Выбор для Авигдора Либермана
Фото: Getty Images
Выбор для Авигдора Либермана

Минувшая неделя одарила израильскую политическую реальность, и без того динамичную и щедрую на неожиданные развороты, особенно крутым и стремительным виражом. 

Все произошло буквально в один день, в среду. Еще утром СМИ бодро рапортовали о скором присоединении ведущей оппозиционной партии к коалиции. Левые круги, поругивая Герцога за готовность променять принципиальную борьбу с премьером из оппозиции на участии в его правительстве, уже готовились к предстоящему этапу вынесения на государственную повестку дня своих политических идей через будущих министров, как вдруг все пошло совершенно не так. 

К вечеру того же самого дня, уже почти достигнутая договоренность с Ицхаком (Бужи) Герцогом внезапно обернулась входом в правительство Авигдора Либермана, да еще и на позицию министра обороны. 

Весь последний год в адрес Либермана, активно критиковавшего правительство из оппозиции, регулярно звучали дифирамбы солистов левых кругов, где борьба с Нетаниягу стала едва ли не джихадом, давно утратив связь с интересами страны и прагматизмом. 

Теперь же, когда Либерман из воплощения надежды на сокрушение правительства Нетаниягу превратился в того, кто придал ему устойчивость, там, в ужасе декламируют апокалиптические сценарии и играют траурные марши. 

Однако их кошмарные прогнозы не более состоятельны, чем ожидание того, что лидеры ФАТХа в Рамалле теперь начнут накладывать тфиллин, а ХАМАС сам закопает все туннели в секторе и принесет на КПП Эрез голову Мохаммеда Дейфа. 

И дело не только в том, что пространство принимаемых министром обороны решений ограничено как правительственным кабинетом, так и офицерами Генштаба. 

Опыт прежних лет однозначно свидетельствует о том, что резкие предвыборные заявления Авигдора Либермана совершенно необязательно коррелируют с его дальнейшими действиями. 

Это прагматичный и очень амбициозный политик, который не скрывает того, что вожделенное министерство обороны для него является предпоследним шагом на пути к заветной мечте - креслу премьер-министра. 

Авигдор Либерман намерен доказать, что он способен быть министром обороны, а значит, в будущем и главой страны. И главный вопрос здесь заключается в том, кому собирается продемонстрировать свои способности политик, прошедший длинный путь от репатрианта до ведущего министра – народу Израиля или удерживающим в своих руках значительный сегмент власти в стране олигархическим кругам и идеологически спаянным профессиональным хунтам. 

Именно это и определит последующие решения и поступки нового министра обороны. Будет ли он тем, кто покажет, что может справиться с террористами или с поселенцами, подавить пламя террора или сопротивление при очередных разрушениях еврейских поселков в Иудее и Самарии. 

Впереди два возможных сценария. Согласно первому, военная прокуратура постепенно спустит на тормозах раздутую до масштабов дела Дрейфуса историю о солдате Эльоре Азарии, добившем террориста в Хевроне. Весьма, вероятно, что Азария заслужил взыскание за свою не вовремя проявленную инициативу, но уж точно не тюремное заключение. 

Зато скандальному генералу Яиру Голану, решившему дебютировать на политическом поприще, не снимая формы, и для этого на радость врагам сравнившего израильское общество с нацистским, придется в этом сценарии попрощаться с замаячившей перед ним должностью начальника генштаба, отправившись во вполне заслуженную отставку. 

Вызывающему незаконному арабскому захвату территорий в зоне "С", финансируемому и поддерживаемому Европейским Союзом, смысл которого состоит в создания фактов на местности и рассечении еврейских анклавов, в этом случае придет конец. Разрешения на строительство в еврейских поселках перестанут застревать на годы в кабинетах военных чиновников, а целенаправленное преследование поселенческой молодежи, раздуваемое под маркой борьбы с "еврейским террором", прекратится. 

Наконец, из мусорной корзины будет извлечен профессиональный отчет, составленный в прошлом году комиссией генерал-майора Йоханана Локера о необходимости реформ в армии, критикующий раздутые штаты и зарплаты, требующий финансовой прозрачности, омолаживания командного офицерского состава и других элементов более эффективного управления и использования армейского бюджета. Отчет, ожидаемо раскритикованный высшим генералитетом и прежним министром обороны (фактически армейским лоббистом в правительстве), был надежно похоронен, но теперь имеет шансы на возвращение в фокус общественного внимания. 

При другом сценарии, однако, новый министр объяснит нам, что не может повлиять на решение военной прокуратуры, упекающей Азарию в тюрьму. Он также поддержит карьерное продвижение Яира Голана, оправдывая свои действия соображениями политического прагматизма. 

Он не станет препятствовать попирающим израильский суверенитет европейским усилиям по арабской застройке пустых областей Иудеи и Самарии, ссылаясь на отсутствие поддержки со стороны премьер-министра, продолжит заморозку строительства в еврейских поселениях и гонения на подростков, пеняя на давление Белого дома. 

После чего и вовсе огорошит общество новой мирной инициативой с очередным "партнером", вместо потерявшего актуальность Аббаса, например, Мухаммедом Дахланом. Инициативой, которая позволит ему благодаря поддержке "прогрессивных" сил оттеснить Нетаниягу и прийти к власти в обмен на обещание отступить с большей части Иудеи и Самарии. 

И тот, кто считает второй сценарий невероятным, очевидно, не выучил уроки одной из самых страшных трагедий современного Израиля – депортации евреев из сектора Газа и северной Самарии в 2005 году правительством Ариэля Шарона, утверждавшего накануне выборов: "Судьба Нецарим – это и судьба Тель-Авива". 

Впрочем, существует и третий сценарий, согласно которому, что было, то и будет. Никаких особенных реформ в армии или изменений в ее руководящем составе не произойдет. А через два года, покинув коалицию, непосредственно накануне выборов, Авигдор Либерман, как ни в чем не бывало, при поддержке соответствующих СМИ, станет критиковать правительство, объясняя, что только став премьер-министром, он сумеет сделать народ Израиля счастливым.

counter
Comments system Cackle