Будни израильской войны
Фото: Getty Images
Будни израильской войны

Колония немецкой секты темплеров Сарона была основана поблизости от Яффо еще в конце XIX века. С тех пор разросшийся за сто лет своего существования Тель-Авив, поглотил и Яффо, и Сарону, на месте которой несколько лет назад вырос изящный и живописный торгово-развлекательный комплекс, ставший одним из наиболее излюбленных мест времяпрепровождения жителей Тель-Авива и его окрестностей.

Учитывая же близость «израильского Пентагона» - «ха-Кирьи», военного городка, включающего Генштаб, офисы министерства обороны, а также других служб безопасности, и расположенного буквально напротив, посыл последнего теракта был более чем очевиден. 

На этот раз, террористы совершили свою атаку не в Хевроне, не в Гуш Эционе, не в Иерусалиме, и вообще не в областях, освобожденных в ходе Шестидневной войны, а, фактически, в самом центре богатого, светского, интернационального и пацифистского Израиля, в его рыхлом и мягком подбрюшье.

Сюрреалистический эпизод, произошедший во время теракта, характеризует этот район особенно ясно. Живущий в непосредственной близости от «Сароны» полицейский встретил возле своего дома разбегающихся с места теракта людей. Он бросился к себе за оружием, по дороге, простосердечно пригласив в свою квартиру, как он в тот момент решил, одного из спасшихся, чтобы напоить водой.

Лишь спустя несколько минут, увидев, как задерживают одетого в строгий костюм террориста, он сообразил, что оставленный в доме наедине с женой и детьми аналогично одетый «иностранец» - и есть второй нападавший. Прежде, чем произошла трагедия, он успел вернуться и вместе с другими полицейскими задержал террориста. Остается добавить, что жена участливого полицейского – дочь бывшего начальника полиции Израиля Асафа Хейфица, раненного в 1978 году неподалеку от этого места, в бою с террористами, захватившими пассажирский автобус. 

***

Оба нынешних террориста принадлежат к большому арабскому клану Махамрэ, проживающему в древнем городе Ятта (упоминаемом в ТАНАХе под названием Юта) и расположенном к югу от Хеврона.

Горькая ирония состоит в том, что клан Махамрэ (чье название в переводе с арабского языка означает – «виноделы», действие в исламе запретное) согласно собственной традиции являются потомками евреев. Это подтверждается и целым рядом традиций, очевидно восходящим к еврейским обычаям. 

Не ясно до конца, как давно Махамрэ приняли ислам, однако, как видно, стремясь доказать свою приверженность «истинной вере», а может, и унаследовав еврейскую черту доходить в любой идеологии до крайности, известные своим радикализмом члены клана в последние три десятилетия регулярно становились участниками особенно тяжелых терактов. 

Один из родственников террористов, являющихся, к слову, двоюродными братьями, отбывает в израильской тюрьме семь пожизненных сроков за участие в террористической ячейке, убившей четырех израильтян в 2002 году. Другой, также имевший отношение к нападениям на израильтян, был отпущен на свободу в рамках сделки по освобождению Гилада Шалита. 

Уже на следующий день после теракта, утром в четверг, 9 июня, руководство «Бригад Изаддина аль-Касама» военной структуры ХАМАСа, подтвердило, что террористы принадлежали к этой группировки.

Вместе с тем, не исключено, что совершившие атаку террористы ассоциировали себя с «Исламским государством». Неслучайно один из них лишь недавно закончил обучение в университете Мута в городе Эль-Карак, в Иордании, где, несмотря на противодействие властей, нарастает влияние ИГИЛ. 

Кроме того, сам теракт с расстрелом, сидящих в кафе людей, больше напоминал акции ИГИЛ, чем взрывы смертников, характерные для ХАМАСа. Наконец, и то, что службам безопасности, обладающим разветвленной агентурной сетью внутри ХАМАСа, не было ничего известно о готовящемся теракте, тоже кажется странным. 

Так или иначе, подробности текущего расследования сейчас засекречены и, если станут известны, то лишь через некоторое время. 

Заявление главы автономии Махмуда Аббаса, очевидно ориентированное на западную прессу, не должно было удивить тех, кто не строит иллюзий в отношении престарелого террориста. В максимально сдержанном тексте не содержалось ни осуждения действий конкретных террористов, ни выражения соболезнования семьям погибших, ни критики руководства ХАМАС, приветствовавшего теракт. 

Официальное же заявление его организации ФАТХ было еще откровеннее. Теракт в Тель-Авиве был назван «естественной реакцией на поселенческую деятельность»… 

Впрочем, странно было бы ожидать иного от террористической группировки, созданной для уничтожения Еврейского государства, если в схожем ключе высказался и мэр Тель-Авива, представитель израильской левой партии «Труда»  Рон Хульдаи. 

Уже на следующий день после теракта, в интервью «Армейскому радио» Хульдаи безапелляционно связал акцию террористов с «оккупацией», заодно выразив уверенность, что «ситуация должна сильно ухудшиться, чтобы израильтяне осознали необходимость оставить поселения».

Каким образом отступление из Иудеи и Самарии, напрямую ведущее к созданию колоссального анклава исламских фундаменталистов в сердце страны, способно обеспечить безопасность оставшимся частям Израиля, Хульдаи, напрочь проигнорировавший горький опыт авантюры «размежевания», естественно не уточнил. 

*** 

Последний теракт стал первым серьезным испытанием для нового министра обороны Авигдора Либермана. 

Его предшественник, Моше Яалон стремился максимально разграничить между непосредственными исполнителями терактов и остальным арабским населением Иудеи и Самарии. 

Согласно этой логике, ХАМАС и другие террористические группировки, действующие по принципу «чем хуже, тем лучше» как раз заинтересованы в том, чтобы как можно больше арабских жителей пострадало бы от ответных действий армии Израиля, и в итоге подключилось бы к акциям террора. 

Поэтому Яалон старался, чтобы, по ходу борьбы с террором, права арабских жителей Иудеи и Самарии, включая даже ближайшее окружение террористов, ущемлялись бы минимально. 

Предпринятые Авигдором Либерманом шаги говорят о том, что он придерживается иной позиции. Он аннулировал несколько сотен разрешений на работу в Израиле для всех членов клана Махамрэ и приказал полностью блокировать выезд из города Ятта. 

Помимо этого, Либерман отменил 83 тысячи разрешений на посещение арабами Иудеи и Самарии своих родственников в Израиле в дни протекающего сейчас мусульманского праздника Рамадан и несколько сотен разрешений желающим из Газы прибыть для молитвы на Храмовую гору. Он также распорядился прекратить выдавать трупы террористов их семьям. 

Яалон, занимавший пост начальника генштаба, безусловно, был профессионалом в военной сфере, обладая в этой области впечатляющим опытом, которым не может похвастаться Либерман. В то же время, вопрос о том, какие меры могут быть наиболее эффективны для подавления террора и создания атмосферы, в которой арабское население не захочет поддерживать террористов, является не военным, а скорее политическим. 

К слову, и среди профессиональных военных есть сторонники подобного подхода. Так, бывший командующий батальона специального назначения «Духефат», а впоследствии бригады «Эциони» полковник в отставке Эрез Винер опубликовал на израильском новостном портале NRG материал, в котором перечислил шаги, необходимые для подавления мотивации жителей Ятты участвовать в терроре.

Кроме призыва немедленно разрушить дома террористов и изгнать ближайших членов их семей, он озвучил целый ряд дополнительных мер, касающихся остальных жителей города. Речь шла об осуществлении тех действий, которые полиция и службы безопасности до сих пор не предпринимали, желая избежать нагнетания ситуации. Среди них: снос незаконных построек, жесткое пресечение вторжений крестьян и пастухов на прилегающие к городу области, используемые армией в качестве полигонов, сбор налоговых задолженностей, задержание скрывающихся воров и других преступников, закрытие незаконных каменоломен и других бизнесов, не имеющих разрешений. Все это, по его словам, должно создать давление, вынуждающее весь клан задуматься о целесообразности пресечения террористической тенденции среди его членов.

Одним словом, если несмотря на уже озвученное недовольство Госдепартамента, традиционно призвавшего израильтян к сдержанности, Либерман будет последователен в своем подходе и не отступится от выбранной линии в течении ближайших дней, станет возможно оценить является ли комплекс этих мер более действенным, нежели стратегия предыдущего министра. 

***

В конечном итоге, последний теракт вновь напомнил израильтянам несколько простых и грустных истин. 

Бурно празднующие убийство израильтян жители арабских городов, раздающие конфеты и стреляющие на радостях в воздух напомнили о том, что «арабы – все те же арабы».

Ведущие западные СМИ отказавшиеся назвать убийц террористами и предпочитающие именовать их «вооруженными людьми», напомнили о том, что отношение к евреям в мире не особенно изменилось со времен крестовых походов и других вариантов «окончательного решения». 

Нерешительность полицейских, сомневавшихся в том, можно ли стрелять по террористам, описанная очевидцами событий, напомнила о преследуемом военной прокуратурой солдате Элиоре Азарии, добившем в марте раненного террориста в Хевроне и по-прежнему находящемся под судом.

Наконец, выбор в качестве цели для теракта тель-авивского центра развлечений, напомнил о том, что война, которую ведет Израиль, происходит не за Иудею и Самарию, но за само право существовать в каких бы то ни было границах. 

И еще о том, что в этой войне есть лишь одно, чего действительно боятся его враги. И это потеря земли. А потому, не уступки и отступления, а, наоборот, постепенное, но последовательное распространение суверенитета, лишь оно способно привести израильтян к победе.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...