О новых санкциях Евросоюза против Ирана
Фото: Getty Images
О новых санкциях Евросоюза против Ирана

Министры иностранных дел стран Евросоюза согласовали 23 января в Брюсселе санкции в отношении центрального банка Ирана и 8 госкорпораций страны. Также принято решение об эмбарго на поставки  нефти  и нефтехимической продукции из Ирана. Санкции вступают в силу немедленно в отношении  всех новых контрактов, для существующих договоренностей сделано исключение до 1 июля.
 
Возможное развитие событий после введения санкций анализирует главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский.
 
- После четырех невыполненных резолюций Совета безопасности ООН, за которые голосовала и Россия, стало ясно, что ничего не побудить иранских руководителей к каким-то изменениям. Что остается делать миру? Либо сказать, что ошиблись и не надо было вообще вводить санкции, значит, либо еще раз признать причины санкций состоятельными, и принять решение об их ужесточении. Российская дипломатия не выбрала ни того, ни другого. Запад выбрал второй вариант: раз реакции нет, если глава Ирана Махмуд Ахмадинежад сказал, что эта резолюция как носовой платок, который можно использовать и бросить в корзину, - значит, надо усиливать санкции.
 
Решению, принятому в Брюсселе, способствовало три обстоятельства. Первое: новый доклад МАГАТЭ, из которого не вытекает прямо, что Иран уже решил создать бомбу, но указывает на продвижение к состоянию, которое позволит, в случае принятия политического решения, эту бомбу создать. Второе: информация о вводе в строй нового ядерного завода вблизи города Кум. Третье: испытание новых видов ракет. Никаких ракет дальнего радиуса действия у Ирана, конечно, нет, но ракеты среднего радиуса - есть. Все это и привело, видимо, Запад к убеждению о том, что Иран идет прежним путем.
 
И теперь в Израиле неминуемо усилятся позиции тех, кто требует нанесения ударов по Ирану. Причем некоторые считают, что эти удары следует наносить именно в 2012 году, до ноябрьских выборов в Америке. Потому что в этот год у Обамы связаны руки. Отговорить израильтян или жестко реагировать на их действия он не сможет. А вот если его переизберут, тогда он может занять весьма жесткую позицию по отношению к Израилю.
 
И теперь ход за Ираном. Тегеран заявил, что, если Европа введет эти санкции, то Иран перекроет Ормузский пролив. И теперь станет ясно, был ли это просто блеф, либо они на самом деле это сделают.
 
То, что там находится иранский флот, и что они проводят маневры, отнюдь не говорит о том, что они действительно собираются перекрыть пролив. Если они и закроют его, то всего на несколько дней. Американцы тут же его откроют. Иран может серьезно затруднить судоходство по Ормузскому проливу, но полностью перекрыть его они не могут. А ответ они получат довольно жесткий. И если какой-то иранский капитан запустит снаряд или мину в сторону американцев, в результате которого пострадает американский корабль или погибнут американские моряки, то в условиях предвыборной ситуации в Америке, когда республиканцы обвиняют Обаму в излишней мягкости, американцы нанесут удар по не только по военно-морским базам Ирана, но и, может быть, уже по нефтяным терминалам и нефтепроводам. Поэтому я думаю, что угроза перекрытия пролива - все-таки блеф.
 
Я не вижу никакого серьезного ответа, который может дать Иран. Америка никак не зависит от иранской нефти. От нее зависят западноевропейские страны. И Иран может ответить на санкции какими-то действиями, направленными против Англии, Франции в экономическом плане. Но и от этого они пострадают сами. Я не думаю, что Тегеран пойдет на что-то решительное еще и потому, что нынешние санкции для него не смертельны. Смертельным стало бы полное эмбарго, но это исключено. Хотя бы потому, что Китай не допустит этого.
 
Мне кажется, что смысл всех этих санкций - предотвратить удар Израиля по Ирану. Если все будет идти так, как сегодня, в Израиле все чаще будут задаваться вопросом: какой смысл надеяться на ООН, на Америку, на Россию, если в один прекрасный день нам скажут, что ночью в Иране произведены подземные испытания атомного оружия, как это было в Северной Корее? Давление на правительство Нетаньяху будет нарастать. А если Израиль нанесет удар, это будет катастрофой для всех, и для Америки, прежде всего. Поэтому, чтобы предотвратить такое развитие событий, нужно ужесточать санкции – и тем самым дать понять израильским руководителям: не беспокойтесь, рано или поздно под давлением санкций, Тегеран должен будет как-то изменить свою позицию и пойти на какой-то компромисс. Для Запада сейчас выбор такой - либо израильский удар, который приведет к войне цивилизаций, либо такое ужесточение санкций, которое должно заставить иранских руководителей понять, что игра не стоит свеч.
 
А нынешние санкции, хоть и не фатальные, достаточно серьезны, особенно если учесть, что они направлены против Центрального банка. Но все упирается в психологию иранского руководства. Они могут думать так: наш народ это выдержит. Но если мы скажем ему, что альтернативой является позорная капитуляция, отказ от ядерной программы, народ поймет и еще теснее сплотится вокруг правительства. Это будет патриотическая мобилизация. А Иран будет продвигаться к состоянию 5-минутной готовности, чтобы все видели - один неверный шаг, и Иран – ядерная держава.
 
Если это так, то тогда возникает вопрос: спасают ли санкции? Российская дипломатия утверждает, что нет, что это только загоняет Иран в угол, что в конце концов он вообще перестанет считаться с МАГАТЭ и со всякими инспекторами. И уже тогда, действительно, начнет делать бомбу.
 
Но тогда чем же его убеждать? Новыми переговорами. И тут иранцы подыгрывают российской дипломатии. Они объявляют, что в конце января опять согласны где-то организовать встречу на уровне МАГАТЭ. Это игра в кошки-мышки, которая продолжается несколько лет. Они прекрасно понимают, что все с удовольствием за это ухватятся, в первую очередь, Россия. Она скажет: вы думаете о санкциях, о военных ударах, а Иран согласен пойти на переговоры. За это же ухватится и Европа, которая вовсе не хочет обострения обстановки. Европа заинтересована в том, чтобы продолжать покупать иранскую нефть. И европейцы с удовольствием поедут в Женеву, в Вену, будут снова и снова вести переговоры.
 
А американцы прекрасно понимают, что через полгода Ахмадинежад скажет об установке еще 1000 центрифуг. Но что они могут сделать? Они и сейчас дошли почти до предела.

counter
Comments system Cackle