Англия начинает и выигрывает
Фото: Getty Images
Англия начинает и выигрывает

Безусловно, многие израильтяне, узнав наутро о результатах состоявшегося накануне британского референдума, ощутили явное дежавю событий двадцатилетней давности. 

Тогда, в мае 1996 года, ночью сразу после окончания общенациональных выборов, СМИ на основании предварительных опросов "короновали" лидера "партии Труда" Шимона Переса. После убийства премьер-министра Ицхака Рабина, с лихвой использованного левыми как повод, для подстрекательства и дискредитации всего лагеря своих оппонентов, победа Переса казалась неизбежной. Однако триумф их продлился лишь несколько часов. Уже к утру стало ясно, что подсчет реальных голосов обеспечил победу главе национального лагеря Биньямину Нетаниягу. 

Точно также, в ночь после окончания британского референдума, опираясь на предварительные опросы, СМИ утверждали, что Соединенное королевство предпочло остаться в ЕС. Вот только утром выяснилось, что дело обстоит ровно наоборот. 

Правда, в отличие от Ариэля Шарона, вопреки предварительному обещанию, просто проигнорировавшего референдум в своей партии, где большинство ликудников высказалось против "программы размежевания" (депортации евреев из Северной Самарии и сектора Газы) или Шимона Переса, посетовавшего после унизительного проигрыша на то, что ему достался "неправильный" народ ("евреи победили израильтян"), активный противник ухода Англии из ЕС британский премьер Дэвид Кэмерон поступил совершенно иначе. Он признал результаты референдума, а также свое личное поражение и подал в отставку, доказав своим поступком, что, по крайней мере, для Великобритании данное Уинстоном Черчиллем определение демократии, действительно верно.

***

Провести этот референдум Дэвид Кэмерон пообещал еще три года назад, что в немалой степени обеспечило британским консерваторам внушительную победу на парламентских выборах 2015 года. При этом сам премьер, в отличие от большинства своих избирателей считал необходимым оставаться в Евросоюзе. 

Против выхода Британии из ЕС активно выступали левые и большинство мусульман. И те, и другие поддерживают денационализацию и интернационализацию острова. Схожей позицией (в пику англичанам) придерживаются также меньшинства – шотландцы и ирландцы. Отделение не выгодно и верхушке бизнес элиты – владельцам крупных корпораций, для которых отсутствие границ облегчает перемещение капитала, товаров и сотрудников. 

Зато консервативные круги, не готовые отказываться от национальной самоидентификации, а также обладатели средних и мелких бизнесов, тонущие в болоте бюрократических регуляций Евросоюза, страстно желают, поскорее избавиться от удушающих щупалец брюссельского спрута. 

Можно даже предположить, что именно протест против бюрократического диктата бесчисленных, неконтролируемых простыми избирателями еврокомиссий, еврокомиссаров и прочих чиновников, а не стремление во что бы то ни стало сохранить собственную независимость или страх перед мусульманской экспансией, захлестывающей европейский континент, и стал главным фактором, определившим голосование островитян. 

Ежедневно Соединенное королевство переводит на содержание бюрократов Евросоюза 55 миллионов фунтов стерлингов. А в ответ, как утверждают сторонники отделения, законы, исходящие из Брюсселя все жестче закабаляют Британию, парализуют инициативу ее предприимчивых жителей, одновременно дискриминируя страну в европейских торговых соглашениях и не позволяя вести самостоятельные международные переговоры. 

***

Сторонники отделения вели с незначительным перевесом, на протяжении практически всего времени. Весной в ходе прощального европейского турне, в Британию прибыл президент США Барак Обама. Он довольно откровенно пригрозил британцам, что если те выйдут из ЕС, то "окажутся в самом конце очереди во всем, что касается торговых соглашений с США". 

Возмущенный столь грубым вмешательством Обамы в дела чужого государства, известный американский юрист пр. Алан Дершовиц даже написал открытое письмо своему президенту, призвав того извиниться перед Биньямином Нетаниягу. "Вспомним, какой яростью переполнялся этот же самый президент, когда премьер-министр дружественной страны по имени Биньямин Нетаниягу посчитал, что ему можно откровенно высказать свое мнение по поводу иранской сделки", - заметил Дершовиц. 

Впрочем, как и следовало ожидать, усилия Обамы произвели обратный эффект. Поддержка выхода из Евросоюза в Англии после этого только усилилась. Вполне возможно, что это стало реакцией британцев, оскорбленных заявлением американского президента. 

Правда буквально за несколько дней до референдума, убийство депутата парламента от партии Лейбористов Джо Кокс, казалось, предрешило исход голосования в пользу тех, кто хотел, чтобы Англия осталась в Евросоюзе. 

Кокс, была активной противницей выхода Британии из ЕС. Кроме того, как и многие другие представители британской "партии Труда", она также слыла активной защитницей "угнетенных палестинских арабов", призывала к прекращению "блокады" сектора Газы и лоббировала деятельность кампании по бойкоту Израиля (BDS), называя усилия английского правительства по ограничению бойкота "грубым попранием демократии". 

Поскольку убийца Кокс в момент атаки кричал "Британия - прежде всего!" - лозунг и название британской правой партии, выступающей против мультикультурализма, в частности, исламизации королевства, и за сохранение традиционной культуры, британские левые постарались максимально использовать драматическое убийство в своих пропагандистских целях. 

Поэтому, накануне референдума сообщения в СМИ о том, что предварительные опросы дают незначительное, но преимущество противникам выхода, казались вполне достоверными. 

Вот только наутро, оказалось, что они были столь же верны, как и предсказания победы Переса в 96-ом. 

Увы, крупные СМИ, не только в Израиле, но и вообще на Западе, давно уже предпочитают не информировать общество, а манипулировать его мнением. Трудно не предположить, что публикация ошибочных прогнозов стала попыткой повлиять на исход референдума, с помощью подталкивания к нужному выбору той части голосующих, которые, не имея определенной точки зрения, примыкают в последнюю минуту к тем, кого считают победителями. 

***

Исход референдума в Британии воодушевил противников брюссельской чиновничьей диктатуры и в других европейских странах. О необходимости аналогичных референдумов уже заговорили и во Франции, и в Нидерландах. 

Процессы эти, скорее всего, не будут стремительными. Даже выход Британии займет годы. Но прочность и дальнейшая устойчивость Евросоюза, тонущего под напором исламской экспансии теперь под большим вопросом. 

Сама по себе идея объединения Европы была прекрасной, но ее исполнение оказалось крайне неудачным. Бюрократия, правящая из Брюсселя с помощью подчас совершенно бессмысленных и даже одиозных регуляций, фактически неподчиненная избирателям, превратилась в фактор саморазрушения ЕС, ускоренный нашествием мусульманских мигрантов и экономическими проблемами континента. 

Впоследствии историки, возможно, найдут обоснования тому, отчего модель, придуманная американскими отцами основателями в конце XVIII века, оказалась устойчивой, а схожие попытки в Европе двести лет спустя провалились. Почему в одном случае колонисты из европейских стран сумели создать жизнеспособный и преуспевающий союз государств, в котором потомки шведов из Миннесоты не стремятся разойтись с испаноязычными жителями Нью-Мексико, а в другом, система, похоже, не сумеет продержаться и ста лет. 

После ухода Англии, второй после Германии экономики Евросоюза, вся тяжесть расходов на содержание бесконечных бюрократических структур в Брюсселе, как и поддержка обанкротившихся стран южной Европы, целиком ляжет на плечи немцев. Это не предвещает Евросоюзу легких экономических времен. 

Учитывая то, что основным экспортным направлением Израиля по-прежнему остается европейское, экономические трудности там, автоматически отзовутся и в еврейском государстве. 

Вместе с тем, результат референдума в Британии, скорее на руку еврейскому государству. По словам известного израильского политолога др. Гая Бехора: "Израилю гораздо проще находить общий язык с отдельными странами, нежели с международными организациями и структурами, вынужденными усреднять свою позицию между всеми входящими в них силами, и потому, как правило, настроенными более агрессивно к Израилю". 

Более того, чем глубже погружается в свои проблемы Евросоюз, тем меньше у него найдется сил и средств на подрывную деятельность в Израиле, осуществляемую через финансируемые им организации вроде "Бецелем", "Шоврим штика" и пр. 

Уход из ЕС Британии, оставляет Евросоюз под властью Германии, фактически, превращая его в своего рода "четвертый рейх". Это тоже на пользу Израилю, поскольку сегодняшняя Германия одна из наиболее дружественных ему стран. И хотя, Нетаниягу справедливо назвал уходящего в отставку Кэмерона "большим другом Израиля", без британского вмешательства Евросоюз станет, возможно, даже менее враждебным. 

Наконец, вместо Кэмерона, во главе правящих в Британии консерваторов, вполне может стать бывший мэр Лондона и один из ключевых сторонников ухода Англии из ЕС, Борис Джонсон, который гораздо больше отвечает определению "друг Израиля", чем нынешний лидер Тори. 

В общем, британцы вновь, как и 77 лет назад доказали, что они из всех европейских народов, обладают наибольшей сопротивляемостью к любым видам диктатур и общественных извращений, будь то большевизм, нацизм или нынешняя бюрократическая олигархия. 

Избранный ими путь, как и прежде не сулит им ничего, кроме "тяжелого труда, крови, слез и пота", но, как и раньше, именно он ведет от рабства к свободе.

counter
Comments system Cackle