Позвоночник нашелся
Фото: WallaNews
Позвоночник нашелся

Уважаемые товарищи потомки! 
Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне...
Владимир Маяковский "Во весь голос" 

Известный израильский журналист пошутил, что, дескать, при археологических раскопках, когда дошли до нижнего культурного слоя, был найден позвоночный столб министра науки, технологии и космоса Офира Акуниса, что явилось научной сенсацией, поскольку существование позвоночника у данного министра многие ставили под сомнение. 

Действительно, до сего дня Акунис не выделялся ничем, кроме своей преданности главе правительства Биньямину Нетаниягу. На этой преданности он, собственно, и споткнулся, когда, ринувшись грудью защищать инициативу премьера, случайно узнал, что инициативу эту наверху признали несвоевременной и похоронили, забыв сказать об этом ее рьяному защитнику. 

История эта весьма показательна, поскольку наглядно демонстрирует процесс принятия решений в сегодняшнем израильском высшем руководстве. Поэтому стоит рассмотреть произошедшее поподробнее. 

Национальный лагерь, который в стране с переменным успехом находится у власти аж с 1977 года всегда обвиняли в неумении по-настоящему править. Почему? Потому что лидерам этого лагеря так и не удалось добиться хорошего, или, хотя бы объективного отношения к себе со стороны средств массовой информации. В сознании большинства израильтян наши СМИ больше тяготеют к леволиберальным идеям. Хотя в последние годы появились такие национально-ориентированные газеты, как "Макор Ришон", картины это в целом не изменило. 

Можно, конечно, пойти по пути, по которому пошел Биньямин Нетаниягу. Для этого надо иметь очень богатого друга, который согласится вкладывать средства в бесплатное издание себе в убыток. Так, как это делает миллиардер Шелдон Эдельсон, содержа для своего друга Биньямина Нетаниягу газету "Исраэль ха-Йом". Газету эту прозвали "Бибитон", и хотя там удалось собрать неплохих журналистов, и раздается она бесплатно везде, где только можно, все же тенденцию она вряд ли переломила. А с радио и телевидением и подавно проблема. Поэтому Биньямин Нетаниягу в поисках пути их завоевания решил, прежде всего, переделать Управление телерадиовещания. 

Реформа Управления назрела давно. Ужасающе низкий рейтинг, огромное количество работников, и не только журналистов, на очень больших зарплатах, все это требовало изменений. После обычной бюрократической волокиты, вызванной в том числе и нерешительностью, свойственной правительству Нетаниягу, проект, наконец, был готов. Главным реформатором был назначен тогда еще заместитель министра связи Офир Акунис, человек беспредельно преданный Нетаниягу и бросаемый им на продвижение, а намного чаще на торможение различных реформ. Для примера напомним, что именно он был брошен на борьбу с ультралевыми "амутот", финансируемыми из-за рубежа. Только он так размазал законопроект, который предложила партия НДИ, что в итоге похоронил. По всей видимости, патрон Акуниса, Нетаниягу не захотел тогда связываться с этими организациями, получать упреки в антидемократичности и дал распоряжение свернуть тему. 

Это ничему не научило Офира Акуниса. Став министром науки, технологий и космоса, он остался ответственным за реформу Управления телерадиовещания. А Нетаниягу решил одним ударом сделать Первый канал, Решет Бет, Коль Исраэль максимально послушными и нейтральными. Поэтому по его указанию в законопроект был внесен 12-й пункт, говорящий о том, что журналистам запрещено выдавать в эфир собственные взгляды.

В принципе, это правильно. Вот только делается это с помощью журналистской этики, а также длительного процесса воспитания журналистов, которые эту этику будут уважать и соблюдать. Но этого Ликуд не сделал с 1977 года.  Поэтому правительство решило пойти по запретительному пути. И вот тут-то и возникла проблема.

Биньямин Нетаниягу не раз доказывал, что не умеет просчитывать реакцию общества на свои действия. И не раз доказывал, что под натиском общественного негодования сразу теряет хладнокровие и отменяет то, за что пытался бороться.  Так получилось и теперь. Как только текст закона стал известен общественности, поднялась буря. Причем, как слева, так и справа. Все же подобный пункт для многих выглядел малопривлекательно с точки зрения демократии (свое мнение я старательно не высказываю). 

Верный Акунис бросился на защиту. Два дня он выступал везде, где только мог, доказывая, что именно так и надо. Что нельзя позволить журналисту общественного, т. е. государственного радио два часа высказывать в эфире собственное мнение, например, по "газовой сделке". На третий день верный защитник узнал, что в его услугах более не нуждаются, поскольку в законопроекте этого, вызвавшего такой шум, пункта уже нет. Узнал об этом Акунис из той самой прессы, с которой два дня самоотверженно воевал. Нетаниягу, испугавшись, дал распоряжение председателю коалиции Цахи Анегби убрать 12-й пункт. Ну, а "Верному Руслану" Акунису ни его патрон, ни другие министры не сочли нужным сказать об этом. Это еще один характерный поведенческий штамп Нетаниягу: мавр сделал свое дело... 

И тут взбешенный Акунис вспомнил-таки, что у него есть позвоночный столб, и что гнется он все же до какого-то предела, и решил, что предел этот настал. Он отправил резкое письмо премьер-министру, в котором заявил, что слагает с себя полномочия ответственного за реформу Управления гостелерадио. 

Вообще в нынешнем правительстве Нетаниягу это стало уже общепринятой нормой: снимать с себя ответственность. Кахлон и Дери отказались утверждать "газовую сделку". Яалон, министр обороны, отказался обсуждать выводы комиссии Локера о необходимости структурных изменений в возглавляемом им ведомстве. А теперь Акунис отказался реформировать теле- и радиовещание по причине полного отсутствия поддержки со стороны премьер-министра. Так, может, и Биньямину Нетаниягу стоит поискать свой позвоночный столб. Если это возможно. 

counter
Comments system Cackle