Круг, который замкнулся
Фото: Getty Images
Круг, который замкнулся

Вероятно, Хасан ибн-Саббах, "горный старец", предводитель шиитской секты исмаилитов-низаритов из крепости Аламут в горах Эльбурса в XI веке, был первым, кто использовал для достижения политических целей индивидуальный террор, осуществляемый с помощью фанатичных адептов смертников, прозванных в Европе ассасинами. 

Спустя девять столетий, в XX веке, продолжателями дела Саббаха стали ливанские шииты, в начале 80-х организованные иранскими спонсорами и кураторами из "Корпуса стражей исламской революции" в военизированную группировку "Хизбалла". 

11 ноября 1982 года 8-этажное здание, в котором располагался штаб израильской военной администрации в ливанском городе Тир, обрушилось от мощного взрыва. Около 100 человек, из них 76 израильтян, погибло. Следственная комиссия пришла к выводу, что взрыв произошел в результате утечки газа, однако со временем выяснились детали, позволяющие предположить, что здание обрушилось после того, как в него врезалась начиненная взрывчаткой и управляемая террористом-смертником машина марки "пежо". 

Если дело обстояло именно так, то это был один из первых терактов "Хизбаллы" с применением фанатика, отправляющегося после выполнения задания в рай к гуриям. Современные шииты развили идеи ибн-Саббаха перейдя от террора индивидуального к массовому. Затем были еще акции, включая два теракта в Буэнос-Айресе в начале 90-х против израильского посольства и еврейского культурного центра. 

Наконец, в декабре 1992 года после похищения в Лоде и последующего убийства пограничника Нисима Толедано, 1200 активистов ХАМАСа и "Исламского джихада" были арестованы израильскими службами безопасности. По решению премьер-министра Рабина 415 из них депортировали в Южный Ливан. К слову, опиравшийся на узкую коалицию Рабин нуждался в поддержке министров от леворадикальной партии МЕРЕЦ, которая за это голосование получила в январе 1993 отмену закона, запрещавшего контакты с террористами ООП. 

В изгнании боевики оставались от полутора до двух лет, после чего под давлением президента США Клинтона были возвращены в пределы Иудеи, Самарии и Газы. Время, проведенное в Ливане, не прошло для них даром. Они установили прочные связи и с "Хизбаллой" и с иранскими спонсорами, освоив заодно шиитские методы террора. После возвращения они возглавили террористическую деятельность в Израиле, введя в обиход "шахидов" с поясами смертников, взрывающихся "во славу Аллаха" в местах массового скопления людей. 

Так шиитские наработки стали инструментом суннитского террора, олицетворяя межсектантское сотрудничество. Однако с началом войны в Сирии выяснилось, что ненависть к евреям слабее взаимной вражды. И обученные шиитами сунниты теперь обратили террор смертников против учителей. Круг замкнулся. 

*** 

Поздним вечером 12 ноября в Бурдж аль-Бараджне - южном пригороде Бейрута, считающемся оплотом "Хизбаллы", - возле района, где проживают палестинские арабы, слывущего теплицей, откуда "Хизбалла" вербует себе сторонников, прогремели два взрыва. 

Три террориста-суннита, сириец и пара палестинских арабов, взорвали себя в толпе шиитов, и хотя один из трех поясов смертника в итоге не взорвался, порядка полусотни человек было убито и более 200 ранено. 

Описания деталей теракта, ставшего едва ли не крупнейшим в истории Ливана за последнее десятилетие, несколько расходятся в разных источниках, но, похоже, он был спланирован таким образом, чтобы сначала выманить высокопоставленных командиров "Хизбаллы", а затем взорвать их. 

Как отметил портал "Постскриптум", занимающийся мониторингом арабских СМИ, террористам удалось уничтожить Хадж Хуссейна Яги (Абу Муртада) – начальника службы безопасности "Хизбаллы" в Бурдж аль-Бараджне, Али Каблана – сына шейха Абд аль-Амира Каблана, заместителя главы Высшего исламского совета "Хизбаллы", и известного полевого командира Алаа Авада, прославившегося в боях за эль-Ксейр, в Дераа и в Забадани. 

Предыдущая атака на оплот "Хизбаллы" в южной части ливанской столицы произошла в июне прошлого года. Тогда погиб лишь один сотрудник службы безопасности "Хизбаллы", попытавшийся остановить заминированную машину со смертником. Всего же суннитские смертники совершили около десятка нападений на бастионы "Хизбаллы" с тех пор, как организация по приказу Ирана вступила в войну в Сирии. 

Как и в прошлых случаях, этот теракт стал местью за участие "Хизбаллы" в сирийской гражданской войне на стороне Башара Асада. 

По сути сунниты вновь доказали Ирану и его сателлиту "Хизбалле", что способны нанести им удар не только в боях в Сирии, где совместные силы иранских отборных подразделений и "Хизбаллы" превысили 10 тысяч человек, но и в мягком ливанском подбрюшье, там, где шииты считали себя в безопасности. 

Занятно, что лишь за день до того, в среду 11 ноября, выступая по случаю "Дня шахида", глава "Хизбаллы" шейх Хасан Насралла поздравил организацию с победой в пригородах сирийского Халеба (Алеппо), подчеркнув, что "щит внутренней безопасности в Ливане является непроницаемым барьером против суннитских вторжений". 

После теракта его заместитель Хуссейн Халил заявил, что эти взрывы являются "преступлением против гуманизма" и те, кто их совершили "не люди, а монстры". Характерно, что когда подобные взрывы происходили в израильских городах, боевики "Хизбаллы" реагировали совершенно иначе. 

Вслед за Белым домом осудил "презренный" теракт в Бейруте и президент Франции Франсуа Олланд. В отличие от реакции, озвучиваемой после особенно тяжелых терактов в Израиле, здесь не было призывов к сдержанности и необходимости продолжить политический диалог. 

"Президент республики выражает свое возмущение и ужас после нападения, случившегося во второй половине дня в Бурдж аль-Бараджне возле Бейрута, в результате которого несколько десятков человек были убиты и более 100 ранены, - сказано в президентском заявлении. - Франция разделяет ливанскую скорбь. Франция более чем когда-либо стремится к миру, стабильности и единству в Ливане", - сказал Олланд, еще не зная, что два дня спустя суннитский террор постучится и в двери его столицы. 

"Хизбалла" несет тяжелые потери в сирийской войне, которые пока не привели к существенному успеху, лишь затормозив наступление суннитов на прибрежные анклавы алавитов, являющиеся последним рубежом Асада. Удары в тылу не прибавляют шиитам боевого пыла и энтузиазма. Но деваться им некуда. Победа суннитов будет означать для них кровавую бойню и смерть. В этом смысле теракт в самом сердце "Хизбаллы" лишь подтверждает тезис о невозможности отступления. 

Поэтому шииты Южного Ливана продолжат свою жестокую войну с суннитами Сирии. Для Израиля же это по-прежнему будет означать еще месяцы, годы или даже десятилетия относительного спокойствия и возможности заниматься своими проблемами, а не только защитой границ от варваров.

counter
Комментарии