Россия - непоколебимый союзник Сирии
Фото: Getty Images
Россия - непоколебимый союзник Сирии

С октября 2011 года Россия неизменно повторяет свое жесткое «нет» по вопросу Сирии. Все попытки Запада уговорить Москву поддержать обсуждаемый в настоящий момент в ООН проект резолюции по Сирии вполне могут закончиться ничем. Или же лишенным всякого смысла документом. Россия любой ценой защищает своего давнего союзника в регионе. Что это, стремление дистанцироваться от Запада или же самоубийственная верность обреченному режиму? 
 
Обструкция России ставит в тупик в Америку и Европу. США не скрывают разочарования: им казалось, что перезапуск российско-американских отношений после избрания Барака Обамы был не пустым звуком, но действительность доказала обратное. «Перезагрузка» выполнила поставленную задачу: в 2010 году был подписан новый договор СНВ о сокращении на треть числа ядерных боеголовок, Россия сделала ряд уступок по вопросу иранской ядерной программы и воздержалась на голосовании по резолюции 1973 по Ливии в марте 2011 года. Тем не менее, спокойный диалог больше не является для нее приоритетом.  
 
Европейцы, которые приложили столько усилий, чтобы уговорить российскую дипломатию сменить гнев на милость, больше не представляют, что еще им предпринять. «Их позицию действительно сложно понять», - говорит работающий в Москве европейский дипломат.  
 
Помимо известных всем классических аргументов (долгая поддержка Асада-отца, оружейные контракты на общую сумму в 3 миллиарда долларов, стратегическая значимость военно-морской базы в Тартусе на Средиземном море, которая является последним сохранившимся со времен СССР российским аванпостом за границей) нынешняя позиция России объясняется и рядом иных причин.
 
Первая из их - это глубинные различия двух систем ценностей. Так, по мнению Запада, лидер, который отдает приказ стрелять по собственному народу в подобных масштабах (как полагают в ООН, речь идет по меньшей мере о 6000 погибших, большая часть из которых пали жертвами солдат сирийской армии), совершает преступление против человечности. Отсюда и возникает понятие гуманитарного вмешательства. Однако за исключением западного лагеря, оно стоит как кость в горле у пришедшей к власти в России военно-политической элиты.   
 
На берегах Москвы-реки этим убийствам мирных жителей не придают особого значения и готовы поспорить, что Башар Асад выйдет сухим из воды. Несмотря на все крики о «геноциде» 162 человек в Южной Осетии во время российско-грузинской войны 2008 года, сегодня Кремль отказывается рассматривать тысячи погибших сирийцев как серьезный мотив для смены руководства в Дамаске. Отставка Башара Асада, формирование правительства народного единства и подготовка выборов, о которых говориться в плане Лиги арабских государств, по видимости, не кажутся ему хорошей перспективой.
 
Несмотря на кровопролитие, бизнес идет своим чередом. 23 января газета «Коммерсант»  сообщила, что Сирия намеревается закупить в России 36 учебно-боевых самолетов Як-130 на сумму в 550 миллионов долларов. Несколькими днями ранее стало известно о том, что в середине января в порт Тартуса прибыло российское судно с 60 тоннами оружия и боеприпасов на борту.
«Совершенно неприемлемо, что некоторые страны, в том числе члены этого совета, продолжают поставлять инструменты репрессий против населения Сирии», - выразил протест представитель Франции в ООН Жерар Аро (Gérard Araud). Ответ его российского коллеги Виталия Чуркина прозвучал следующим образом: продажи оружия «никак не влияют на конфликт в стране».
 
Кроме того, сирийские заказы - это бальзам на душу оружейных баронов, которые недовольны нынешним стремлением Министерства обороны России делать закупки в странах НАТО (французские вертолетоносцы и штурмовые винтовки, итальянская бронетехника и т.д.).
 
Руководство военно-промышленного комплекса только и делает, что требует себе субсидии для поддержания оборотов на давно уже устаревшем производстве. Так, Як-130 был разработан в 1992 году, а выпускающее его предприятие «Иркут» (на 80% принадлежит государственной Объединенной авиастроительной корпорации) даже не способно поставить все 36 самолетов в разумные сроки. С учетом нынешней неустойчивой ситуации в Сирии, оплата за этот заказ вполне может затеряться в песках, но кого это волнует.
 
Еще один аргумент: посттравматический синдром после событий в Ливии. У российской дипломатии сложилось ощущение, что она угодила в ловушку, когда решила воздержаться во время голосования по резолюции 1973. «После решения России воздержаться на голосовании по Ливии, она потеряла всякое желание поддерживать Запад. Создание закрытой воздушной зоны переросло в классический тип операции с участием НАТО. Россия никогда больше на это не согласится. И не будет голосовать за расплывчатый текст резолюции без жесткого запрета на применение силы», - объясняет Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» и один из лучших специалистов по внешней политике.  
 
Каждый день сирийские оппозиционеры жгут российский флаг. Не слишком ли много она рискует потерять, поддерживая шатающийся режим? «Если режим Башара Асада рухнет, Россия потеряет позиции. Если предположить, что она сменит курс и поддержит оппозиционеров, никто ей не поверит. То же самое было в Ливии. Решение России воздержаться открыло путь для свержения Каддафи, однако новое руководство поставило под сомнение все контракты», - уверен аналитик.
 
К тому же, Россия - не единственное государство с подобными взглядами на суверенитет. Китай, Индия и Южная Африка встали на ее сторону, отвергнув любое вмешательство в Сирии. Отсюда и надежда на то, что Россия возглавит протестный фронт, который сможет расстроить все западные замыслы. Подобное бы прекрасно вписалось во внешнеполитическую линию Владимира Путина. Нынешний премьер-министр еще не переехал в Кремль на третий президентский срок (выборы состоятся 4 марта, а передача полномочий пройдет в мае), но Россия уже ужесточила свою позицию по сирийскому кризису, иранской ядерной программе и развертыванию натовской системы противоракетной обороны. Эффект Путина в действии. 
 
Идеолог восстановления мощи российского государства и отставной полковник КГБ до сих пор несет на себе четкий отпечаток холодной войны. Из-за шпионского прошлого ему повсюду мерещится ЦРУ: в «цветных революциях» на постсоветском пространстве (Грузия в 2003 году, Украина в 2004 году, Киргизстан в 2005 году), в поддержке «арабской весны» и за спиной протестного движения в России.
Кроме того, в декабре 2011 года Владимир Путин заявил, что госсекретарь США Хиллари Клинтон «дала сигнал» оппозиционным демонстрациям в России, так как ей не дает покоя перспектива возвращения Путина в Кремль на третий мандат. Наконец, у него нет ни малейшего желания давать согласие на смену режима в Сирии, потому что он, бесспорно, опасается повторения такого сценария в собственной стране.

Мари Жего, "Le Monde", Франция

counter
Comments system Cackle