Путин, Европа и иммигрантский кризис
Фото: Getty Images
Путин, Европа и иммигрантский кризис

Милош Земан встретился в Китае с Владимиром Путиным и, судя по всему, дождался похвалы. Если кому-то и выгоден обостряющийся антагонизм между "старой" и "новой" Европой в связи с иммигрантским кризисом, а Земан активно поддерживает это противостояние, так это именно друг Земана - Владимир Путин. 

Если кому-то и выгоден распад Шенгена, одного из немногих действительно популярных "завоеваний" Европейского Союза, так это Россия. Если эта одна из немногих популярных политических мер Союза пойдет ко дну, то ЕС, несомненно и стремительно, выйдет на путь дезинтеграции. 

Точно так же России было и есть выгоден провал в решение вопроса о членстве Греции в еврозоне. Выгодно и то, чтобы все закончилось распадом еврозоны, и Греция вошла в зону российских экономических интересов. 

Милош Земан своей обидной риторикой в отношении людей, попавших в беду, и непрестанными нападками на мусульман выполняет именно эту как будто прописанную Кремлем роль. 

Разумеется, Земан - это лишь одна из составляющих в этой воображаемой мозаике, да и сам Европейский Союз, со своими саморазрушительными тенденциями и вредом, который он наносит собственной репутации, сам "прекрасно справляется" и без России и российских товарищей и агентов. 

Трудность заключается в том, что Европа, выстроив какой–нибудь проект, как, например, валютный союз, Шенген, торговля квотами или энергетический союз, оставляет его в стадии незавершенного, недоделанного и нестабильного проекта, который, конечно, работает в нормальных условиях, но когда наступает внезапный кризис, в полной мере обнажаются его слабые стороны и шаткая конструкция. 

В случае валютного союза ударом извне стал кризис 2008 года и последующая серьезная рецессия, которая в Европу пришла из США. В случае торговли квотами ударом стала Фукусима, немецкое одностороннее решение отказаться от АЭС, а также спад цен на нефть и энергию. А в случае Шенгена все поколебала война в Сирии и распад государства в Ливии. 

Определенной надеждой или удачей в неудаче является то, что, если окинуть взглядом все происходящее, в случае валютного союза во время кризиса удалось превратить Европейский центральный банк из неустойчивого и осторожного института, напоминающего, скорее, какой-нибудь мозговой трест, в сильного кредитора последней инстанции с довольно ясным мандатом, который "сделает все, что потребуется". Кому–то кажется, что этого вполне достаточно, а другие уверены, что понадобится как минимум еще один общий институт  и пр. 

Точно так же в случае Шенгена нужно будет создать общую защиту внешних границ, общий институт, который будет этим заниматься и руководить, а, возможно, потребуется и некий европейский Department of Homeland Security по типу того, который был создан в США после 11 сентября. Если этого не будет сделано, Шенген в будущем не продержится. 

Но вернемся к России. Точно так же, как Россия, вероятно, посмеивалась про себя, пока ЕС семь лет занимался задолженностью одной (с российской точки зрения) губернии на своей юго-восточной периферии, сегодня она точно посмеивается над тем, как ЕС (крупнейшая экономическая держава в мире) сгибается от наплыва беженцев, который пусть и велик, но в этом году достигнет максимально 0,1–0,2% от общего населения ЕС. 

Россия, несомненно, говорит себе, что объединение, которое не в состоянии справиться с этой проблемой, вряд ли когда-нибудь успешно решит вопрос своей энергетической зависимости от России. И объединение, которое не в состоянии договориться внутри себя о Греции или иммиграции, вряд ли может оказывать значительную помощь Украине или защищаться от российской агрессии на востоке этой страны. 

Ян Махачек, "Lidovky", Чехия

counter
Comments system Cackle