Христианская Европа заканчивается. Что потом?
Фото: Getty Images
Христианская Европа заканчивается. Что потом?

Если жить очень долго - а мы живем долго, - то начинаешь замечать повторение похожих процессов в истории: зарождение, расцвет и угасание рядом с нами народов и цивилизаций. 

Мы застали закат Аккада, лучшую пору и уход «лунной», как называет ее Полонский, цивилизации Вавилона. Мы наблюдали появление загадочных халдеев - астрологов и магов. Мы оформились как народ в Египте. Отказавшись от идеалов и верований, по Полонскому, «солнечной египетской цивилизации», мы ушли в пустыню, где заключили Синайский договор с Создателем. Следующими нашими современниками и духовными соперниками стали античные цивилизации греков и римлян. К началу нашей эры сносились и эти цивилизации.

Как восточные народы - ассирийцы, халдеи, армяне, египтяне, эфиопы, - так и европейцы примкнули к разным ветвям еврейской секты христиан. В первые века нашей эры христиане вытеснили античные цивилизации.

Ветви христианской цивилизации имеют долгую и разнообразную историю. Европейская ветвь, давшая замечательные плоды в искусстве, науке, литературе, стремительно завершается после Холокоста, при нашем поколении. Создатель христианства и «апостол язычников» Павел разъяснял в Послании римлянам относительно евреев: «Б-г не отверг свой народ, который избрал от начала… ты (римляне) отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине» (11). Европейские народы попытались в Холокост выкорчевать «хорошую маслину» - евреев, после чего «привитая ветвь дикой маслины» - их христианство - стремительно, в течение двух-трех десятилетий засохла.

Глубокий кризис современной Европы, выражающийся прежде всего в демографическом коллапсе, имеет ясного исторического предшественника - угасавшую римскую цивилизацию. Один из идеологов ее, Цицерон, в конце прошлой эры определял Римское государство как «сообщество, ассоциированное признанием общих законов и общностью интересов». Блаженный Августин, ключевая фигура для идеологии христианского Запада, в противопоставлении Града земного и Града небесного утверждал, что только «общих интересов» Цицерона для выживания гражданского общества недостаточно. Должна быть еще «общая любовь» - общие идеалы, религия.

Социолог Давид Голдман предлагает называть взгляды Августина на устройство общества теологической политикой - теополитикой. Объяснить крушение бывшей христианской Европы, ее нынешнее самоубийство, без привлечения теополитики невозможно.

Голдман пишет: «Это вопрос арифметики, что социальная жизнь в большинстве развитых стран рухнет в течение двух поколений. Двое из троих итальянцев и трое из четверых японцев к 2050 году будут беспомощными стариками. При нынешнем уровне рождаемости количество немцев к концу XXII века упадет на 98%». Он объясняет: «Демографы определяют религию как решающий фактор, различающий уровень рождаемости в разных странах. Когда уходит вера, рождаемость уходит с ней… Дюжины новых исследований подтверждают связь между верой и рождаемостью».

Голдман формулирует свой закон: «Мелкие цивилизации исчезают из-за множества причин; но великие цивилизации умирают только тогда, когда они не хотят дольше жить». И потеря религиозности, очевидно, ведет к такой потере жизненности.

Политика канцлера Меркель, приведшая недавно в Германию сотни тысяч молодых мусульманских мужчин, является, очевидно, вынужденной: для исторического продолжения ее страны нужны люди. Должны открываться новые бизнесы, производства, заполняться аудитории учебных заведений. В ее стране людей для этих целей рождается недостаточно, резервы существуют только за границей.

Происходящее ныне перемещение в Европу мусульман с Ближнего Востока, из Азии и Африки принято обзывать вторжением и чуть ли не оккупацией. Проведя аналогию с угасавшей Римской империей нужно признать, что просто происходит умирание одной цивилизации и замена ее рождающейся другой.

После новогодних праздников 2016 года газеты шумели о приставаниях на гуляниях в Кельне молодых мусульман к немкам. Как отреагировали на это немецкие женщины? Они организовали сообщество по сексуальной помощи эмигрантам. Недавно появились сообщения о лагере задержанных нелегальных эмигрантов в Англии. Туда, за колючую проволоку, стали проникать англичанки. Правозащитники забеспокоились, что женщины совращали даже малолетних мусульман, всего-то 13 лет от роду. 

Недавно я провел неделю во Франкфурте-на-Майне. На улицах, в парках заметны блондинистые крепкие немецкие женщины, гуляющие со смуглыми брюнетами. Европе предстоит образование новых этносов.

Но так как с Ближнего Востока прибывают в основном мужчины, не предвидится ли в Европе нехватка женщин? Этой проблемы нет, поскольку современное общество после увядания христианства вернулось к морали и этике эллинизма.

Голдман объясняет: «Греческая религия обещает не превозмочь смерть, но только бежать на время от нее - в руки постоянной юности… Греческие мужчины нашли, что поискам бессмертия лучше всего служит связь с юной версией их самих. Пожилой любовник поклонялся своему собственному отражению в форме своего юного возлюбленного». Так, проклинаемый евреями римский император Адриан обожествил обожравшегося им прелестного Антиноя, нашедшего убежище от докучливой любви Адриана в водах Нила, и строил посвящавшиеся Антиною храмы.

Голдман продолжает: «Там, где религия евреев переводила сексуальный импульс людей в брак и деторождение, религия греков связывала военную защиту полиса с возвращением любовников к юности через эротику. Отделение сексуальности от создания детей в греческой культуре помогает объяснить ужасный демографический упадок, перенесенный Грецией в V–IV веках до н. э.».

Аристотель в середине IV века до н. э. писал в своей «Политике» о Спарте: «Некогда государство было способно содержать кавалерию в 1500 всадников и 30 000 пеших воинов, ныне же число всех жителей Спарты опустилось ниже 1000…»

Современное либеральное общество с повсеместным признанием гомосексуальных браков и социальным возвеличиванием однополого секса на уровень разнополого, и даже более престижного, является возвращением к античному образцу.

Нынешнее умирание западной цивилизации пробуждает у многих горькие чувства, аналогичные гореванию по поводу поглощения Рима варварами. У Блока: 

Не сдвинемся,

когда свирепый гунн

В карманах трупов

будет шарить,

Жечь города, и в церковь

гнать табун,

И мясо белых братьев

жарить!.. 

Со стороны гуннов это было некрасиво. А бои гладиаторов были красивы? А травля христиан на арене Колизея дикими зверями? А разрушение нашего Храма? Я не христианин, но тоже считаю чудовищным распятие римлянами плотника из Назарета. В те времена, в пору еврейских волнений в Иудее, десятки тысяч таких распятий омрачали библейские пейзажи.

Конечно, Древний Рим родил великих скульпторов, поэтов, философов. Но, смешавшись с варварами и частично цивилизовав тех, Италия возродилась в эпоху Ренессанса. Микеланджело, Леонардо, Галилей были в равной степени потомками и древних римлян, и варваров.

Как будет выглядеть Европа после того, как мусульмане станут в ней доминировать? После неурядиц и войн образуются новые народы. И произведенные, скажем, из арабов и испанок будут сильно отличаться от смеси турок с немками. Ислам под влиянием европейских традиций, наверное, помягчеет, реформируется. Возникнет неведомый ныне мир новых народов и идеологий, новые цивилизации.

Евреям предстоит жить в этом мире. Уже сейчас у Израиля устанавливаются приемлемые отношения с Египтом, с Турцией, с Иорданией. Постепенно все более или менее образуется и с будущими народами Европы. 

Конечно, до наступления нового Ренессанса протечет немало времени. От окончания Западной Римской империи до эпохи Ренессанса прошло тысячелетие. Ныне, во времена Интернета, аналогичный процесс должен произойти быстрее. Но, чтобы этот процесс пошел, чтобы грядущая Новая Европа преодолела наступающую дикость, которую несут ей волны дикарей, переселяющихся в ее прелестные города, чтобы состоялся новый Ренессанс, потребуется катализатор.

На США надежды мало - процесс одичания ожидает и их. Причем в Америке все происходит быстрее, чем в старушке Европе. Уже 8 лет здесь правит мусульманин со взглядами человека третьего мира. И американцы его принимают - больше половины одобряют деятельность Обамы.

Останется один народ, которому предстоит цивилизовать новые этносы будущей Европы. И в благодарность за это будет евреям, наверное, как и с прошлыми цивилизациями, неприязнь и ненависть.

«Что было - то и будет», - учил царь Соломон.

counter
Комментарии