Что общего у Башара Асада и Николая II?
Фото: Getty Images
Что общего у Башара Асада и Николая II?

В центре внимания иностранной прессы остается ситуация в Сирии. Газеты пытаются понять позицию России и Китая в Совбезе, анализируют медийную составляющую конфликта, ищут альтернативы ООН и проводят смелые исторические аналогии.

The New York Times рассказывает читателям о том, как освещают ситуацию в Сирии "два англоязычных спутниковых канала, принадлежащие союзным Сирии правительствам, российскому и иранскому". Претензии The New York Times сводятся к тому, что эти каналы игнорируют свидетельства жестокости со стороны сирийских властей, не имеют собственных корреспондентов на месте событий, полагаясь в основном на интервью с людьми, которые выходят в эфир из студий в Дамаске и фактически воспроизводят позицию сирийских государственных телеканалов, и в целом некритично воспринимают информацию.

Львиная доля публикации посвящена "финансируемому Кремлем каналу Russia Today, который бранит правительство Владимира Путина примерно с той же частотой, с какой Fox News выступает с разоблачениями Республиканской партии". В пятницу Russia Today "принял как несомненный факт спорные [данные]" о том, что ответственность за взрывы в Алеппо взяли на себя сирийские повстанцы. В целом Russia Today "представляет ситуацию в Сирии конфликтом между вооруженными группировками, а не наступлением государства на изначально мирное протестное движение. В отличие от иранского канала, российский телевещатель признает требования активистов, но также регулярно дает в эфир интервью с экспертами, которые клеймят оппозиционеров террористами".

Роберт Маккей подробно разбирает журналистскую деятельность 25-летней Лиззи Фелан, сотрудничающей с Russia Today и иранским государственным телеканалом Press TV. В частности, сообщается, что в прошлом году она работала в Ливии и в конце августа, когда Триполи был взят повстанцами, в материале для Russia Today высказывала мнение, что видеозаписи, на которых было зафиксировано продвижение оппозиционных сил, "не являются подлинным, а были сфабрикованы" телеканалом "Аль-Джазира". Свою приверженность Russia Today и Press TV сама Фелан в интервью The New York Times объяснила тем, что названные СМИ свободны от "культурного империализма Запада".

У России и Китая есть основания противодействовать критической резолюции ООН по Сирии, пишет в статье для Haaretz Шломо Авинери. С его точки зрения, эти страны ведут себя "последовательно", поскольку их позиция базируется на традиционном представлении о суверенитете, а также концепции, согласно которой ООН является "добровольной организацией суверенных государств" и "не имеет права вмешиваться во внутренние дела своих членов".

Кроме того, Россия и Китай являются "авторитарными" государствами, которые сталкиваются с сепаратизмом "национальных и этнических меньшинств". Следовательно, выступая против резолюции по Сирии, они "защищают свою территориальную целостность", рассуждает Авинери. Тем не менее, России вовсе не по душе, что ее изображают "сторонницей кровавого режима Асада". "Глубоко непродуктивный" визит Сергея Лаврова в Дамаск был призван "хотя бы создать видимость, что Москва пытается обуздать Асада".

Несоответствие полномочий Генассамблеи, где любое, даже самое мелкое государство имеет право голоса наравне с великими державами, и Совбеза, в котором наиболее могущественные участники организации имеют право вето, обнаруживает слабость ООН в качестве инструмента защиты прав человека и принятия решений в критические моменты. Автор статьи не исключает, что развитие конфликта в Сирии приведет к возникновению "коалиции доброй воли", которая возьмет инициативу на себя.

Иначе расставлены акценты в комментарии The New York Post: Россия и Китай "очень хотят отстоять принцип, согласно которому государства то и дело должны крушить тех, кто стремится к свободе". "И хотя я согласен с мнением, что вето было просто отвратительным издевательством, я в недоумении, почему столь многих оно шокировало (либо они сделали вид, что шокированы)", - пишет обозреватель Иона Голдберг.

Основное содержание статьи Голдберга - инвектива против Организации Объединенных Наций: "Я никогда не понимал идеалистического энтузиазма по поводу ООН. Во-первых, вступить в этот клуб может практически кто угодно, было бы правительство, признанные международным сообществом границы и кто-то, кто готов поручиться, что вы существуете... Заведение это насквозь гнилое. Совет Безопасности - не демократический институт, он построен на грубой силе. Россия и Китай стали постоянными членами в бытность тоталитарными диктатурами. Они заседают в Совбезе не в силу благопристойности, мудрости и демократизма, а в силу могущества. То же верно и в отношении нас самих", - продолжает американский журналист.

В Уставе ООН не прописано, что государства-члены обязательно должны разделять идеалы демократии и заботиться о благосостоянии своих народов. "Когда посол от Северной Кореи претендует на то, чтобы выражать в ООН мнение своего народа, моральных прав у него на это не больше, чем у серийного убийцы представлять интересы несчастных, которых он запер у себя в подвале... Менее идеалистичные сторонники ООН настаивают на том, что этот орган важен - да что там, жизненно необходим - потому, что Америке необходимо взаимодействовать с миром, и в ООН-то дела и делаются. Так и есть. Но это обоснование с точки зрения пользы, но не морали", - говорится в статье.

Все это, с точки зрения автора, не повод упразднять ООН, как бы ему лично того ни хотелось. Но из вышесказанного явствует, насколько "глупо ждать [от ООН] благородства... Конечно, время от времени она делает добрые дела, но это только потому, что добрые государства хотят, чтобы добрые дела делались. Что такого уж страшного произошло бы, если бы у этих добрых государств было какое-нибудь другое место для встреч? Да, под добрыми я подразумеваю демократические... Постоянный глобальный клуб демократических стран, построенный на разделяемых всеми принципах, облегчил бы задачу поддержки набирающих силу движений, а государства получили бы неплохой стимул побороться за членство в клубе, куда принимают не просто по факту существования".

Globe and Mail проводит аналогию между письмами двух женщин, которые пытались "подчистить тянущийся за их мужьями кровавый след". Одно из них на прошлой неделе отправила в редакцию британской The Times жена Башара Асада. Другое написала Александра Федоровна, жена последнего русского царя Николая II: "Ники достался тяжкий крест... Не верьте ужасам, которые рассказывают иностранные газеты... Русский народ глубоко и неподдельно предан своему властителю", - говорилось в послании, посвященном разгону шествия петербургских рабочих в 1905 году. Убитых императрица считала "мятежниками" и "подстрекателями".

"С разницей чуть больше ста лет двое мужчин - не обладающие харизмой, даже застенчивые, воспитанные в тени властных отцов - против воли своих семейств женились на иностранках, привезли их на родину, где те поначалу снискали радушный прием, а потом стали объектом нараставшего недоверия со стороны их собственного народа, - указывает Элизабет Ренцетти на сходства двух правителей. - Николай, самодержец поневоле, не смог понять характер своей эпохи, что привело к его свержению, изменившему ход мировой истории. А теперь Башар Асад, в прошлом подававший надежды реформатор, движется к своей решающей схватке, которая, быть может, определит будущее "арабской весны" и стабильности на Ближнем Востоке".

counter
Comments system Cackle