Стал ли ислам частью Германии?
Фото: Getty Images
Стал ли ислам частью Германии?

3 октября 2010 года в речи по случаю 20-летия объединения Германии тогдашний президент ФРГ Кристиан Вульф (Christian Wulff) произнес фразу, и по сей день вызывающую жаркие споры среди немецкой общественности: "Der Islam gehört zu Deutschland" ("Ислам является частью Германии"). 

Сказано это было в самый разгар дискуссии, вызванной выходом ровно за месяц до выступления Вульфа книги бывшего берлинского сенатора Тило Саррацина (Thilo Sarrazin) "Германия. Самоликвидация" (Deutschland schafft sich ab). В ней автор, опираясь на реальные факты и статистику, утверждал, что мигранты-мусульмане даже во втором и третьем поколении в большинстве своем не могут, да и не хотят интегрироваться в немецкое общество. 

Тогда Вульф подвергся резкой критике со стороны однопартийецв, а известный в Германии исламовед, доктор философских наук Герд-Рюдигер Пуин (Gerd-Rüdiger Puin), упрекнув его в том, что "президент выдает желаемое за действительное", отметил: "В Коране нет ни единого доброго слова по отношению к неверным, зато насчитывается около 300 стихов, в которых им грозят земными и небесными карами". 

После ухода Вульфа в отставку озвученный им тезис прочно вошел в политический лексикон канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel). А в своем прошлогоднем выступлении по случаю начала празднования Рамадана она высказалась еще конкретней: "Der Islam gehört unzweifelhaft zu Deutschland" ("Ислам несомненно является частью Германии"). Те же слова Меркель повторила и в апреле 2016 года, комментируя демонстрации движения PEGIDA. 

Как сообщалось в прошлом номере "РГ/РБ", на состоявшейся в Штутгарте федеральной конференции партии евроскептиков Alternative für Deutschalnd ("Альтернатива для Германии", АдГ) был принят предвыборный манифест. В нем, в частности, закреплялись такие основополагающие для партии принципы, как "Ислам не является частью Германии" и "Ведущей в Германии должна быть немецкая культура, а не мультикультурализм". 

Приоритетность немецкой культуры над политикой "мульти-культи" – не придумка АдГ. Еще в 2000 году к этому призывал быстро набиравший популярность у христианских демократов молодой политик Фридрих Мерц (Friedrich Merz). Критикуя традиции и обычаи живущих в Германии мусульман, он выступил с концепцией Deutsche Leitkultur ("Ведущая немецкая культура"), заявив, что "мусульмане должны принять наши обычаи и привычки, а не наоборот". На том политическая карьера Мерца и кончилась. 

СМИ и партии левого спектра тут же обрушили на АдГ громы и молнии, а канцлер Меркель, явно обеспокоенная ростом популярности АдГ в обществе, призвала президиум возглавляемой ею партии изменить свою политику, "чтобы вернуть голоса консервативных избирателей, которые из-за недовольства текущим направлением политики ХДС голосуют за популистскую АдГ". 

А избиратель действительно не согласен с миграционной политикой. Еще за пять дней до начала партконференции АдГ эрфуртский Институт новых социальных ответов (Institut für neue soziale Antworten, INSA) провел репрезентативный опрос, охвативший 2054 человека, целью которого было выяснить отношение немцев к исламу как неотъемлемой части германских ценностей. 

Как показал опрос, 60,3% респондентов заявили, что не считают ислам частью Германии, еще 17,4% воздержались от оценок и только 22,1% ответили утвердительно.  

При этом в целом по федерации 46,1% опрошенных заявили, что "опасаются исламизации Германии", а 36% – что "людей с миграционным фоном они опасаются меньше, чем исламизации страны". Наряду с тем 49% респондентов заявили, что мусульмане, которые проживают на территории ФРГ, "являются частью Германии".

Опрос проводился с 22 по 25 апреля, но его итоги были обнародованы только 5 мая, то есть через четыре дня после принятия делегатами конференции АдГ манифеста, с которым партия пойдет на выборы в Бундестаг осенью 2017 года. 

С "принадлежностью" ислама к Германии не согласны и консервативные политики блока ХДС/ХСС. "Ислам является частью реальности в Германии, но не частью ее культуры", – считает один из ведущих политиков ХДС Вольфганг Босбах (Wolfgang Bosbach). О необходимости "усилить борьбу с политизацией ислама, подрывающей наши усилия по интеграции мусульманских общин" еще месяц назад заявлял генеральный секретарь ХСС Андреас Шойер (Andreas Scheuer). А сейчас свою оценку ислама озвучил лидер депутатской группы ХДС в Бундестаге Фолькер Каудер (Volker Kauder). 

Назвав шестилетней давности призыв Вульфа "благими намерениями", он заявил: "Ислам очень разнообразен. Это несколько религиозных направлений с разными правовыми школами. В исламе есть такие проявления, которые мы в Германии никогда не сможем принять. Мечети в Германии должны быть взяты под контроль государства. Проповеди, с которыми обращаются к верующим имамы в ряде мечетей в Германии, зачастую далеки от принципов светского общества и современных общеевропейских ценностей". Сказанное политик подытожил выводом: "Ислам не является частью Германии, но частью Германии являются живущие здесь мусульмане". 

Заявление Каудера вызвало шквал критики, в том числе и со стороны либерально настроенных однопартийцев, назвавших его призывы "нереалистичными и бессмысленными". 

А тем временем дискуссия на тему gehört или gehört nicht ислам к Германии выплескивается на улицы. В субботу, 7 мая, в Берлине, в районе Главного железнодорожного вокзала около 1800 сторонников АдГ и движения PEGIDA, а также примкнувшие к ним правые радикалы, под лозунгами "Ислам относится к Меркель, но не к Германии" и "Меркель должна уйти" провели демонстрацию. В то же время в центре столицы проходили две другие акции. 

В демонстрации "За единый Берлин", организованной "Союзом за свободу от нацистов" (Bündnis Nazifrei), приняли участие около 4500 человек. Еще примерно 3000 участников собрал "Марш за космополитизм и толерантность", проведенный Евангелической церковью. Демонстранты несли плакаты с надписями "Берлин против нацизма" и "Беженцы, добро пожаловать!". 

Как всегда, в колоннах левых было немало молодчиков из леворадикальных группировок. Действуя по годами отработанной схеме, несколько сотен из них пытались прорвать полицейские кордоны и схлестнуться со своими "идейными противниками". Соблюдение порядка в городе обеспечивали 1700 полицейских, и когда ультралевые пошли на прорыв, был применен слезоточивый газ. Свыше 40 наиболее агрессивных леваков задержаны, пострадали 13 полицейских. 

counter
Comments system Cackle
Загрузка...