Дыхание Чейна-Стокса
Фото: Getty Images
Дыхание Чейна-Стокса

Всю последнюю неделю СМИ всех мастей печатали, передавали, транслировали на первом месте бюллетени о здоровье человека по имени Мухаммад Алан. Более того, состояние его здоровья было напрямую связанно с обороноспособностью нашей страны. Как только появилась опасность его жизни, на юге были развернуты батареи «Железный купол». 

Но он не умер. И теперь самое время поговорить обо всей этой свистопляске, потому что она напрямую касается того, в какой стране мы живем и насколько ослабла власть в этой стране. 

Итак, для начала, кто же такой Мухаммад Алан. Активист «Исламского джихада», осужденный в 2005 г. за вербовку террориста-смертника. Отсидел в израильской тюрьме с 2005 по 2009 г. 

Не успокоился и продолжил свою деятельность в «Исламском джихаде». В ноябре 2014 г. был подвергнут административному аресту, который через полгода был продлен.

Сегодня господа левые кричат, что против Алана ничего не смогли доказать, поэтому, дескать, и подвергли незаконному административному аресту. 

Поэтому давайте разберемся и в том, что же такое административный арест. Прежде всего, надо знать, что это международно признанная юридическая норма. Существует во многих демократических странах, в том числе в США. Применяется в основном как средство борьбы с террором, в тех случаях, когда открытое разбирательство в суде угрожает утечкой суперсекретной информации, что может поставить под угрозу жизни людей. 

Таков и случай Мухаммада Алана. Более того, в международном законодательстве как раз и отмечено, что такая мера, как административный арест не может применяться как мера наказания, а именно, как превентивная мера для борьбы с террором. Что в данном случае и наличествует в действительности. 

А дальше начинается безумие. Причем не у Мухаммада Алана, а у министров нашего правительства. 

Не так давно, всего где-то с месяц назад, по инициативе министра внутренней безопасности Гилада Ардана был принят закон «О предотвращении ущерба от голодовок заключенных», в просторечии называемый «Закон о насильственном кормлении». 

Тем, кто хоть немного в состоянии прогнозировать будущее, было ясно, что этот закон нанесет гораздо больший ущерб, что и происходит сегодня на наших глазах. 

Прежде всего, из мировой практики известно, что никогда еще насильственное кормление не смогло предотвратить бесчинства заключенных. 

Далее, из той же мировой практики известно, что только жесткая неуступчивая политика власти, не поддающейся на шантаж заключенных в состоянии предотвратить голодовки. 

В эти дни о Маргарет Тэтчер не вспоминал только ленивый. Но в Израиле в связи с полной импотенцией правительства о былой жесткости можно только мечтать. Сегодня там каждый заботится только о себе.

Министр внутренней безопасности Гилад Ардан отвечает за пенитенциарную систему Израиля. Видя, что от премьер-министра и кабинета по безопасности указаний не идти на уступки голодающим не дождаться, он и провел этот закон. Но...

Думаю, мало кто читал текст этого закона. Дело в том, что он не указующий, а разрешающий. То есть суд, в случае обращения тюремных властей может разрешить насильственное кормление заключенного, жизни которого угрожает голодовка. 

Разрешить-то он разрешит, а вот кто ж это будет выполнять? Профсоюз врачей во главе с его председателем Леонидом Эйдельманом издал категорическое постановление о том, что насильственное кормление есть разновидность пыток, и врачебная этика запрещает его проводить. 

В СМИ развернулась оживленная дискуссия о том, что, мол, как же так, врач спасает самоубийц, и вот, дескать, здесь тоже речь идет о спасении самоубийц.

И вот тут хотелось бы расставить точки над i. Господа, Мухаммад Алан не самоубийца. Наоборот. Это человек, который очень хочет жить. И жить на свободе. И продолжать заниматься террором. Именно для этого он проводит голодовку, а никак не для того, чтобы умереть.

В этом принципиальная разница. История Мухаммада Алана это очень хорошо показала. 

В результате голодовки он попал в больницу «Барзилай», где впал в кому. Или был туда введен, поскольку его состояние резко ухудшилось. Израильские врачи, как и диктует им врачебная этика, самоотверженно боролись за его жизнь. 

В итоге, после томографии мозга было признано, что его мозговой деятельности был нанесен ущерб. 

Ну, а тут уж как всегда. Когда правительство бездействует, вмешивается БАГАЦ. И БАГАЦ тут же постановил освободить человека, чьей мозговой деятельности возможно нанесен необратимый ущерб. Ну, а пока долечить его. 

И о чудо! На следующий день больной с ущербом мозговой деятельности очнулся, дал себя уговорить прекратить голодовку и начал есть. А еще через день он, пребывая в состоянии нарушения мозговой деятельности, заявил, что если его снова вернут в тюрьму, то он опять начнет голодовку. 

Вот такая вот история. Ну, а пока здоровью террориста угрожала опасность, министр обороны дал указание развернуть «Железный купол» возле Ашдода и Беер-Шевы. На случай, если начнутся ракетные обстрелы.

Очевидно, министр обороны очень хорошо знает, что ни ХАМАС, ни «Исламский джихад» нимало не боятся израильской реакции. Потому что все, на что сегодня способны министр обороны и премьер, это хотя бы прикрыть наши города от ракет. 

Поскольку никакой сдерживающей силой, по их милости, ЦАХАЛ уже не располагает. 

А нам, гражданам Государства Израиль, пришлось ежечасно слушать бюллетени о здоровье террориста Мухаммада Алана. Как там дыхание Чейна-Стокса? В норме?

counter
Comments system Cackle