Идея создания европейской разновидности ислама не срабатывает
Фото: Getty Images
Идея создания европейской разновидности ислама не срабатывает

Объявив себя атеистом, Валид аль-Хуссейни, изначально мусульманин, на собственной шкуре ощутил последствия жизни в обществе, в котором правит политический ислам. Европа не должна пассивно наблюдать, как ее мусульманские сограждане позволяют религии занимать все большее место в их жизни, говорит он. 

"Как я могу быть отступником? Я никогда не ощущал себя мусульманином". 

27-летний Валид аль-Хуссейни (Waleed al-Husseini) - один из очень немногих людей, родившихся в исламском обществе и ставших атеистами. В пятницу на датском вышла его книга "Тюрьма Аллаха" - об этом в буквальном смысле болезненном процессе, и Berlingske встретилась с ним в издательстве Forlaget Pressto в Копенгагене. 

Валид аль-Хуссейни вырос в палестинской автономии на Западном Берегу. Он был способным, хорошо учился в школе, но еще ребенком начал задавать вопросы о религии, которая, как он считал, пронизывала все сферы жизни общества, которое на бумаге было светским. Никто не мог ответить на его критические вопросы, так что он принялся читать все религиозные тексты, которые мог найти, только, чтобы испытать шок от их содержания. 

Еще совсем молодым человеком он стал атеистом и завел ряд блогов и интернет-сайтов, где принялся сомневаться в религиозном учении, - он делал это под псевдонимом, поскольку прекрасно понимал, что вероотступник в исламе - худшее из того, что можно себе представить. 

Хотя аль-Хуссейни был осторожен, власти все равно до него добрались. В 2010 году он был арестован службой безопасности и подвергся допросам, которые менялись от просто бесед и грозных слов до психических и физических пыток, применявшихся в отношении него, в частности, ему не давали спать. Продолжалось это почти год. 

Благодаря международному давлению его выпустили до рассмотрения дела в суде, и молодой человек воспользовался случаем, чтобы через Иорданию бежать во Францию. Здесь он сейчас и живет. Аль-Хуссейни является одним из создателей и председателем Совета бывших мусульман во Франции (CEMF). 

Валид аль-Хуссейни - не тот человек, который будет молчать: ни в своих антирелигиозных блогах, ни в своей книге, ни в своих выступлениях. Поэтому на всех официальных мероприятиях с его участием присутствуют многочисленные полицейские с автоматами. 

Впрочем, он не хочет, чтобы его называли исламофобом, он подчеркивает, что некоторые части правого крыла в политике, критически относящиеся к иммигрантам, пытаются использовать то, за что выступает CEMF, в своих интересах, но организация от этого дистанцируется. 

- Честно говоря, тут речь идет не об исламе как о религии. Меня это не волнует. Это то, что касается тебя и бога. То, с чем мы должны бороться, - это исламский фашизм, т.е. политический ислам. 

Валид аль-Хуссейни, по его собственным словам, борется за свободу всех людей, за равноправие женщин, за распространение принципов светского общества, на которых зиждется его новая родина, Франция. Самая большая угроза этим ценностям исходит от ислама как политического инструмента, полагает он. Поэтому он также против ношения мусульманского головного убора, хиджаба, в общественных местах. 

- Хиджаб - особенно во Франции - стал инструментом политического ислама, чтобы показать, сколько у него сторонников. Как и намазы, проводимые на улице. 

- Но Вы также против права женщин на его ношение? 

- Да. Послушайте, я не могу принять, что кто-то хочет быть рабом. Значение хиджаба в том, что женщина должна прикрыть себя, чтобы не вводить мужчин в искушение. Она по отношению к мужчине - гражданин второго сорта. Нельзя стремиться к равноправию и выступать в защиту хиджаба. Даже во имя свободы. Если хотите, то свобода не означает, что людям должно быть позволено жить как рабам. 

Валид аль-Хуссейни считает, что арабские страны в целом стали более консервативны в религиозном отношении, чем раньше. Идея создания европейской разновидности ислама не срабатывает, потому что благодаря спутниковому телевидению и интернету унифицируется та форма ислама, которая распространена на Ближнем Востоке и в Европе, говорит он. Например, жить можно во Франции или Бельгии, но искать ответа на свои вопросы у имама в Катаре, который даже никогда и не был в Европе. 

- Я не вижу никаких умеренных мусульман. Даже те, кто так себя называет, умеренными мусульманами не являются. Мы должны изменить то, как люди воспринимают религиозные тексты. Посмотрите, как христиане начали по-новому толковать Библию, не внося изменений в текст. Так надо поступать и мусульманам. 

- То есть, Вы не думаете, что есть умеренные мусульмане? 

- Их очень немного. Нельзя говорить о том, что есть какое-то их сообщество. Скажите мне: сколько мусульман верит в равноправие полов? Сколько верит в праве на богохульство, на то, чтобы быть гомосексуалистами? Сколько против многоженства? Для меня достаточно считаться умеренным, если человек под этим подразумевает, что его вера - то, что касается только его самого и Аллаха. Я не против того, что люди верят, но против исламской этики. Именно поэтому я живу сейчас во Франции. 

Помимо того, что в Европе разрешают изолированные в культурном отношении анклавы, которые разрастаются все более, политический ислам начинает играть все большую роль, считает аль-Хуссейни. 

- Мы живем в экстремальное время. Франция, Германия и Швеция - самые опасные в Европе страны, потому что они разрешают существование параллельного общества, которое создает питательную почву экстремизма. 

Он предостерегает от самодовольства, в то время как религия начинает играть все большую роль. И хотя он подчеркивает, что не против ислама как религии, не надо бояться, что тебя назовут исламофобом, когда ты защищаешь секуляризм. 

- Здесь (в Европе, - прим. ред.), используют такие понятия, как расист и исламофоб. На Ближнем Востоке говорят "предатель", "сионист" или "неверный". Эти слова используются для того, чтобы заставить людей, которые к тебе прислушиваются, от тебя отвернуться. Это одна и та же стратегия, только слова разные, - говорит аль-Хуссейни. Ничего удивительного в том, что он на 100% поддерживает карикатуры на Мухаммеда. 

- Ислам - это идеи. Должна быть возможность критиковать идеи. Также в виде карикатур. Если кому-то не нравится карикатура, вполне можно на нее ответить, но не с помощью автомата Калашникова. Мусульмане охотно критикуют другие религии, но им не нравятся, когда критикуют их самих. 

Иными словами, Валид аль-Хуссейни всегда будет бороться за светские ценности, которые так глубоко запали ему в сердце, но для того, чтобы они выжили, необходимо остановить использование религии в качестве политического инструмента, пока еще не поздно. 

- Я думаю, что через 15 лет в Дании все будет так же плохо, как и во Франции. Надеюсь, что я ошибаюсь, но я так думаю. 

Карл Селликен (Karl Kühlmann Selliken), Berlingske, Дания

counter
Comments system Cackle