Может быть, израильский МИД вызвал посла Иордании, чтобы осудить поведение его страны в ЮНЕСКО? Короче, та ли это коалиция, в которой Израиль сможет себя чувствовать комфортно?

Мордехай Кедар 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle