Первый дождь и старые надежды
Фото: Getty Images
Первый дождь и старые надежды

В Израиль пришел первый дождь. Как всегда, неожиданно. Особенной неожиданностью первый дождь явился для главного монополиста страны - Электрической компании. Поэтому целые районы остались без света, при том, что капало всего ничего. Что-то нас ждет этой зимой? Но это вопрос для экономических аналитиков. 

Вместе с дождем пришла осень, и на носу открытие сессии Кнессета. В связи с происходящим в стране, можно уверенно сказать, что она будет бурной. Боюсь, это единственное, что можно сказать с уверенностью. 

Умение читать между строк 

Вообще, для того, чтобы адекватно оценивать происходящее в стране, неплохо будет восстановить воспитанное газетой "Правда" умение читать между строк. Например, вопрос борьбы с камнеметателями. Несколько недель назад, в разгар "праздничного" камнепада, Биньямин Нетаниягу и его правительство отчаянно боролись за ужесточение мер против тех, кто бросает камни. С кем боролись? Фактически сами с собой. Потому, что юридический советник правительства, который возражал против ужесточения наказаний камнеметателям, по сути, плоть от плоти этого самого правительства. Наконец, решили предписать судьям давать большИе срока за кидание камней. Ура! 

Далее читаем между строк. Естественно, правительство не может указать судьям, к какому наказанию приговаривать камнеметателя и как это квалифицировать. Поэтому вскоре мы узнаем, что правительство лишь рекомендовало судам ужесточить наказания. И тут же читаем про очередного судью, который вынес решение об очень мягком наказании. А что? Это же камешки. Так, забава. 

С этими камнеметателями и нашим правительством одни вопросы. Начиная с теракта в четверг у нас волнения по всей стране. Никто не может чувствовать себя в безопасности. Вчерашние волнения в Яффо очень четко это показали. 

А как происходят волнения? Правильно, кидают камни. Не верите? Можете взглянуть на фото рейсового автобуса, шедшего из Ришон Ле-Циона. Да-да, не из Восточного Иерусалима. На фото очень хорошо видны выбитые стекла. И что? Вы слышали о массовых арестах и о жестких наказаниях? "Арабские жители Яффо подожгли мусорные баки, полиция начала переговоры". Это заголовок на YNET в разгар беспорядков. Переговоры, господа! 

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу с гордостью рассказывает о программе мер борьбы с террором, в том числе ускоренном разрушение домов террористов. Опять читаем между строк. Ага, не было решения об ускорении сноса. Было решение поручить министру юстиции разработать юридическую процедуру ускорения сноса домов террористов. Кто- нибудь верит, зная нашу юридическую бюрократию, что это будет сделано? Да ну! 

Вопросы, вопросы 

Одним из камней преткновения сегодня является вопрос строительства в Иудее, Самарии и в Иерусалиме. Вот уже шесть лет Биньямин Нетаниягу делает все, чтобы не допустить массового строительства. Боится. Боится американцев, боится европейцев. Помогло ли это ему? Сохранить власть - да. Но и только. Ни претензии со стороны международного сообщества, ни наглые требования арабов это не отменило. А ведь то, что за шесть лет в Маале-Адумим не построено ни одной квартиры, то, что практически нет строительства в северном Иерусалиме, ослабляет нашу страну. 

Помнит ли кто-нибудь драматические события, развернувшиеся несколько месяцев назад в связи со сносом уже почти построенных "домов Драйнов" в Бейт-Эле? В их сносе напрямую виновато правительство. Суд принял решение о сносе. Возмущению поселенцев не было предела, и, как всегда, Нетаниягу испугался. Обещания раздавались направо и налево: строительство в Бейт-Эле, строительство в Самарии, строительство в иерусалимских районах Писгат-Зеев и Неве-Яков. 

Где это все? Если есть, тогда почему "сидит" около резиденции Нетаниягу объявивший бессрочную забастовку глава регионального совета Самарии, кстати, член "Ликуда", Йоси Даган? Для чего Нетаниягу собирает своих министров и призывает на помощь своего верного помощника, адвоката Ицхака Молхо, который два дня назад объяснял членам правительства, почему нельзя строить в Иудее и Самарии? 

Вопросы на будущее 

Что же нас ждет в Кнессете в осеннюю сессию? Во-первых, за всеми трагическими событиями, демонстрирующими полную неспособность правительства бороться с террором и обеспечить безопасность граждан, как-то забылся главный вопрос последних месяцев: будет в стране газ или не будет? 

Биньямин Нетаниягу тогда, когда проводил никому не нужное и ничего не решающее голосование в Кнессете, громко провозгласил формулу власти: "Если я чего хочу, то обязательно добьюсь". Доброхоты тут же написали целый список, чего Нетаниягу не добился, очевидно потому что не хотел. На первом месте стоял договор с Ираном. 

Но вернемся к газу. Как Нетаниягу не хотел, а Арье Дери показал ему "кузькину мать". И отказался подписать договор. До назначения нового ответственного за антимонопольное управление. И что? Назначили? Куда там! Поскольку победных реляций не было, можно предположить, что воз и ныне там. Значит, газа не будет. 

А что у нас с жильем? Министр строительства Йоав Галант уже заявил, что цены снижать не будут. И дай Бог удержать их от очередных повышений. Министр финансов Моше Кахлон сосредоточил в своих руках всю полноту власти, касаемую жилищного строительства в Израиле. Для этого развалили существующие структуры, и что? 

Региональные комиссии по планированию и строительству ждут назначения руководителей. Руководство самой крупной из них, района Гуш-Дан взял на себя лично гендиректор министерства финансов. Еще бы, самый лакомый кусочек. И что? А ничего, стало только хуже. Потому что мэры городов не могут добраться до весьма занятого чиновника. И дело стоит. 

На повестке дня также очередное озарение юридического советника правительства, который решил резко ограничить в правах на застройку тех, кто ведет проекты "Тама 38", укрепляя дома на случай землетрясений. Если новшество советника будет принято, это полностью отобьет у подрядчиков охоту строить. 

Вообще, партия "Куляну" и ее лидер Моше Кахлон ушли в подполье. Их не слышно и не видно. С одной стороны, логично, сказать по вопросам безопасности им нечего. А кроме того, если министр финансов и мог бы о чем-нибудь говорить с экранов телевизоров, то прежде всего о том, как так получилось, что в праздники страна оказалась на грани продуктового дефицита, а что касается сельского хозяйства, то не оправилась и до сих пор. Но об этом Моше Кахлон предпочитает молчать. 

Остается главный вопрос, что будет с бюджетом. Для Кахлона это важно, ему нужны достижения, которые он может "продать" общественности. Поэтому он будет продолжать оказывать давление на Нетаниягу с целью расширить правительство. Биньямину Нетаниягу, естественно, тоже важно провести бюджет. Еще более ему бы хотелось не зависеть в этом вопросе от Орена Хазана. Последний, тридцатый в списке "Ликуда" депутат Кнессета крайне недоволен отношением к нему товарищей по партии. И может выкинуть любой фортель. А без его голоса бюджет не проходит. 

Проблема Нетаниягу в том, что он, не взирая на все свое желание, никак не может осуществить давно задуманное и присоединить к правительству партию "Авода" или весь "Сионистский лагерь". Виной тому демократия. Председатель "Аводы" обязан провести праймериз в своей партии, и дата этих выборов прописана в уставе - май 2016. Поскольку нет никакой гарантии, что он победит, Нетаниягу никак не может присоединить "Аводу" к правительству, потому как рискует в мае будущего года получить себе в партнеры кого-нибудь гораздо более зубастого, чем Бужи Герцог. 

Что в остатке? 

А в остатке Нетаниягу, чтобы провести бюджет, надо или задабривать ортодоксов и внутрипартийных маргиналов, типа Орена Хазана или обратиться к Авигдору Либерману. 

Но Нетаниягу прекрасно понимает, что у Либермана как раз есть политическая воля и есть принципы. И придется дать ему портфель министра обороны и согласиться выделить, наконец, полтора миллиарда шекелей на пенсии для репатриантов. А для этого и несколько урезать аппетиты ортодоксов. И дать Либерману бороться с террором и обеспечивать безопасность. А это значит лишить себя главного своего лозунга. Ох, много вопросов ждет нас в ближайшие месяцы.

counter
Comments system Cackle