Декоммунизация: Телец не выведет из Египта
Фото: Getty Images
Декоммунизация: Телец не выведет из Египта

Оправданно ли приравнивать коммунизм к нацизму, почему закон о статусе борцов за независимость Украины лишает УПА исключительности, и в чем корень еврейских претензий к законам о декоммунизации - слово историку Виталию Нахмановичу.

О тех, кто против

Противников законов условно можно разделить на три категории - во-первых, люди левых убеждений во всем мире, осуждающие коммунизм в духе XX съезда, мол, были при Сталине перегибы, но было и много хорошего, и вообще «идея-то замечательная!»… Во-вторых, граждане Украины с пророссийскими симпатиями и советской ментальностью, для которых сегодняшняя Россия ассоциируется с идеализированным СССР. И, наконец, - евреи…

Обращаться к противникам законов, на мой взгляд, бессмысленно - это вопрос ценностей. Если человек считает, что при Сталине было хорошо, переубедить его невозможно, ведь все аргументы давно приведены. Но многих из тех, кто законы в целом поддерживает, аргументация оппонентов ставит в тупик - им эти размышления могут быть полезны.

Вчера было рано, завтра будет поздно

Самое хитрое возражение: дескать, законы сами по себе, может быть, и нужные, но не следовало принимать их именно сейчас, во время войны. Ведь это только раскалывает общество перед лицом внешнего врага…

И вот тут надо четко понимать, что любая война выигрывается не только на поле боя, а, в первую очередь, в головах. Побеждает тот, кто знает, за что он воюет, и соотношение сил при этом не имеет значения.

Когда выйдет эта газета, уже пройдет пост 17 таммуза. В этот день Моше разбил первые Скрижали Завета, увидев Золотого Тельца, сделанного евреями во время его пребывания на горе Синай. Хочу напомнить детали этой истории. Моше на сорок дней ушел на гору получать заповеди. Народ, решив, что его нет слишком долго, собрался вокруг Аарона и потребовал: «Сделай нам божество, которое пойдет перед нами, поскольку этот человек, Моше, который вывел нас из земли Египетской, пропал, и мы не знаем, что с ним». И когда Телец был сделан, они воскликнули: «Вот божество твое, Израиль, которое вывело тебя из страны Египетской!».

Евреи не собирались возвращаться в Египет, они хотели идти дальше. Но нельзя выйти из Египта, идя за египетскими идолами (ведь Телец был изваянием священного быка - символа фараона и целого ряда египетских богов). Поэтому Вс-вышний разгневался на евреев, и Моше с трудом удалось убедить его не уничтожать весь народ.

Нельзя идти в новую жизнь под старыми знаменами. Нельзя воевать с Россией - наследницей СССР - под тем же советским флагом. Если мы будем бороться за право быть наследниками героического советского прошлого, то максимум того, что мы получим, это «независимая» Советская Украина. Но мы выходили на Майдан за право построить демократическое европейское государство, а не за то, чтобы иметь такую независимость, как сегодняшняя Беларусь Лукашенко.

Коммунизм & нацизм - украинский счет

Главный закон - «Об осуждении коммунистического и нацистского тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики». Его противники апеллируют к неким международным правовым принципам, мол, закон противоречит законодательству ЕС и ограничивает свободу слова. Но я ни разу не слышал от тех же людей возмущения по поводу запрета пропаганды нацизма, продажи гитлеровской «Майн кампф» и уголовного преследования за ревизионизм. А ведь они действуют во многих европейских странах, и ревизионистов, отрицающих Холокост, судят фактически за (псевдо)научные исследования, чего новый украинский закон, кстати, не предполагает.

Дело, разумеется, не в противоречии международным нормам, а в том, что многие в мире просто не готовы признать коммунизм такой же преступной идеологией, как нацизм. Это не удивительно - западный мир не пережил коммунизм, для него это лишь теория. В этом смысле Украина - вероятно, единственная страна, всей своей новейшей историей демонстрирующая, что коммунизм можно и нужно приравнять к нацизму. Ни одна другая земля не хлебнула столько горя как от одного, так и от другого режима.

В позапрошлом году я провел у нас в Музее истории г. Киева выставку к годовщине освобождения города, вызвавшую большое возмущение «профессиональных» ветеранов и чиновников старого еще режима. Она вся была построена на параллелях и, в частности, на стенах друг напротив друга висели советские и немецкие (выпущенные для оккупированной Украины) плакаты времен войны. Так вот, многие посетители лишь к середине экспозиции могли установить их «государственную принадлежность». Они удивительно схожи и по своей стилистике, и по содержанию, и различить их зачастую можно лишь по звезде или свастике. Не надо интеллектуальной эквилибристики - достаточно просто рассказать, как коммунисты морили здесь людей голодом, а нацисты расстреливали во рвах, и все аргументы о «нельзя приравнивать» рассыпаются.

Ловушка прибавочной стоимости

С нацизмом просто - сегодня всем очевидно, что расовая теория изначально и неизбежно вела к преступлениям против человечности. Но ставить ее на одну доску с экономическими воззрениями кабинетного ученого Маркса, - не слишком ли? Не слишком. Карл Маркс «открыл» прибавочную стоимость и придумал «эксплуатацию».

Есть некий продукт, который после обработки вырос в стоимости - что-то заплатили рабочему, но цена готового изделия стала гораздо выше исходного материала, и эту разницу капиталист положил себе в карман. Вот это извлечение прибавочной стоимости и названо эксплуатацией. Но разве человек, вложивший свой ум и знания, придумавший это изделие и рискнувший своим капиталом, не достоин бóльшего вознаграждения? Разве не показывает практика, что людей, которые могут организовать производство, гораздо меньше, чем тех, кто может лишь стоять у станка? И что все попытки избавиться от частных предпринимателей приводят лишь к росту числа государственных чиновников и, как следствие, неэффективности, некомпетентности и коррупции.

Это извращенная идеология, и если рассматривать ее в еврейском контексте, то апелляция к социальной справедливости, заложенной в Торе, - абсолютна ложна. Тора не говорит о том, что все должны быть равны в материальном отношении. Она указывает, что богатый человек несет ответственность за бедных. Если Вс-вышний дал тебе достаток, он дал его не тебе одному, но многим через тебя. А значит, ты обязан помогать бедным, вдовам и сиротам. Одно дело - объявить богатство преступным, и совершенно другое - сказать, что богатство налагает на тебя социальную ответственность. Как в том анекдоте: декабристы хотели, чтобы не было бедных, а коммунисты - богатых.

Объявляя один класс вредным в силу своего существования, коммунистическая идеология порочна изначально - и в своем практическом воплощении эти идеи неизбежно приводят к массовым преступлениям. Как и идеи нацистов - дело же не в том, что кто-то написал «Майн кампф», но реализация идей этой книги невозможна без чудовищного насилия.

В этом смысле формулировка закона довольна неудачна. Осуждать надо не просто практику тоталитарных режимов и пропаганду их символики, осуждена должна быть сама идеология - всегда и везде рождающая массовые преступления, а не «отдельные перегибы».

УПА и другие

Самое большое сопротивление вызвал закон «О правовом статусе и увековечении памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке». Люди, которые в состоянии прочитать в тексте не более трех букв, сразу окрестили его «Законом о героизации УПА». На самом деле, все совершенно наоборот. Этот закон ставит ОУН и УПА в один ряд с десятками других организаций и групп и тем самым как раз лишает их сакрального статуса «единственных борцов за независимость Украины».

Он также снимает и вопрос об отношении к идеологии ОУН. Ведь единственное, что объединяет ее с социал-демократами УНР, монархистами Гетманата и либералами-диссидентами эпохи застоя, - это то, что все они боролись за независимость Украины. У них была абсолютно разная идеология и политическая практика, а сегодня мы вообще строим другую страну и апеллируем к этим историческим фигурам только потому, что они боролись за свободу Украины.

Между прочим, опять же ни от кого из противников этого закона, в т.ч.евреев, я никогда не слышал возмущения по поводу национального культа Богдана Хмельницкого, доставшегося нам в наследие от СССР. Одни ставят ему памятники, потому что он боролся за независимость Украины, другие - за то что в результате присоединил Украину к России, но никто при этом не вспоминает резню, которую устраивали его войска в еврейских местечках и польских имениях…

Закон, конечно не безупречен. Во многом это «заслуга» его автора - Юрия Шухевича - сына главнокомандующего УПА и одного из руководителей ОУН(б). Так, из закона следует, что существовала одна ОУН, хотя на самом деле их было три. Во-первых, историческая ОУН, созданная в 1929 году полковником Коновальцем, которую после его убийства советским агентом Судоплатовым в 1938 году возглавил Андрей Мельник. Во-вторых, отделившаяся от нее в 1940 году «Революционная ОУН» под руководством Степана Бандеры. И, наконец, отколовшаяся от ортодоксальной бандеровской организации в середине 1950-х годов реформистская «Заграничная ОУН», возглавлявшаяся Зиновием Матлой и Львом Ребетом и получившая поэтому название «двийкари».

Точно так же закон игнорирует тот факт, что свою УПА создали в 1942 году мельниковцы, и впоследствии бандеровцы довольно жесткими методами принудили их войти в состав единой повстанческой армии. Делать вид, что была только одна (их) ОУН и одна (их) УПА - это старая эмигрантская бандеровская практика. Странно и то, что в законе перечисляются лишь организации, боровшиеся за независимость Украины, хотя в диссидентском движении было много людей, не относивших себя к каким-либо формальным структурам. Вероятно, Шухевичу с его групповым мышлением настолько чужд любой индивидуализм, что он даже не подумал о людях, лично противостоявших системе.

Преступление и наказание

Многие справедливо указывают на странность положения, предусматривающего «ответственность согласно законодательству» для всех, кто «публично проявляет пренебрежительное отношение» к борцам за независимость. При этом, о каком именно наказании идет речь, не сказано ни слова. Тем более неясно, что подразумевается под «пренебрежительным отношением». Более обоснованно введение санкций за отрицание правомерности борьбы за независимость Украины. Когда Путин и его последователи говорят, что украинцы - это не народ, а Украина - вообще искусственное государство, не имеющее право на существование, - это очевидная вражеская пропаганда. Правда, непонятно, что за это полагается - постоять в углу на горохе, заплатить штраф, сесть в тюрьму…

Оппоненты также возмущены, что нигде не упомянуто, что во имя борьбы за независимость Украины совершались военные преступления. Но точно так же ни в одном из законов о декоммунизации не сказано, что подлежат наказанию люди, совершившие по политическим мотивам преступления при коммунистическом или нацистском режиме.

При этом в обсуждаемом законе есть статья, в которой указано, что «правовой основой предоставления правового статуса борцам за независимость Украины в ХХ веке являются международные акты и национальное законодательство Украины, в соответствии с положениями которых государство считает правомерными формы и методы борьбы за независимость Украины в ХХ веке». Эта не очень внятная формулировка, тем не менее, позволяет сделать вывод, что правомерными признаются только те формы и методы борьбы за независимость, которые соответствуют действующему международному и национальному законодательству.

Между прочим, действующим законом «О статусе ветеранов войны» участниками боевых действий признаются лишь те бойцы Украинской повстанческой армии, «которые не совершили преступлений против мира и человечества и реабилитированы» согласно соответствующему закону. То есть в отношении их налицо презумпция виновности при том, что ветераны Красной армии получают этот статус вне зависимости от того, совершали они какие-то преступления или нет, - никому не придет в голову проверять, был этот человек в заградотряде, не грабил ли он мирных жителей как партизан или не насиловал женщин в Германии.

А ведь даже если признать абсолютной правдой все, что говорят и пишут об УПА, то преступления коммунизма были несравненно более кровавыми. От рук УПА по самым тенденциозным оценкам погибло до 100 тысяч человек, из которых 80-90% - это мирное население (поляки, евреи, партийные и советские активисты, просто нелояльные местные жители). При этом количество жертв коммунистического режима только в Советском Союзе оценивается в 20 миллионов!

Гуд бай, Ленин

Почему нельзя оставить в покое то, что, казалось бы, должно само отойти в историю? Потому, что само оно не уходит. Все попытки толерантного отношения к советскому прошлому раз за разом приводили к тому, что оно побеждало. Ведь россияне массово поддерживают сегодня Путина именно из-за советской ностальгии, а не какого-то высокоинтеллектуального евразийства или православного фундаментализма. И цель Путина в Украине - вовсе не военная победа, а возвращение нас в постсоветское цивилизационное поле. Поэтому ему совершенно не мешала независимая Украина Кучмы или Януковича.

Конечно, и в Украине далеко не все готовы отказаться от ностальгии по СССР. Но когда я слышу стенания о бесплатных путевках и колбасе по два двадцать, сразу приходит в голову египетский «сброд», вышедший вместе с евреями, который плакал и вспоминал о «рыбе и огурцах, которые ели в Египте даром». И вся наша история от завоевания Святой Земли до разрушения Первого храма учит, что как только мы начинали поклоняться идолам народов Кнаана, как тут же эти самые народы нас покоряли и притесняли.

Эти законы - формальное объявление идеологической войны цивилизационному врагу. Разумеется, текст любого закона ничего не меняет в головах, но его идеи должны воплотиться в новые образовательные программы в школах и вузах, перестройку идеологической работы в армии и т.д. При этом речь не идет о создании новой официальной модели исторической памяти - она может быть достаточно вариативной. Не надо фиксировать то, что в ней непременно должно быть, но обязательно нужно сказать, чего в ней быть не может. В рамках дорожного движения ты можешь ехать направо, налево, прямо, но ты не можешь ехать на красный свет и не имеешь права давить людей.

Еврейское «фе»

Почему среди противников законов много евреев? Во-первых, в силу исторически напряженных отношений между евреями и украинцами. Надо понимать, что мы (как и любая диаспора) всегда ориентировались на господствующую нацию. Это были поляки, русские, австрийцы, но никогда - украинцы. Евреи пришли на украинские земли в середине XVI века «в польском обозе». Практически вся еврейская экономическая жизнь здесь до середины XIX века была связана с крупным польским землевладельческим хозяйством. Соответственно, евреи восприняли и пренебрежительное отношение к украинцам польской шляхты. На Западной Украине «польско-еврейская дружба» продолжалась фактически до начала Второй мировой войны, несмотря на целый ряд антиеврейских мер польского правительства, особенно после смерти Юзефа Пилсудского в 1934 году.

В центральной и восточной Украине с середины XIX века наши ассимиляторы стали ориентироваться на господствующую русскую культуру. При этом евреи смотрели на украинцев как горожане на крестьян, как образованные на малограмотных, почитая русскую культуру как мировую, видя в украинской одно лишь хуторянство. Ответом на все это с середины XVII века были религиозная и социальная ненависть, резня и погромы. Глупо сейчас искать виноватых, так сложилась этносоциальная структура общества, но отголоски этого процесса слышны по сей день, и до сих пор очень многие евреи боятся украинской независимости.

Ситуация радикально изменилась зимой прошлого года, когда неожиданно много евреев вышли на Майдан и приняли участие в Революции Достоинства. И что мы видим? Совершенно изменилась парадигма отношений - если раньше реальный или условный Тягнибок мог позволить себе ляпнуть что-то о «жидах», не боясь потерять рейтинг у своих приверженцев, то сегодня он поостережется - антисемитизм стал не комильфо даже среди рядовых националистов.

Это еврейско-украинское движение навстречу друг другу происходит на наших глазах, но большинство евреев вне Украины законсервировали старые парадигмы, и у них нет причин менять точку зрения - местные события их не касаются. В этой связи мне кажутся очень опасными спекуляции на еврейском отношении к закону о статусе борцов за независимость. Когда Марк Солонин и Алексей Собченко пишут, что нельзя принимать этот закон, потому что, дескать, евреи будут против, - как это понимать? Что все, что делается в Украине, надо согласовывать с «мировым еврейством», потому что оно очень влиятельно и всемогуще?

Во-вторых, понятно, что на фоне Холокоста отношение евреев к нацизму всегда будет хуже, чем к любой другой идеологии, поэтому тезис о приравнивании коммунизма к нацизму для многих совершенно неприемлем. То, что коммунизм, к которому мы так толерантны, в определенном смысле пострашнее нацизма, человеку неверующему объяснить невозможно. Когда нацисты нас убивали, мы совершали Кидуш а-Шем - освящение Имени Вс-вышнего - и становились праведниками. А при коммунистах мы сами превращались в убийц, их пособников и симпатиков. Но как можно неверующему человеку объяснить, что погубить свою душу гораздо страшнее, чем быть убитым?

В-третьих, не секрет, что среди прочих идеологий ассимилированные евреи предпочитали коммунизм. Не потому, что он воплощал некие библейские ценности, а в силу того, что позволял забыть о своем происхождении. Для ассимиляции - это наиболее удобная идеология, и до сих пор очень многие евреи сохраняют сильные левые симпатии. Именно они не дают им согласиться с осуждением коммунистического режима, с которым, чего греха таить, связаны и многие личные и семейные биографии.

Секуляризация и левые симпатии - это самая большая наша внутренняя еврейская проблема. По этому поводу хотелось бы опять вернуться к Торе. Когда восьмой день Песаха приходится на Шабат, как было в этом году, мы в синагоге читаем раздел, в котором, в основном, говорится о законах отделения десятины от урожая. Это, на первый взгляд, странно, ведь восьмой день отмечается только в диаспоре, а десятину за пределами Эрец Исраэль не отделяют…

Но в середине этого раздела сказано, что, если мы будем отделять десятину, помогать бедным и т.д., то Б-г благословит Израиль, «и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы». Здесь ведь речь не только о деньгах, но и об идеях. Проклятье - заимствовать чужие идеи, и благословение - делиться своими. Мы двести лет с удовольствием берем в долг у других народов их идеи, возвращая их с большими процентами, - и это наше проклятие. Пора бы уже начать давать другим наши собственные, записанные в Торе…

Подготовил к публикации Александр Файнштейн

counter
Comments system Cackle