Затянувшееся возвращение домой
Фото: Getty Images
Затянувшееся возвращение домой

Ультраортодоксы еще пытаются спасти свою религиозную монополию, но удержать эту плотину становится все сложнее. Помимо реформистского и консервативного "гиюра" (перехода в иудаизм) появился уже и ортодоксальный - национально-религиозный. 

Давление продолжит нарастать, потому что своим желанием остаться в изгнании-"галуте" и ничего не менять они тормозят весь народ Израиля и раскалывают его. А потому перемены неизбежны. Вопрос времени. 

Перед ними стоит действительно непростая дилемма - необходимо разобрать древний механизм, который спасал еврейский народ на протяжении последних тысяч лет вне родины, а затем собрать его заново, но так, чтобы он еще и работал. Этот механизм пока худо-бедно справляется со своей работой, но большая часть еврейского народа исполнила предсказание, вернувшись в Эрец-Исраэль, и мы уже не те, что раньше. Тяжеленный чемодан с поломанной ручкой, который мы тащим с собой столько лет, натер руку до мозолей. Выбрасывать его нельзя ни в коем случае, но что-то с ним нужно делать. 

Кто найдет смелость встать и сказать: "Евреи, мы вернулись домой. Да, тут наш настоящий дом, а поэтому давайте осваиваться в нем не только физически, но и духовно, чтобы затем нести свет другим народам, как предначертано, ведь в этом наша функция". 

Мы, переселившись в свой родной дом, все никак не можем поверить, что он наш, и мыканья в чужих комнатах в коммуналках закончились. Кажется, что вот-вот случится что-то ужасное, и нас попросят отсюда. 

Эти комплексы и страхи сковывают нас настолько, что мы даже не можем взять веник в руки и подмести пол в своей квартире. А главное - забываем о том, что в этом мире постоянно подпитываемые страхи имеют способность материализоваться. Если мы так и продолжим сидеть на этих чемоданах, которые таскаем за собой из каморки в каморку, нас ведь и действительно могут попросить. Да что там, уже просят. И пока мы будем бросать неуверенные взгляды по сторонам, желающих выселить нас будет все больше. 

Единственное, что может остановить это - наше понимание того, что все, конечная остановка. Мы наконец-то прибыли. Мятые рубашки уже можно достать из сумки, погладить и повесить на плечики. Старую, когда-то модную черную шляпу с потертыми полями стоит выбросить и купить себе новый, более удобный головной убор. Как и костюм, доставшийся от дедушки - его лучше убрать в шкаф. Он отличный, но здесь жарко, нужно подыскать более подходящую одежду. Надо выглянуть из окна и познакомиться, наконец, уже с соседями. Наладить с ними отношения - с теми, кто готов к этому, а остальным показать, что мы никуда не собираемся, и демонстративно повесить новые шторы. 

А потом обернуться и крепко обнять своих близких, сказать им, как хорошо, что они с нами, что разделили нашу судьбу и съели с нами пуд соли, спасибо им за это. Принять их в сердце, ведь они проделали этот путь с нами, а потому они часть нас. 

В Израиле проживают 364 тысячи "других". Так их определяет Центральное статистическое бюро. Каждый раз, когда ЦСБ публикует сводку о населении Израиля, оно делит израильтян на условные религиозные группы, а эти люди не вписываются ни в одну категорию. Они не иудеи, не мусульмане, не христиане и не друзы. 

Тогда кто же они? Это не евреи - члены семьи евреев, либо потомки евреев ("зера Исраэль"). Другими словами, люди, которые скорее ассоциируют себя с евреями, чем с другими группами населения. 

Возможно, евреи по отцу. Но еще не нашелся ни один смелый еврейский религиозный лидер, который инициировал бы важнейшую в нашем поколении реформу, назревшую давным-давно - галахическую реформу о признании евреями людей, чьи отцы - евреи. И ведь это не так сложно, как кажется. 

Смог же раввин Овадия Йосеф признать "сомнительными евреями" группу эфиопских евреев-фалашей, после чего те прошли ускоренный гиюр. И да, не путайте их, разумеется, с фалаш-морой, насильно крещенными фалашами-христианами, у которых татуировки в форме креста. Эфиопских евреев, сильно отличающихся от нас - цветом кожи и языком, и, как показывают исследования генетиков, несущих минимум еврейских генов, но помнящих о том, что они иудеи. Потому мы их приняли в нашу семью. Они наши. И небеса не упали на землю. Израиль все еще тут. 

После такого прецедента - с сыновьями и дочерьми евреев, которых называют "зера Исраэль", то есть "семя Израиля" - все должно быть гораздо проще. Иначе ассимиляция и секуляризация отнимут их у нас. Если вы не можете напрямую признать их евреями, ну придумайте какую-нибудь хитроумную формулировку, вы же евреи. Почему вы до сих пор не решите настолько важную проблему, которая раскалывает наш народ? 

Тогда будет проще, наконец, понять и договориться с реформистами и консерваторами, которые борются с этой дискриминацией и не отгораживаются стеной от потомков евреев. Они уже давно проводят гиюр для тех, кто желает стать частью еврейского народа и принять на себя заповеди - в первую очередь, разумеется, это потомки евреев, либо члены семьи евреев. 

Реформистский раввин настолько же серьезно и ответственно относится к своей миссии, как и ультраортодоксальный. Реформисты не гонятся за количеством, не миссионерствуют и не проводят "гиюры по факсу", как пытаются представить это ультраортодоксы. 

Основное отличие реформистов от ультраортодоксов - это то, что первые не просто подробно объясняют человеку, что означает перейти в иудаизм, какие обязательства это накладывает на человека, но делают все тепло и дружелюбно. А главное - этот гиюр признается государством. Об этом не пишут в новостях, как об альтернативном гиюре "вязаных кип". 

Скажем прямо - война течений иудаизма, вернее, ультраортодоксов против всех остальных - существует до сих пор из-за денег. Они сумели в свое время установить религиозную монополию, так как другие течения еще были недостаточно сильны для участия в борьбе за ресурсы. 

Поделившись властью с другими течениями иудаизма, ультраортодоксы потеряют не только в деньгах, которые суть опора их влияния. Но еще избавят остальных евреев от своей настырной опеки. И что произойдет? 

Движение ослабнет и расколется на несколько, так как необходимость перемен очевидна уже невооруженным взглядом, и ряды их сторонников поредеют. Вот и остается им всеми силами держаться за эту монополию и демонизировать всех остальных. В ущерб еврейскому народу, который практически лишен выбора и вынужден либо платить им крупные суммы за проведение свадьбы, либо лететь на Кипр и в Прагу, чтобы жениться на чужбине. 

И вот еще один увесистый камушек напоследок - мы тут спорим, кто евреистее - ортодоксы или ультраортодоксы, а остальные якобы "меньшие" евреи. Какие же глупости это все. 

Я бы дал еврейству совершенно иное определение, которое, возможно, поможет кому-то раскрыть глаза. Евреи - это не только те, кто считает себя евреями, но и кого враги считают евреями. 

Палестинскому террористу, намеревающемуся совершить теракт и убить побольше евреев, смешны наши теологические копания, кто больший, а кто меньший еврей. Он хочет забрать еврейские жизни - как ортодоксов, так и реформистов. Ему абсолютно плевать, в какой синагоге они молятся. Они все евреи. И пусть они подольше спорят друг с другом, так будет проще к ним подобраться…

counter
Comments system Cackle