Прощание с Ближним Востоком
Фото: Getty Images
Прощание с Ближним Востоком

Министр иностранных дел России Сергей Лавров изъявил готовность встретиться с госсекретарем Соединенных Штатов Хиллари Клинтон в ходе Мюнхенской конференции по безопасности.

Это заявление Лаврова может выглядеть примирительным жестом после сообщений о безуспешных попытках Клинтон дозвониться своему российскому коллеге в ходе заседания Совбеза ООН, на котором рассматривалась очередная резолюция по Сирии.

Лавров, правда, отрицает, что Клинтон звонила ему несколько раз – однако признает, что сигнал из госдепартамента все же был, но министр был так занят переговорами в Австралии, что не нашел времени ответить даме.

Такой беспрецедентный демарш связан с фактической изоляцией, в которой оказалась Россия в сирийской истории. Да, российское нежелание поддерживать, поддерживают и в Пекине. Но китайские дипломаты, как обычно, куда более осторожны, чем их российские коллеги, на весь мир заявляющие, что они «не допустят», что второй Ливии не повторится и так далее. И складывается впечатление, что Китай вовсе не стал бы оставаться в одиночестве, если бы Россия не блокировала бы резолюцию Совета безопасности.

Для Москвы вообще складывается совершенно особая ситуация. Россия отказывается поддержать предложения Лиги арабских государств – даже резолюцию, которую решено заблокировать в Москве, внесло Марокко, а не зловредные Соединенные Штаты. Сирийская оппозиция уже призвала своих сторонников провести пикеты протеста у российских посольств по всему миру.

Еще немного – и российским дипломатам придется столкнуться с народным гневом в арабских странах. В тех самых арабских странах, где еще недавно толпы недовольных толпились под американскими посольствами, обвиняя Вашингтон в скрытой ненависти и содействию «сионистским захватчикам».

Россия же еще с советских времен старалась представить себя в качестве непримиримого защитника интересов арабов, поддерживала Организацию освобождения Палестины и приглашала в Кремль представителей ХАМАС, поставляла арабским лидерам оружие и заключала с ними нефтяные соглашения. Неужели из-за Асада все должно рухнуть?

Точнее сказать – все уже рухнуло. На самом деле никаких союзников в арабском мире у России больше нет. Монархии Персидского залива – при всем их консерватизме – просто вынуждены поддерживать неплохие отношения с Соединенными Штатами. Даже если Саудовская Аравия решается на самостоятельную игру, эта игра никак не связана с российскими интересами.

Советский Союз мог быть «своим» в арабском мире только тогда, когда доминирующие позиции в нем занимали радикальные светские популистские режимы, когда у руля были диктаторы, заинтересованные в сохранении собственной власти любой ценой, а еще лучше – постоянным провоцированием конфликтов. Таким был египетский президент Гамаль Абдель Насер, Герой Советского Союза. Таким был
иракский диктатор Саддам Хусейн, один из последних союзников России. Но время таких диктаторов проходит, да и Россия – не Советский Союз. Каддафи был одним из последних, но уже не был союзником Москвы. Сирийский режим – всего лишь рудимент, остаток недавнего прошлого.

Удерживающий власть из последних сил Башар Асад – всего лишь сын «настоящего Асада», генерала и диктатора, правившего Сирией железной рукой, закупавшего оружие у Советского Союза и проигрывавшего с помощью этого оружия войны Израилю. Его сын сохранил традиции Хафеза Асада практически неизменными, российское оружие передавал ливанским экстремистом, предпочитая воевать с израильтянами чужими руками – и теперь использует российские поставки для отстрела сограждан. Россия цепляется за него не вопреки здравому смыслу, а потому, что другого союзника на Ближнем Востоке у нее действительно нет.

Сирия – это последняя военная база российского ВМФ за рубежом (не считая, разумеется, Севастополя). Это последний арабский режим, который нуждается в защите Москвы. Это последние конфиденциальные отношения, которые начались еще при Брежневе – и закончатся то ли при Медведеве, то ли уже при Путине, если Асаду удастся продержаться еще несколько месяцев. Россия ничем не рискует: с Соединенными Штатами у нее и без того непростые отношения, на Ближнем Востоке ей больше делать нечего. То, что мы
наблюдаем сейчас – это внешнеполитическая агония некогда великой советской империи, еще 25 лет назад дестабилизировавшей и без того неспокойный регион, а сейчас практически уже неспособной помочь маленькому злобному диктатору.

counter
Comments system Cackle