Немцы, специалисты по искуплению вины
Фото: Getty Images
Немцы, специалисты по искуплению вины

Признание парламентом Германии геноцида армян, произошедшего в 1915 году в Турции, как и следовало ожидать, привело в ярость турецкое правительство, которое даже отозвало из Берлина своего посла. Но, что более важно, в результате возник вопрос о том, каким должно быть раскаяние, позволяющее полностью искупить грехи, совершенные в прошлом целыми народами.  

Резолюция Бундестага, согласно которой события в Османской империи 100-летней давности признаны геноцидом, стала не просто символической. Что примечательно, канцлер Ангела Меркель, которая делала все, что могла, чтобы отложить голосование (чтобы оно не совпало со 100-летней годовщиной массовых убийств), отсутствовала на заседании парламента в четверг, когда ее партия вместе с остальными поддержала принятие этого документа. Для нее дружественные отношения с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом имеют огромное значение, поскольку благодаря достигнутому с ним соглашению удалось остановить потоки нелегальных иммигрантов из Сирии в Германию. 

И все же, Эрдоган крайне непопулярен в Германии: 91% немцев ему не доверяют, и даже турки, живущие в Германии (составляющие вторую по численности общину в стране после русской), не поддержали Эрдогана в апреле, когда он потребовал отдать под суд оскорбившего его немецкого комика. Несмотря на свою прямую заинтересованность в том, чтобы Эрдоган оставался довольным, Германия, признав геноцид, обошла США (президент Барак Обама обещал сделать это перед тем, как его избрали президентом, но своего обещания так и не выполнил). Один из авторов резолюции Джем Оздемир (Cen Özdemir), лидер немецкой партии зеленых и этнический турок, отметил: «Разговор о геноциде всегда неудобен, и подходящего момента для этого вообще найти невозможно». 

Эрдоган и его министры, как и следовало ожидать, пришли в ярость из-за использования термина «геноцид» — ярлыка, против навешивания которого Турция выступает целое столетие. Министр юстиции Турции Бекир Боздаг (Bekir Bozdag) едко заявил: «Сначала вы сжигаете евреев в печах, а теперь клевещете на турецкий народ, обвиняя его в геноциде. Не лучше ли вам вначале оглянуться и посмотреть на собственную историю». 

Правда, в какой-то степени, именно это и сделали немецкие депутаты, голосуя за принятие резолюции. В ней говорится о миллионе с лишним армян, погибших в Османской империи в ходе национальных чисток и принудительного переселения в бесплодные пустыни.   

Их судьба служит наглядным историческим примером массового уничтожения, этнических чисток, изгнаний и даже геноцида, которыми столь чудовищным образом был отмечен XX век. Вместе с тем мы признаем особый характер, уникальность холокоста за который Германия берет на себя вину и несет ответственность. Бундестаг сожалеет о печально известной роли Германской империи, которая, как военный союзник Турции, получала от своих дипломатов и миссионеров конкретные сведения о депортации и уничтожении армян, но не предпринимала попыток остановить эти преступления против человечности. 

Отчасти благодаря тем, кто победил во Второй мировой войне и заставил немцев признать факт совершенных ими деяний, и отчасти благодаря своему собственному крайнему нежеланию жить в отрицании немцы создали своего рода золотой стандарт признания исторической вины. Сегодня может показаться, что это довольно просто, но это не так — и, главным образом, потому, что для этого необходимо переписать всю историю, изменить историческую концепцию и мифологию, составляющих основу национальной идентичности. Вот почему Турция не желает признать, что военное правительство давно не существующей империи намеревалось полностью уничтожить армянское население. Вот почему Обама не стал извиняться перед японским народом во время своего посещения Хиросимы в прошлом месяце (его пресс-секретарь Джош Эрнест заявил, что разрушения, вызванные ядерными взрывами, ставшими исключительными случаями боевого применения ядерного оружия в истории, являются предметом спора историков). И поэтому президент России Владимир Путин, признающий, что кровавые репрессии Иосифа Сталина были преступлением, до сих пор восхваляет его, ссылаясь на ту роль, которую тот сыграл в индустриализации России и победе во Второй мировой войне. 

В основной своей массе народы не склонны винить себя за преступления своих предков. Когда страсти утихают, вспышки подсознательного, подогретого пропагандой патриотизма кажутся постыдными и неоправданными. Это история, о которой дед, возможно, не решается говорить. И хотя его внук не виноват в совершенных преступлениях, он отвечает за то, чтобы его дети и внуки были более устойчивы к этому вирусу и не повторили подобного. А для этого важно признать вину, извиниться и постараться, чтобы этим извинениям поверили и приняли их.

Но поверить и простить тоже нелегко. Китайцы, судя по всему, не очень верят постоянным извинениям сегодняшнего руководства Японии за случаи геноцида во время Второй мировой войны, в результате которых погибли, по меньшей мере, 23 миллионов китайцев. Я встречал многих евреев, которые не верят в раскаяние Германии, хотя есть и много таких, кто в это верит (особенно те, кто воспользовался программой, согласно которой в 1990-е годы евреи из бывших советских республик могли беспрепятственно иммигрировать в Германию). 

Я и сам в это верю. Во всех этих памятниках, мемориалах, выставках и постоянных дискуссиях на тему эпохи Гитлера заложен большой смысл. Точно так же о многом говорит и проводимая в сегодняшней Германии политика нетерпимости по отношению к любым формам проявления расизма и благожелательное отношение немцев к этническому и культурному разнообразию.  

И вместо того, чтобы устраивать истерику, турецким властям следует признать тот факт, что в 1915 году имел место геноцид, извиниться за него и искупить эту вину, чтобы армяне (многие из предков которых умерли тогда ужасной смертью) им поверили. России следовало бы прямо и безоговорочно осудить Сталина — даже если он и приказывал строить заводы и победил во Второй мировой войне. Соединенным Штатам следует извиниться за Хиросиму и Нагасаки, независимо от того помогли ли их бомбардировки победить в войне, которая и без этого уже близилась к концу. 

Но подобные покаяния в ближайшее время не прозвучат, поскольку это нанесло бы удар по патриотическим чувствам и помешало бы в достижении политических целей. Не исключено, что, признав свою вину в том, что произошло в 1915 году, турки утратили бы интерес к национализму в стиле Эродогана, напоминающему политику младотурков, совершивших этот геноцид. Приравняв Сталина к Гитлеру, русские задумались бы, как следует, о смысле авантюр вроде аннексии Крыма. После признания неоправданной жестокости бомбардировки в Хиросиме больше американцев подвергли бы сомнению целесообразность других войн, которые ведет их страна за рубежом. 

Однако на примере Германии видно, как страна, которая просит прощения перед всем миром, может превратиться в мирное лидирующее государство. Это служит наглядным практическим уроком, которым в своей предсказуемой ярости пренебрегает Эрдоган, да и другие тоже. 

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

Источник: inoСМИ.ru
counter
Comments system Cackle
Загрузка...