Перекройка Ближнего Востока вступила в практическую фазу
Фото: Shutterstock.com
Перекройка Ближнего Востока вступила в практическую фазу

Скрытый смысл потрясающих страны так называемого Большого Ближнего Востока конфликтов все больше выходит на поверхность. Если в самом начале "арабской весны" лишь отдельные утечки свидетельствовали о наличии в некоторых западных столицах планов перекройки государственных границ в регионе, то теперь, видимо, дело зашло так далеко, что этот вопрос уже вносится в международную повестку дня. 

Бывший глава АНБ и ЦРУ при президенте США Джордже Буше-младшем Майкл Хайден в недавнем интервью Le Figaro прямо заявил: "Посмотрим правде в лицо: Ирака больше не существует, Сирии не существует. Ливан почти потерпел поражение, вероятно, так же, как и Ливия. Соглашения Сайкса - Пико 1916 года, разместившие эти страны на карте по инициативе европейских держав, никогда не отражали реальности… Я не знаю, куда мы идем. Но я думаю, что политика, направленная на возрождение этих стран, обречена на провал... Быть может, в ООН есть представительства Ирака и Сирии, но сами эти страны уже исчезли". 

Столь откровенно заявка на передел мира в этой его части еще не звучала. А М. Хайдена прочат на видную роль в команде международников Джеба Буша - одного из вероятных республиканских кандидатов на пост президента США в 2016 году. Можно сказать, что демократы при Б. Обаме взрыхлили почву, а республиканцы готовятся собрать с нее урожай. Хайден пока не спешит конкретизировать планы передела, но интересно, что главной союзной силой США в регионе он предлагает сделать курдов. Кроме того, противовесом радикальному исламу Хайдену видится президент Египта ас-Сиси; бывший глава АНБ и ЦРУ ратует за восстановление полновесного военного сотрудничества Вашингтона с Каиром. 

Глава Совета национальной безопасности Израиля в прошлом, а ныне один из наиболее авторитетных израильских стратегов генерал-майор Яков Амидрор подготовил открытый доклад "Идеальный шторм: последствия хаоса на Ближнем Востоке", в котором заявляет, что в результате ряда потрясений фактически прекратили свое существование "некоторые искусственно созданные около ста лет назад британцами и французами государства, а еще ряд из них приближаются к своему коллапсу". Во многих местах Ближнего Востока основой самоидентификации населения стала не государственная, а родоплеменная и религиозная принадлежность. Сейчас, по сути, идет борьба за будущее не только арабской нации, но и всего мира ислама. Ясно, что повлиять на этот процесс со стороны "в нужном направлении" будет крайне сложно, и "Израиль должен быть максимально внимателен", не позволяя себе прямого вовлечения в "региональные пертурбации". 

Серьезным недостатком политики Запада, по мнению Амидрора, является краткосрочное стратегическое планирование в рамках одного избирательного цикла, в то время как сторонники исламского халифата готовы к длительной борьбе. США, спровоцировавшие "арабскую весну", совсем не горят желанием оплачивать все ее последствия, а тем более нести за них ответственность. Они предпочли бы действовать дистанционно и в основном с помощью различных манипуляций. Однако этого оказывается недостаточно. Многие региональные лидеры откровенно разочарованы Америкой, чем во многом и объясняются дипломатические жесты Саудовской Аравии в сторону России. Существует вероятность, что исламские радикалы в конечном счете станут доминирующей силой во всем мусульманском мире. Израильский стратег высказывает мнение, что некоторые арабские режимы, оказавшись перед угрозой крушения, могут увидеть опору региональной стабильности даже в Израиле, что, безусловно, укрепит его положение. 

При этом многие деятели в Израиле считают такую позицию слишком умеренной и выступают за более решительные изменения. В частности, секретарь правительства в 2009-2013 годах Цви Хаузер полагает, что впервые за полвека возникла возможность начать диалог об изменении государственных границ на Ближнем Востоке и получения международного признания израильского суверенитета на Голанских высотах. "Следует обсудить возможное взаимопонимание с международным сообществом об изменении статуса территории от Кунейтры до Кинерета, в широком контексте стабилизации региона". Основание – защита этого пространства от "Исламского государства" и джихадистов из "Джабхат ан-Нусра". Вот и спрашивается, в чьих интересах действуют указанные организации? Кроме того, из таких рассуждений следует, что закрепление Голан за Израилем могло бы быть своеобразной компенсацией ему за возможную сделку по ядерной программе Ирана. 

Турецкая и иорданская армии готовятся войти на сирийскую территорию с целью создания там протяженных "буферных зон" для "защиты от ISIS" на севере и на юге. Сколько может продлиться оккупация этих зон и не обернется ли она фактической аннексией этих территорий, в Анкаре и Аммане не говорят. По информации израильских источников, ВВС Израиля, США и других стран НАТО готовы оказать воздушную поддержку вторжению. В игре вокруг Сирии Запад ведет дело к эндшпилю: если вначале совместно с соседями Сирии была создана исламистская угроза ее государственности, то теперь под предлогом защиты от этой угрозы готовятся интервенция и окончательный раздел страны. 

Однако интересы ключевых игроков, заинтересованных в перекройке политической карты Ближнего Востока, совпадают не во всем. Турция, например, крайне настороженно смотрит на все проекты, связанные со становлением курдской государственности и не жаждет поддерживать стимулирующих эти проекты американцев. Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил недавно, что Анкара отвергает возможность независимости Сирийского Курдистана. "Турция не будет принимать новое государство, если оно будет создано в северной Сирии или рядом с турецкими южными границами, и мы против любого проекта, который направлен на создание такого государства". Анкара продолжает вынашивать пантюркистские планы, несмотря на нехватку ресурсов для их осуществления. 

В противовес курдскому проекту в Сирии Турция выдвинула идею объединения всех проживающих в этой стране тюркских народностей (от анатолийских до центрально-азиатских). В турецком Газиантипе, в частности, в этих целях проведено совещание представителей общин сирийских туркменов. Они решили сформировать военный совет, который будет отчитываться перед Ассамблеей. Утверждается, например, что в Сирии имеется до 3 млн туркмен, хотя официальная статистика насчитывает лишь 100 тыс. представителей этой этнической группы по сравнению с 2 миллионами курдов. Завышенные данные о количестве туркмен могут быть использованы для выдвижения соответствующих территориальных претензий. В настоящее время турецкий Генштаб пытается создать отдельную "туркменскую армию" в Сирии на основе отрядов, которые до сих пор входили в состав опекаемой Анкарой оппозиционной "Сирийской свободной армии". Предполагается, что она будет насчитывать до 10 тыс. человек и вести борьбу как с "Исламским государством", так и с сирийскими курдами. 

В отношении другого несостоявшегося, по американской терминологии, государства – Ирака - просматривается линия на постепенную передачу его суннитской части наиболее последовательному арабскому союзнику Вашингтона в регионе – Иордании. На днях Конгресс США утвердил законопроект сроком на три года, предусматривающий оказание значительной военной помощи Амману и уравнивающий его со странами, входящими в НАТО. Теперь обращения Хашимитского королевства за помощью к Вашингтону будут рассматриваться по ускоренной процедуре. На сегодняшний день таким статусом за пределами Североатлантического альянса обладают только Израиль, Австралия, Япония, Южная Корея и Новая Зеландия. 

Осуществимость всех этих прожектов - отдельная тема. Ясно лишь, что пока они "на кону", Ближний Восток будет оставаться одним из самых взрывоопасных районов мира. 

На саммитах БРИКС и ШОС в Уфе прозвучало, что евразийские просторы не должны становиться полем для геополитических игр. И если Северо-Восточная Евразия совместными усилиями государств этого макрорегиона сдерживает любителей игры на "большой шахматной доске", то Юго-Западная Евразия (Большой Ближний Восток) подвергается угрозе крупномасштабной перекройки. Противостоять этой угрозе можно только совместными усилиями государств обеих частей Евразии на путях их тесного сотрудничества и сближения. Некоторые из таких путей были намечены в Уфе. Дорога эта терниста, но обеспечить мир и безопасность в Евразии можно, лишь пройдя дорогу до конца.

counter
Комментарии