Правые устали от власти
Фото: mnenia.zahav.ru
Правые устали от власти

После прошлогодних выборов самые яростные нападки на премьер-министра исходили от председателя НДИ. Как только он получил портфель министра обороны, все его претензии к Нетаниягу исчезли. Эстафета принципиальной критики главы правительства перешла к Еврейскому дому. Как наивно полагают правые лидеры, превзойдя политических конкурентов в красноречии и сарказме, они перехватят часть их мандатов. Но эти шумные распри только привлекают внимание избирателей к упущениям и ошибкам коалиционных партий, что усиливает оппозицию и повышает ее шансы на будущих выборах... 

Мрак в конце туннелей 

Почти год мы слышали гневные высказывания Либермана о неспособности правительства остановить волну террора. Видимо, более близкое ознакомление с этой темой заставило нового министра обороны стать тише и скромней. 

Более конкретный характер носит критика со стороны Беннета. Он утверждает, что во время операции "Нерушимая скала" настаивал на продолжении ударов по террористам, пока не разрушены хамасовские туннели. 

Как заявил глава Еврейского дома, на заседаниях военно-политического кабинета проблема туннелей не обсуждалась. Нетаниягу ответил, что существуют стенограммы многочисленных заседаний, на которых таки шла речь о туннелях и борьбе с ними. Беннет назвал подобные утверждения ложью. 

Тут подоспел отчет госконтролера Йосефа Шапира о действиях правительства в ходе операции "Нерушимая скала", которые были подвергнуты серьезной критике. Нетаниягу категорически выступил против публикации отчета! По его словам, он не возражал бы против обнародования выводов госконтролера, если бы они были серьезными... Не совсем понятно, каков у Нетаниягу критерий серьезности: это отчет, заполненный похвалами руководителю правительства? Если отчет несерьезный, то пусть народ убедится в некомпетентности и пристрастности госконтролера! 

Я не припомню, чтобы Нетаниягу позволил себе столь недемократичное поведение не во внутрипартийном конфликте, а в ситуации, которая важна для всей страны. Это даже напоминает хамство Ольмерта, который после упоминания его многочисленных правонарушений госконтролером Михой Линденштраусом назвал пожилого человека клоуном... 

Йосеф Шапира предупредил, что если премьер-министр не позволит публиковать отчет, он потребует создания комиссии по расследованию обстоятельств проведения операции "Нерушимая скала". Это усиливает позиции Беннета в полемике с Нетаниягу. Но трудно поверить в абсолютную правоту и непогрешимость одного из двух "партнеров" по коалиции. 

Видимо, Нетаниягу прав в том, что туннели упоминались на заседаниях военно-политического кабинета, а Беннет прав в том, что серьезного анализа проблемы там не было. Есть сведения о том, что глава оборонного ведомства Яалон запрещал руководству ЦАХАЛа обсуждать с министрами ход операции в Газе. Не случайно в момент назначения Либермана министром обороны Беннет устроил коалиционный мини-кризис, потребовав, чтобы члены военно-политического кабинета начали получать информацию о планах премьер-министра и генштаба. 

Беннет совершенно прав в одном: "Если были допущены ошибки, то надо не замалчивать их, а исправлять". Правда, "не замалчивать" - это не обязательно обсуждать израильские военно-стратегические вопросы перед всем миром, перекрикивая оппонентов. Но еще хуже то, что эти вопросы слишком медленно решаются. 

Беннет напрасно жалуется на неосведомленность. Как офицер спецназа он участвовал во Второй ливанской войне и видел подземные ходы, бункеры, использовавшиеся "Хизбаллой" и ставившие в тупик ЦАХАЛ. Незадолго до этого боевики ХАМАСа проникли по туннелю на территорию Израиля из сектора Газы, убили двух военнослужащих и похитили Гилада Шалита. Через два с лишним года операция "Литой свинец" в Газе была прекращена без уничтожения туннелей. Бенннет в тот момент еще не стал политиком, но Либерман не протестовал. 

Иногда отсутствие необходимого оружия у ЦАХАЛа объясняется не слабостью нашей оборонки, а медленным мышлением наших руководителей, столкновением амбиций высоких военных чинов. Так было с "Железным куполом". Армия поощряла альтернативный проект, но на запуске в производство "Кипат барзель" настоял штатский министр обороны Амир Перец. 

Особую тревогу вселяет то, что пока израильские стратеги спорят, армия готовится исправлять ошибки десятилетней давности! Но в будущем военном столкновении ХАМАС или "Хизбалла" могут добавить к системе туннелей новые бандитские хитрости! 

Израиль, как обычно, проиграл борьбу за мировое общественное мнение: наши лидеры не смогли убедить Запад в том, как опасны хамасовские туннели – из-за этого ЦАХАЛ обвиняли в "военных преступлениях" против "мирных жителей" Газы. Выезжая за рубеж, Нетаниягу громко говорит только о военных приготовлениях Ирана. Либерман еще при Ольмерте добился создания для себя лично "министерства по борьбе с иранской угрозой". Понятно, что он не мог решить эту проблему, но характерно здесь распыление усилий, недопонимание израильских приоритетов. Про Иран надо помнить ежедневно, но все-таки ближайшие наши враги – ХАМАС и "Хизбалла", которые уже показали, что способны обстреливать любой израильский город. А их ракетные арсеналы увеличиваются. 

Учтены ли уроки обстрелов Хайфы, Тель-Авива, Беэр-Шевы? В моем Гиватаиме я не вижу никаких работ по переоборудованию убежищ. Я живу в старом доме, каких тут большинство. В случае воздушной тревоги жильцы прячутся в грязном, не пригодном для длительного пребывания подвале. Такая же ситуация с защитой гражданского населения и в других израильских городах. Улучшить ее – задача министра обороны, но сделать это гораздо трудней, чем атаковать премьер-министра перед телекамерами... 

Какие школы нужны Израилю? 

Перед уходом на каникулы кнессет поспешил принять ряд законов. Много споров и протестов вызвало решение об отмене реформы, предусматривавшей изучение базовых предметов в ультраортодоксальных школах, которые финансируются государством. Эта реформа была намечена в прошлой каденции по инициативе Яира Лапида. 

Следует отметить, что несмотря на свое гордое название, реформа была половинчатой и невразумительной. Вокруг нее подняли столько шума, что никто не понял ее конкретного содержания. Поэтому сейчас трудно сказать, чем сейчас поступился израильский "лагерь прогресса" и что выиграли "мракобесы". 

Я не собираюсь вдаваться в детали лапидовской реформы, которую даже не начали проводить в жизнь. Вопрос стоит шире: какая модель школьного образования нужна еврейскому государству? Я выставил в ФБ пост на эту тему, чтобы комментарии составили подобие круглого стола. Разброс мнений замечателен. 

Философский подход: государство не должно навязывать свою единую модель образования, так как это путь к фашизму. 

Демократический подход: пусть расцветает тысяча цветов – дайте каждому родителю ваучер, а он решит, какое обучение требуется его чаду. 

Лево-большевистский подход: религия – опиум народа, пора давить мракобесов! 

Право-сионистский подход: лучше тратить наши налоги на ешивы, нежели приводить к власти левых предателей. 

Антисоветский подход: мы, "русские", не должны вообще рассуждать об идеальной школе, ибо в СССР было отвратительное образование. 

Модернистский подход: не чиновники должны составлять школьные программы – и с какой стати мы предлагаем детям ультраортодоксов учиться в допотопных школах прусского типа, если сегодня передовые умы ищут совершенно новые формы обучения? 

Прагматический подход: зачем "хилоним" третируют ультраортодоксов – сами-то в своей практической жизни не пользуются ни логарифмами, ни интегралами, вот и в школах харедим достаточно изучать четыре правила арифметики. 

Апологетический подход. Тут аргументов много. 1) Именно еврейские религиозные заведения веками формировали еврейскую способность к переработке и анализу огромного объема информации. 2) Учащиеся хедеров и ешив, благодаря огромным способностям и натренированной логике, всегда очень быстро усваивали основы современных наук; именно они создали советскую науку. 3) Учащиеся ешив при желании мгновенно становятся прекрасными программистами. 4) Сегодня подавляющее большинство ультраортодоксальных израильтян понимают значение науки, их дети знают и английский, и математику, они охотно служат в армии. 5) Никакие реформы религиозной системы образования не нужны. Дети ультраортодоксов ничем не хуже своих светских сверстников и не нуждаются в приобщении к скверной системе израильского образования. 

Я не считаю себя врагом еврейской традиции, так как моя разбросанная по континентам семья происходит от Махарала и в ней по сей день есть раввины. Не подлежит сомнению то, что талмудические штудии способствовали повышению интеллектуального потенциала нации. Но... 

Следует учесть, что всегда существовал очень жесткий отбор кандидатов в еврейские учителя: изучением Талмуда занимались единицы - самые талантливые юноши. Их дети часто шли тем же путем. Благодаря накоплению качественных генов впоследствии появилось столько еврейских ученых. 

Тем не менее и в средние века, и в новое время совсем не все евреи блистали способностями. В нашем фольклоре немало историй о еврейских дурачках. Идиш сохранил немало предназначенных для них эпитетов. Но тем не менее сегодня в Израиле практически любой желающий может стать ешиботником. 

Я знаю, что мои доводы кто-то назовет антисемитизмом, кощунством. Но я пользуюсь древним правом еврея высказывать любое мнение и задавать любые вопросы. 

Нельзя запретить евреям учить Тору. Но глубоко постичь ее, создать собственные комментарии способны единицы. Должны ли тысячи людей бросать все остальные занятия и годами учиться в ешивах, причем за счет государства? Еврейская традиция всегда запрещала превращать изучение Торы в источник обогащения. Известно, как расплачивался за учебу великий рабби Акива. Задолго до возрождения еврейского государства гениальные еврейские юноши соглашались жить в нищете, голодать ради приобщения к высшей мудрости. Остальные работали, кормили свои семьи, в свободное время изучали Тору и оказывали посильную помощь ешиботникам. 

Нападки на ультраортодоксов сводятся в основном к тому, что они получают от государства слишком крупные средства. Их защитники выдвигают странный довод: на светские школы и университеты государство тратит гораздо больше, чем на ультраортодоксальные школы и ешивы. Не буду напоминать, что студенты университетов не получают стипендию, бесплатное жилье, даровые учебники, или объяснять, как много требуется для обучения медиков, физиков, химиков. Укажу на простой факт. Физики, врачи, инженеры проживут сами по себе, защитят себя от врагов, а вот ешиботники не хотят лишаться государственного финансирования и надеются, что от террористов или от ракет их оградят полиция и ЦАХАЛ. 

Я не хочу оскорблять религиозных людей и знаю их позицию: Израиль хранят не солдаты, а молитвы. Но две тысячи лет назад в еврейской армии были только верующие люди, а за молитвы никто вознаграждения не требовал. 

Сегодня по вине ультраортодоксальных партий нарушается нормальная структура израильского общества и – что еще хуже – принцип социальной справедливости. Почему бы не ввести простой критерий бескорыстия ребят, идущих в ешивы: не освобождать их от призыва в ЦАХАЛ (пусть это будет короткая альтернативная служба в своей общине), обеспечивать общежитиями и стипендиями только за успехи в учебе? Это опровергло бы нападки антиклерикалов: мол, ешивы превратились в убежища от службы в армии. 

"Достижения" ШАСа и Яадут ха-Тора привели к искажению еврейской морали. Доступное жилье строят только для харедим. Пособие на детей увеличивается в несколько раз, начиная с четвертого ребенка. Осужденных за уголовные нарушения депутатов-ультраортодоксов яростно защищают их избиратели. 

Но самое страшное: нет единого еврейского государства, есть несколько разных Израилей, не имеющих общих границ! Не надо создавать мифов о поголовной гениальности ешиботников и о том, что харедим ничем особенным не отличаются от светских израильтян. Среди ультраортодоксов не популярны спиртные напитки и наркотики, но там не меньше примитивных, невоспитанных, агрессивных людей, чем в светской среде. Зашедший в светский квартал или в автобус ультраортодокс не подвергнется таким оскорблениям, как израильтянин без кипы в районе харедим. Посмотрите на демонстрации против движения транспорта в субботу или против призыва в ЦАХАЛ: как может еврей, живущий по заповедям, собирать экскременты и паковать их в мешочки, чтобы потом метать в еврейских полицейских (среди которых немало религиозных людей)! 

Ультраортодоксы зачастую нетерпимы не только к светским соплеменникам, но и к верующим, чем-то отличающимся от них. Отнюдь не исключительным случаем был инцидент в Бейт-Эле, где в религиозную школу для ашкеназских девочек не пускали девочек восточного происхождения. А вы видели хасида, посещающего сефардскую синагогу? 

На мой взгляд, базовый образовательный минимум, единый для всех еврейских детей, необходим не для "просвещения мракобесов", а для культурно-ментального сближения израильтян уже с детства. В сущности, только для этого нужен и всеобщий призыв в ЦАХАЛ. 

Я ценю умных защитников ультраортодоксального сектора, которые предупреждают, что вмешательство государства в образование чревато фашизмом. Правда, эти теоретики почему-то сближаются с ультралевыми невеждами, "обнаруживающими" в Израиле фашистские тенденции! 

Израиль не похож ни на одну страну, ибо принимает евреев из разных стран и... из разных эпох! Он не может в одночасье подчинить процессы интеграции рыночным законам или либертарианским идеям. Алия 1990-х увидела, что такое рынок и "свободная конкуренция" (с ШАСом!) в таких сферах как трудоустройство и жилье. Увы, пока не все израильские родители так грамотны, чтобы получить ваучер и сделать выбор, который будет полезен и их ребенку, и государству. 

Единственный механизм, перемешивающий разные потоки алии и помогающий создать единое общество – это школа! Государство – заказчик, который должен ставить перед школой стратегические задачи по части обучения и воспитания. Определять эти задачи должны не чиновники и не партийные демагоги. Я понимаю ультраортодоксов, слушающих боевые кличи Яира Лапида (школьная "реформа которого была трусливо назначена на 2018 год!): они помнят, как их оскорблял его базарный папа, на самом деле ничего не сделавший для улучшения взаимоотношений между религией и государством и из-за этого потерявший все 15 мандатов Шинуя. 

Пусть новую школьную программу – а заодно базовый образовательный минимум - создаст комиссия из тех ученых, психологов, раввинов, общественных деятелей, которые всегда отличались терпимостью и лояльностью к чужим позициям. После освоения детьми минимума пусть родители получают ваучеры и решают, что дальше делать их отпрыскам. Если ультраортодоксы очень хотят, то их дети могут изучать только арифметику, но им надо пройти и какой-то курс профессионального обучения, чтобы не стать в будущем иждивенцами. Главная воспитательная задача на базовом уровне: все ученики должны понять, что эту страну надо защищать и что от них зависит ее процветание. 

Нельзя указывать, чему и как учить в религиозных заведениях. Но вряд ли для сохранения силы еврейской мысли надо обязательно возвращаться в семнадцатый век. Молодые ультраортодоксы должны ориентироваться в современном мире, а не прятаться от него. 

Министр образования Шай Пирон (как сегодня Нафтали Беннет, а до них Лимор Ливнат) был неправ не в том, что предлагал ультраортодоксам учить "основные" предметы, а потому что пытался сокращать программу государственных школ и говорил только о преподавании математики. На самом деле главная слабость израильской школы – отвратительное преподавание гуманитарных дисциплин! Именно они составляют духовную основу формирующейся личности. 

Конечно, нужны современные методики. Но сентиментальным защитникам ультраортодоксов надо вспомнить, что интеллект укрепляют не только зубрежка и казуистика. Евреи составляют 22 процентов Нобелевских лауреатов (в том числе по литературе!), из которых мало кто учился в ешивах, не говоря о 78 процентах. Хотя советское образование несложно критиковать, опыт советских физматшкол чаще пропагандируют – по моим наблюдениям – "русские" с право-религиозными взглядами. 

Я жду, что хоть один политик скажет важнейшую вещь: все виды израильских школ должны финансироваться одинаково, пропорционально числу учащихся – но такое же равенство следует установить в распределении государственного жилья и всех видов государственных пособий. Тогда родители кое о чем задумаются, разглядывая свои ваучеры. 

Пока же споры об образовании – сплошная демагогия, которая только дискредитирует коалиционные партии. Поразительно, но никаких мыслей об образовании не высказывает партия, созданная нашей культурной алией... 

Милые бранятся – враги тешатся 

Самый неконфликтный член правительства – лидер партии Кулану Моше Кахлон. Можно назвать только один пример его ожесточенных споров с оппонентами: когда обсуждался вопрос об увеличении пособий "русским" старикам, министр финансов настоял на распределении выделенных добавок всем израильским пенсионерам. 

Кахлон предпочитает мало говорить и много улыбаться, так как опозорился со своей предвыборной программой удешевления жилья. Избиратели увидели и цену его заявлений об ограничении монополистов, стимулировани конкуренции – оказалось, что с некоторыми олигархами Кахлон нежно дружит. 

К сожалению, громкие обещания социального характера давал только Кахлон. Либерман говорил о пенсиях и социальном жилье исключительно для новых репатриантов. Чего добились он и Софа Ландвер, всем известно. 

Нетаниягу явно не учел уроков движения за "социальную справедливость и думает, что за пять лет все забыли. Очень жаль, что партия, которая при Бегине стала главным инструментом стирания социальных контрастов Израиля, игнорирует собственную платформу. 

Партии национального лагеря грызутся между собой, что только заставляет избирателей задуматься об их реальных достижениях. Это играет на руку тем силам, которые в гораздо меньшей степени могут гарантировать обществу безопасность, укрепление экономики, а проблемы образования и культуры решают в ущерб интересам государства...

counter
Comments system Cackle