Одна за всех и все против Ле Пен
Фото: Getty Images
Одна за всех и все против Ле Пен

"Национальный фронт" Марин Ле Пен неожиданно подвинул традиционные политические элиты Франции. Получит ли двухпартийная система Пятой республики третий, ультраправый полюс? 

Франция находится на пороге гражданской войны - такое предсказание сделал премьер-министр страны Мануэль Вальс в преддверии второго тура региональных выборов. 13 декабря граждане страны должны определиться, будут ли крайне правые впервые в своей истории допущены до власти, пусть и на местном уровне. Шансы "Национального фронта" (НФ) во главе с Марин Ле Пен велики. В первом туре эта партия, на которую вся французская элита с удовольствием вешает ярлыки "фашистская", "ксенофобская", "радикальная", неожиданно вырвалась вперед, набрав почти 28% голосов. Далее следуют правоцентристской союз "Республиканцы" Николя Саркози и UDI, Союз демократов и независимых (системные правые). Правящая Социалистическая партия (системные левые) заняла третье место, получив меньше 24%. Главной неожиданностью стала победа НФ в шести регионах из тринадцати. Это потрясло французскую элиту. Впрочем, сложная избирательная система вовсе не гарантирует Ле Пен итоговую викторию. Но даже минимальный успех в двух регионах станет для ее партии историческим. 

"У нашей страны есть два варианта. Один из них - принятие правых идей, которые, по сути, пропагандируют разделение общества. Такое разделение может привести к гражданской войне. Есть и другой вариант - принятие идей Республики и ценностей, предусматривающих объединение. Программа “Национального фронта” - обман. Я уважаю французов, которые делают выбор в пользу этой партии. Можно понять людей, которые голосуют в приступе гнева, но они голосуют за антисемитскую, расистскую партию, которая не любит Республику и обманывает французов" - это высказывание Мануэля Вальса весьма характерно для любого представителя французского истеблишмента. Франция меняется, избиратели все меньше доверяют традиционным элитам, будь то системные правые или левые. Единственная возможность сохранить свои позиции - заклеймить соперников "радикализмом" и напугать сограждан. 

Республиканский фронт против национального

Региональные выборы занимают важное место во французской избирательной системе и держат условное третье место по значимости после президентских и парламентских. Они проходят в 13 регионах метрополии и в четырех заморских территориях. Субъекты обладают достаточно широким кругом полномочий: занимаются проблемами социально-экономического развития, распределяют финансовые потоки между департаментами и кантонами, организуют местные культурные и спортивные мероприятия, занимаются развитием инфраструктуры и так далее. Избиратели определяют состав депутатов региональных советов, а те в свою очередь - председателя. То есть победившая партия фактически осуществляет законодательную и исполнительную власть в регионе. Впрочем, в качестве противовеса на местах выступает префект, назначаемый из центра. То есть "Национальному фронту" еще предстоит доказать свою способность управлять регионом при очевидной конфронтации с правящей Социалистической партией. Конечно же, в случае победы во втором туре. 

Процедура региональных выборов во Франции не похожа на российскую: волеизъявление проходит в два тура, а к участию в решающем раунде допускаются все партийные списки, преодолевшие барьер в 10%. В некоторых регионах по итогам 6 декабря оформилось классическое двустороннее противостояние, но в большинстве речь идет о продолжении трехсторонней борьбы. А на Корсике за право быть представленными в местном законодательном собрании соревнуются четыре партии. 

Формула подсчета голосов по-французски не соответствует российским представлениям о прямой демократии: список, набравший наибольшее количество голосов, автоматически получает дополнительные 25% мест в парламенте. Оставшиеся 75% делятся между всеми преодолевшими проходной барьер. Запутанная система побуждает избирателей утверждать абсолютным большинством победу какой-либо одной партии, даже если изначально голосовать за нее они не собирались. Ничто так не препятствует успеху "Национального фронта", как необходимость заручиться поддержкой части оппонентов, но классические парламентские выборы в один тур проходят в стране только при избрании депутатов Европарламента, почти не имеющих полномочий. Парадокс: партия, которая в течение многих лет пользуется поддержкой более 10% избирателей, в законодательных органах Франции фактически не представлена. Одна из причин - противодействие практически всех остальных общественных сил страны. 

С конца 2000-х, когда на фоне мирового финансового кризиса популярность НФ пошла вверх, ни одна избирательная кампания во Франции не проходит без мобилизации левых, центристов и правых против "экстремистской" угрозы. В 2015 году с ясно выраженной критикой Марин Ле Пен выступили три общенациональных профсоюза и одновременно их оппонент - объединение работодателей Medef, религиозные меньшинства и епископы католической церкви, деятели культуры, даже синдикат библиотекарей, а также бумажная пресса - от левой Liberation до христианской La Croix и особенно газета Па-де-Кале "Голос севера" - издание, которому Марин Ле Пен в случае победы на выборах пообещала перекрыть финансирование. Объединение далеких друг от друга общественных сил против крайне правых получило во Франции название "республиканского фронта". В кампании 2002 года к борьбе с партией Ле Пен подключилась даже национальная футбольная сборная, угрожавшая бойкотировать чемпионат мира. Давление, оказываемое одновременно по слишком разным направлениям, не всегда эффективно из-за очевидно противоречивого дискурса: так, профсоюз CGT обвиняет НФ в "отстаивании интересов капитала", а правые - в протекционистской и дирижистской левой экономической политике. 

Незадолго до выборов 6 декабря возражения против экономической программы Ле Пен сформулировал экс-руководитель популярного в России сельскохозяйственного концерна Брюно Бондюэль: "Как можно призывать к закрытию границ, если наша хозяйственная жизнь настолько интегрирована в мировую, что каждый четвертый работник трудится на предприятии, имеющем иностранных акционеров?" Критика бизнесмена, к удивлению многих, возымела обратный эффект. Избиратели НФ объявили бойкот компании Bonduelle и нашли единомышленников среди фермеров - поставщиков компании, которые пригрозили разорвать с ней контракты. "“Национальный фронт” еще не победил, но уже создал атмосферу страха", - отреагировал предприниматель. 

В схожем положении оказались иерархи католической церкви, столкнувшиеся с сомнениями в рядах прихожан. С 1980-х организации верующих заявляют о себе как о принципиальных противниках фронтистов. Архиепископ Марселя Жорж Понтье заявил в октябре, что "невозможно одновременно быть и католиком, и ксенофобом". Того же мнения придерживается и пресс-секретарь Конференции епископов Франции Оливье Рибадо-Дюма: "Позиция Церкви по отношению к “Национальному фронту” остается прежней. Мы продолжаем говорить, что отрицание чужого, отказ принять другого, видение общества, основанное на страхе, представляют собой проблему. Среди идей “Национального фронта” есть такие, которые не согласуются с Евангелием". Однако подсчеты социологической службы Ifop свидетельствуют, что доля католиков, голосующих за НФ, выше, чем в среднем по стране, на 4%. Церковь, которую с партией Ле Пен разделяет вопрос о мигрантах, продолжает поддерживать республиканский фронт, хотя не всегда в состоянии убедить своих прихожан следовать этим ценностям. 

Критике подвергаются и взгляды Ле Пен на внешнюю политику. В октябре, когда предвыборная кампания была в самом разгаре, французское телевидение показало документальный фильм, посвященный связям "Национального фронта" с Кремлем. Авторы телерасследования заявили, что Владимир Путин финансирует движение Ле Пен. Посол Франции в России в интервью РБК развил эту тему, сравнив "Национальный фронт" с "иностранными агентами", которых бичует Кремль. Действительно, НФ заявил о поддержке не только российской юрисдикции в Крыму, но и сирийской операции, а также встал на сторону легитимного президента Башара Асада. Впрочем, в последнем вопросе перемены наметились и в официальном курсе Парижа. В конце ноября глава МИД Франции Лоран Фабиус заявил, что уход Асада больше не является обязательным условием мирного урегулирования. В НФ считают, что предвосхитили разворот линии Парижа, и многие наблюдатели считают это показательным фактом. 

Не на ровном месте

Несмотря на жесткое противодействие французских элит, "Национальный фронт" под руководством Марин Ле Пен постоянно улучшает свои результаты вот уже десять лет. Худшие показатели пришлись на президентские выборы 2007 года, когда Жан-Мари Ле Пен, основатель движения и отец Марин Ле Пен, получил всего 10%. Хотя в 2002-м он опередил лидера социалистов Лионеля Жоспена и вышел во второй тур вместе с действующим президентом Жаком Шираком, который в итоге выиграл с незначительным перевесом. 

В 2007-м многие думали, что расцвет "Национального фронта" остался в прошлом, что с этой партией покончено. Но после замены лидера и значительного омоложения руководства партия смогла обрести новую динамику. На президентских выборах 2012 года Марин Ле Пен набрала 18%. А на выборах в Европейский парламент число голосов, отданных НФ, увеличилось до 25%. Так что политическая биография Марин до сих пор состоит из одних успехов. 

Партия справилась с несколькими внутренними кризисами, самым острым из которых было исключение Жана-Мари Ле Пена в 2015 году из движения, которое он же и создал. "Национальный фронт" стал значительно более "деликатным" в своих заявлениях и официально отказался от любых намеков на антисемитизм. Такому повороту партия в значительной мере обязана Марин Ле Пен и ее политическому советнику Флориану Филиппо. Основная программа НФ сегодня скорее консервативная, нежели ультраправая, хотя антииммигрантская и антиисламская риторика звучит радикально. Фронт выступает за введение жестких миграционных квот и депортацию безработных мигрантов, за восстановление пограничного контроля и выход из еврозоны, декларирует поддержку традиционных семейных ценностей и не приемлет аборты, однополые браки, хочет провести референдум за возвращение смертной казни и снижение возраста уголовной ответственности. НФ постоянно развивает свою партийную инфраструктуру в регионах и привлекает новые слои населения Франции. Весомым успехом стоит считать тот факт, что 6 декабря более трети молодых избирателей, от 18 до 24 лет, проголосовали именно за Фронт. 

Перспективы коалиции против НФ

Уже в первые часы после победы "Национального фронта" в первом туре региональных выборов стало очевидно, что его оппоненты приступили к реализации стратегии "республиканского фронта". Не добившись согласия Саркози на объединение списков, социалисты в одностороннем порядке отозвали своих кандидатов в регионах, где НФ добился наибольшего успеха. Электорат левых, таким образом, возможно, переходит к правым, хотя Марин Ле Пен еще может рассчитывать, что избиратели социалистов "проголосуют ногами" - не придут на выборы. Впрочем, полгода назад подобные надежды не оправдались: добившись внушительной победы в ходе первого тура выборов в департаментах, НФ потерпел столь же сокрушительное поражение во втором. Повторится ли этот ставший уже знакомым сценарий (стоит вспомнить и президентские выборы 2002 года)? По данным социологической службы Ispos, на этот раз шансы НФ более реальны: даже несмотря на мобилизацию левых и правых, сторонники Марин Ле Пен, по предварительной оценке, побеждают в Провансе и на Лазурном берегу. 

Помочь "Национальному фронту" добиться результатов посерьезнее могут и соперники, поскольку крепость коалиции против Ле Пен сомнительна. В регионе Арденны - Шампань - Эльзас споры о том, следует ли социалистам снять свои кандидатуры в поддержку республиканцев, завершились громким скандалом. Номер один списка левых Жан Пьер Массере заявил, что не выполнит указание своего партийного руководства, не снимет кандидатуру и ради своих избирателей продолжит борьбу. В ответ центральное бюро Соцпартии лишило ренегата права баллотироваться под именем объединения и призвало дисциплинированных единомышленников к бойкоту. Список социалистов разделился: 40% последовали за местным лидером, 60% - за общенациональным бюро. То, что многие социалисты остались в игре, явно играет на руку НФ. Успех в Арденнах, Шампани и Эльзасе не прогнозировался социологами, но из-за разлада в стане социалистов у крайне правых появилась реальная возможность взять власть. 

Победе фронтистов может способствовать нежелание сторонников левых выбирать между правыми и крайне правыми в регионе Прованс - Альпы - Лазурный берег. От партии Саркози в этой части Франции баллотируется вице-мэр Ниццы Кристиан Эстрози, известный резкими высказываниями против мигрантов. Как-то он сказал, что Франция "слишком щедрая страна", в которую под видом вынужденных переселенцев въезжают террористы. "Выбирать между Ле Пен и Эстрози нет никакого смысла", - заявил один из создателей Левой партии, приверженец открытия границ для вынужденных переселенцев Жан Люк Меланшон. "Эстрози должен дать торжественное обещание быть в оппозиции Ле Пен", - потребовал от консерватора кандидат-социалист Кристоф Кастанер, под давлением партийного руководства снявший свою кандидатуру. Тот же эффект наблюдается в Пикардии и Па-де-Кале, где французы североафриканского происхождения считают, что по вопросу о миграции между кандидатом от правых Ксавье Бертраном и Марин Ле Пен нет существенной разницы. 

Отказу системных левых поддержать на выборах системных правых может способствовать принципиальная позиция Николя Саркози. За месяц до региональных выборов премьер Мануэль Вальс предложил лидеру республиканцев объединить во втором туре списки с Социалистической партией. Саркози ответил отказом и подтвердил свое решение после поражения республиканцев в первом туре. "Голосование за правых без создания общего списка требует от социалистов жертвы", - пишет леволиберальная Liberation. 

Немалые трудности, хотя и иного рода, чем у социалистов, восхождение НФ вызывает у правых. В кулуарах республиканской партии тактика Саркози по отказу от блока с левыми вызывает возражения со стороны умеренных однопартийцев. Экс-президенту ставят на вид, что результаты правых в первом туре хуже, чем они были четыре года назад, в 2010-м. Вот результат почти не скрываемой критики: умеренная правая Валери Пекресс, кандидат от республиканцев в Париже, отказалась от участия Саркози в своей кампании. Так же поступил и кандидат от консерваторов в Па-де-Кале Ксавье Бертран: дурной знак для Сарко. 

Под впечатлением от внутренних споров среди республиканцев политолог Жерар Куртуа допускает печальный сценарий для этой партии. Он считает, что под давлением массового голосования за Ле Пен это объединение "взорвется изнутри": умеренные политики и центристы заключат союз с левыми, а правый фланг - Саркози и Эстрози - соединится с НФ. Впрочем, препятствует такому развитию событий крайне неудачное выступление левых на недавних выборах. В подобных условиях тесное сближение с социалистами не выгодно даже умеренным республиканцам, хотя многие из них подталкивают Саркози именно к этому решению.

Что дальше?

После оглашения итогов первого тура выборов Марин Ле Пен заявила, что добилась "великолепного результата", который "принимает со смирением". Экс-президент и лидер системных правых Николя Саркози увидел в произошедшем "раздражение Франции", которое "необходимо услышать". Левые отреагировали резче: глава МВД Бернар Казенев заявил, что Франция, голосующая за Ле Пен, - "не его Франция", а глава Соцпартии Мишель Камбаделис сравнил НФ со сторонниками пронацистского правительства Виши, управлявшего страной в 1940-е годы. 

В интервью радиостанции RTL France Марин Ле Пен отметила, что успеху НФ немало поспособствовали соперники: "Прежде всего, крайне скромный результат партии Саркози, который говорил, что она способна под его руководством вновь обрести силу, но это оказалось не так. Что касается Социалистической партии, то это самый настоящий провал, за которым последовало коллективное самоубийство". "Невероятный успех “Национального фронта” - это восстание народа против элит. Народ больше не хочет терпеть презрение, с которым многие годы к нему относился политический класс, проявляющий заботу лишь о своих интересах и никоим образом не защищающий интересы населения. Мы хотим доказать, что бедность, постоянный рост налогов, отсутствие поддержки малых и средних предприятий стали следствием политических решений, принятых Союзом за народное движение и Социалистической партией. Мы верим, что народ Франции мобилизуется и поддержит нас во втором туре ради реальных перемен в регионах", - убеждена Ле Пен. 

Даже если Ле Пен не удастся добиться убедительного результата на выборах 13 декабря, уже достигнутый ею успех способен всерьез сказаться на французской политике. Поддержка, оказанная избирателями НФ, может привести к "поправению" системных политических сил, всегда готовых ориентироваться на электоральный запрос. Не раз отмечалось, что предложения, выдвинутые "Национальным фронтом", принимались на вооружение республиканцами, причем не только правым их крылом, но и центристами. Вскоре после терактов 13 ноября умеренный правый мэр Бордо Ален Жюппе призвал запретить проповеди имамов на арабском языке, а ведь первыми эту инициативу выдвинули в НФ. 

В Германии, как отмечает местная пресса, опасаются, что успех НФ действительно окажет воздействие на позицию Парижа в вопросах миграции. Основания есть: в ноябре премьер-социалист Мануэль Вальс де-факто возложил ответственность на Берлин за кризис с вынужденными переселенцами. "Пропустить мигрантов в Европу - это был благородный выбор, но не мы отворили им двери", - намекнул Вальс на позицию Ангелы Меркель. У Германии есть все основания опасаться, что политика Парижа может еще более ужесточиться в случае роста популярности НФ: для этого даже не потребуется прихода Ле Пен к власти. 

Сказаться на двусторонних отношениях может антинемецкий пафос, характерный для НФ. На протяжении многих лет фронтисты критикуют администрацию Франсуа Олланда за уступки Берлину. Осенью политика в отношении Германии стала поводом для резкого обмена мнениями между президентом республики и Марин Ле Пен, в ходе которого фронтистка назвала главу государства "вице-канцлером, управляющим провинцией Франции". В Германии считают, что делают все возможное, чтобы не давать козырей праворадикалам, - и откровенно раздражены отсутствием результата. "Есть все основания беспокоиться о будущем евроинтеграции, - полагает немецкий политолог Клэр Демесмэй. - Францию считают в Берлине ключевым элементом стратегии выхода из кризиса. Но ситуация в Европе может усугубиться, если страх перед Марин Ле Пен продолжит оказывать влияние на политику Парижа". "Нужно остановить “Национальный фронт”", - просто и ясно говорит депутат бундестага от Христианско-демократического союза Андреас Юнг. Выборы во Франции должны "заставить пробудиться все демократии в Европе", согласен с ним вице-канцлер ФРГ, представитель социал-демократов Зигмар Габриэль. 

В "Национальном фронте" не делают тайны из того, что главными для партии являются президентские выборы 2017 года. На первый взгляд показатели НФ впечатляют: 28% голосов по результатам 6 декабря, и это при том, что по статистике кандидат, набравший в первом туре президентских выборов более 32%, во втором добивается победы. Впрочем, для того, чтобы поколебать французскую политическую систему, Марин Ле Пен не обязательно побеждать на выборах главы государства, а вполне достаточно выйти во второй тур. Если она доберется до финишной прямой президентской кампании с приличным результатом, системным правым и левым придется конкурировать за единственное оставшееся место, что приведет к кризису в обеих партиях. В 2002 году отец Марин Ле Пен Жан Мари уже пробивался во второй тур, но тогда это казалось шокирующим стечением обстоятельств. Результат, показанный тогда лидером НФ, не был слишком высок - 18%. А сегодня у НФ на десять процентов больше.

counter
Comments system Cackle