Арабские страны начинают осознавать важность Израиля
Фото: Reuters
Арабские страны начинают осознавать важность Израиля

Отказ египетского министра иностранных дел привычно назвать террором действия Армии обороны Израиля, и в целом, весьма сдержанная международная реакция в ответ на недавнюю израильскую атаку объектов ХАМАСа в секторе Газы, отнюдь не были случайными. По мере того, как экстремисты сокрушают региональный порядок, Израиль перестает казаться своим соседям проблемой, превращаясь, наоборот, в ее решение. 

Ход событий, разворачивающийся в последнее время на Ближнем Востоке, бросил вызов самому дальнейшему существованию арабского мира в качестве жизнеспособной культуры и политической системы. Речь идет, прежде всего, об усилении Ирана, возникновении и распространении «Исламского государства», а также крушении статуса арабских государств, подрываемых нарастающим внутри них террором, основной движущей силой которого является ислам и его предписания. 

Иранская угроза серьезно возросла в минувшем году благодаря заключению ядерной сделки с Западом и сотням миллиардов долларов, принесенным ею в экономику Исламской Республики в результате снятия санкций. Теперь эти деньги кипящим маслом прольются на эпицентры напряженности и кровопролития, в Йемене, Ираке, Сирии и Ливане, становясь непосредственной угрозой для ключевых арабских государств, вроде Саудовской Аравии и ОАЭ. Полученные средства также облегчат Ирану экспорт исламской революции в другие части мира, в первую очередь, Европу и Америку. 

«Исламское государство» продолжает разорять Сирию и Ирак, но его влияние ощутимо возрастает и в других регионах, например, в Ливии и на Синайском полуострове. И в Иордании тоже хорошо заметна его деятельность, по овладению сердцами в преддверии того дня «после короля», когда станет возможным навязать стране нормы правления исламского государства. И хотя пока ИГИЛ отступает, теряя земли в пользу правительств Сирии и Ирака, конец его не виден даже на горизонте. 

Другими словами, ему предстоит еще долго сеять террор и распространять свою пропаганду. 

Америка отступает, насилие растет 

Сама концепция современного арабского государства, как, впрочем, и его политическая реализация, поставлены теперь под сомнение его собственными жителями. Многие из них задаются вопросом: 

«Зачем нам, арабам жить в странах, созданных, спланированных и сформированных Западом в своих интересах? Зачем нам диктаторские режимы, навязанные экономически и морально коррумпированной властвующей элитой?» 

Основной платформой для сторонников такого подхода служат социальные медиа, и в общественных дебатах множатся желающие усадить собственное государство на скамью подсудимых. 

В арабском мире становится все больше тех, кто сделав соответствующие выводы, решает действовать против своих государств, используя страх, угрозы, террор и убийства. 

Основными носителями подобной тенденции являются «Братья-мусульмане» и вышедшие из-под их крыла другие политические исламские движения. Они используют социальные медиа, для самоорганизации, мобилизации добровольцев и распространения своих идеи в обход цензуры властей, оставаясь, при этом, в тени, анонимными и неуловимыми. 

Примером подобной деградации государственности служит террористическое государство, возникшее в секторе Газы более девяти лет назад, в июне 2007 года, когда организация исламского террора – ХАМАС захватила контроль над территорией, с населением свыше миллиона человек и создала страну, ставшую политическим воплощением идеологии «Братьев-мусульман». Арабский мир встретил это событие гробовым молчанием, ведь, каждое слово и действие против власти ХАМАСа, выглядели, как поддержка Израиля - действия, абсолютно неприемлемого для арабской общественности. 

Еще больше положение усугубилось, когда такие богатые и влиятельные страны как Катар и Турция мобилизовались для политической и экономической поддержки государства ХАМАСа, в то время как военную помощь ему обеспечил Иран. 

Аналогичная ситуация сложилась и в Ливане, где террористическая организация «Хизбалла» захватила целую страну, превратив ее в государство, управляемое с помощью решений, принимаемых в Тегеране. При том, что самым судьбоносным и важным из них, стало вовлечение Ливана в гражданскую войну, идущую в Сирии между Асадом и его противниками. 

Такова реальность, доминирующая в арабском обществе вот уже несколько лет. И никакого решения в обозримой перспективе не видно. Иран не собирается исчезать, даже наоборот, с каждым годом наращивает свои присутствие и влияние. Никуда не девается и «Исламское государство», несмотря на объявленную ему всем миром войну. Само современное арабское государство больше не считается приемлемым решением, при том, что побуждаемый исламом террор внутри стран продолжает расти. 

США, игравшие в прошлом роль уравновешивающей, сдерживающей и сохраняющей политическую структуру региона силы, решили покинуть Ближний Восток, бросив его на съедение Ирану, суннитским джихадистам, туркам, а в последнее время и русским, прибывшим удостовериться, что их интересы не пострадают. Кому же во всей этой свалке приходится тяжелее всего? Несчастному мирному населению, прежде страдавшему от гнета диктатур, а теперь стонущему под ножами джихадистов. Немудрено, что всем скопом оно устремляется в Европу. 

Прекращают стесняться связей с Израилем 

Но именно в этой прискорбной ситуации, в которой оказался арабский мир, Израиль способен обрести региональное признание. Ведь он не угрожает ни одной стране, как раз за исключением двух террористических государств – ХАМАСа в Газе и «Хизбаллы» в Ливане. Да и «Исламское государство» станет его потенциальной целью, как только докатится до израильских границ. 

Первым арабским государством, переосмысляющим свое отношение к Израилю, стал Египет. Он, как и мы озабочен террором, особенно филиалом «Исламского государства» на Синайском полуострове. С середины 2013 года, Египет под властью A-Сиси действует против ХАМАСа максимально решительно и с минимальной чувствительностью. Египет практически полностью перекрыл КПП Рафиах и почти целиком уничтожил прокопанные жителями Газы на Синай автострады подземных туннелей, по которым в свое время смог проехать даже цирк. 

В свою очередь, есть информация, что Израиль помогает Египту в войне против «Синайской провинции» «Исламского государства», созданной группировкой, ответственной за убийства сотен египетских солдат и мирных жителей, прежде называвшейся «Ансар бейт аль-Макдис» и связанной в прошлом с Аль-Каидой. 

А недавно министр иностранных дел Египта Самех Шукри отказался обвинять Израиль в терроре, за борьбу с палестинскими арабами. По его словам, «исторически, обеспечение безопасности играет для израильтян огромное значение, поскольку израильское общество противостоит проблемам, которые вынуждают его строго следить за безопасностью, контролировать территорию и постоянно латать бреши, чтобы защитить себя». 

Очевидно, то же самое, он мог бы сказать и о своем Египте. 

Шукри также заметил, что нельзя обвинять Израиль в терроре, пока в мире не существует согласованного определения терроризма. 

Этот комментарий, явно стал камнем, брошенным в огород всех тех исламских стран, которые последовательно выступают против юридического определения терроризма, поскольку такое определение обязательно указало бы на ислам, как на мотивирующий фактор большинства сегодняшних террористов. 

Да и американская администрация не слишком стремится определить связь между исламом и террором, так, что косвенно слова египетского министра были направленны и против американского правительства. 

Террор разрушает догмы 

На прошлой неделе Израиль атаковал объекты ХАМАСа в Газе, за ракету, выпущенную из сектора по Сдероту. Ответ был таким, какой ненавистники еврейского государства обычно называют «несоразмерным» (интересно, как бы они сами повели себя, запусти в них кто-нибудь ракету). Между тем, международная реакция на израильскую атаку была более, чем сдержанной. Похоже, что большинство здравомыслящих людей в мире думают то же, что осмелился публично озвучить глава египетского МИДа. 

Однако, турецкое правительство, как видно, несколько утратив способность мыслить сбалансированно, обвинило Израиль в «непропорциональном ответе» и «агрессии ради агрессии», заявляя о «действии, которое не останется без реакции, несмотря на соглашение о примирении» и используя другие аналогичные фразы из устаревшего лексикона, разделившего мир на «правоверных» и «неверных». 

Эрдоган не заметил, что теперь мир разделен совсем иначе – на тех, кто поддерживает политический порядок и тех, кто его подрывает, включая и саму Турцию, внесшую решающий вклад в создании «Исламского государства» в Сирии и Ираке. 

Союз с ХАМАСом помещает Эрдогана с неправильной стороны баррикад истории. С одной стороны, он пытается замаскировать свои исламские тенденции, контактами с Израилем, Россией и НАТО, с другой, не способен скрыть свою враждебность по отношению к Египту A-Сиси и Израилю, двум странам, оказавшимся теперь в авангарде борьбы с исламским террором, чьим едва ли не самым горячим поклонником он является. 

Но в нынешней ситуации, когда Израиль превратился из проблемы в ее решение, контакты с ним перестали быть зазорными. И поэтому все больше как арабских, так и неарабских стран перестают скрывать свои отношения с «Сионистским образованием». Реальные проблемы, которые ставят под угрозу существование политического порядка на Ближнем Востоке, вовсе не связаны с Израилем, а потому многие страны в регионе и за его пределами понимают, что Израиль и есть их опора стабильности. 

И потому кажется особенно странным, то, что в мире все еще остаются те, кто продолжают считать, будто создание государства для палестинских арабов имеет смысл, несмотря на то, что оно почти наверняка стало бы очередным государством ХАМАСа. 

Д-р. Мордехай Кейдар 

Авторизированный перевод Александра Непомнящего 

Оригинал на иврите

counter
Comments system Cackle