Диагноз Канделя и выхлоп газа
Фото: WallaNews
Диагноз Канделя и выхлоп газа

Газовая гражданская война еще только началась, а мы уже понесли в ней стратегическую потерю: заявил об отставке глава Национального совета по экономике, экономический советник премьер-министра профессор Юджин Кандель. 

Утечка 

Хотя сообщалось (сначала со ссылкой на "источники в канцелярии премьер-министра", а потом - на самого Канделя), что его отставка никак не связана с обсуждением условий грядущей сделки между государством и владельцами газовых месторождений, не уловить эту связь совершенно невозможно. 

Во-первых, даже если бы именно газовый скандал был причиной отставки, профессор Кандель никогда бы не стал признаваться в том публично. Это было бы равносильно демаршу. Юджин - человек принципиальный и командный - не мог бы себе позволить так пошатнуть положение премьера, и без того шаткое, и подставить под удар принятие соглашения, сторонником (а возможно, и разработчиком) которого является. В московском дворе, где он вырос, в интеллигентом диссидентском доме, где он воспитывался, втыкать нож в спину и подталкивать падающего считалось недопустимым, было западло. 

Во-вторых, даже если решение об уходе созрело давно (это вполне вероятно: Юджин не скрывал, что госслужба для него положение временное, он мне сам говорил, что приглашение Нетаниягу войти в команду воспринял как призыв в "милуим"), даже если он получил исключительно заманчивое предложение в другой области, он бы никогда не позволил себе объявить о своей отставке именно в этот момент - в разгар баталий вокруг газа, исход которых определит экономическое положение страны на десятилетия. Кандель не из тех людей, что бегут с поля боя. 

В-третьих, его, профессионала мирового уровня, не могла не достать ситуация, когда важное для экономической стратегии государства решение, таящее в себе массу тонких противоречивых факторов, понятных только немногим специалистам нюансов, фактически отдано на откуп общественности. То есть - дилетантов. Ведь все мы (хорошо, подавляющее большинство из нас) - дилетанты в области стратегии рыночного регулирования добычи стратегического сырья. Умения пользования газовой плитой недостаточно. 

Правительство, передав на суд общественности условия газового соглашения, фактически самоустранилось от выполнения своих прямых обязанностей. Трое министров отказались участвовать в голосовании! Среди них министр финансов - а у кого в руках все наши бабки? Министр экономики отказался от полномочий, положенных ему по закону. Премьер малодушно спрятался за их спины. 

А на кой хрен они тогда вообщеи нужны? Зачем их избирали? Не знают? Боятся? Пусть уходят! Если их решением - единственным, на которое они решились, - было переложить груз ответственности на плечи общественности, если судьба газового шанса страны будет определяться митингующими толпами на площади у "Габимы", пусть отдадут этим общественникам свои лимузины, вереницы обслуги, кабинеты, зарплаты, льготы, бюджеты, которые они так любят делить. 

Это не западная страна, это сегодняшняя Греция в чистом виде. Там точно так же премьер-популист Ципрас сбежал от решения, заслонившись референдумом. 

И возвращаясь к профессору Канделю… Даже если вся эта ситуация управленческого инфантилизма не была причиной его ухода, последним аргументом она вполне могла быть. 

Так что отставка главы Национального совета по экономике всяко подогрета на газовой горелке, как бы это ни отрицали. И какое золотое кресло ни ждет профессора Канделя после затянувшегося на шесть лет "милуима", он бы не ушел на гражданку посреди газовой гражданской войны, будь у него шанс предотвратить ее или довести до ума. 

Юджин Кандель не раз доказывал, что умеет отказываться от сладкого. Откликнувшись на предложение Нетаниягу, он лишил себя блестящей академической карьеры в Чикагском университете - Мекке экономической науки. Даже принадлежность к чикагской экономической школе, даже на уровне студента, в профессиональной среде - показатель статуса, а Кандель пренебрег профессорской кафедрой. Не знаю, с чем это сравнить, чтобы попроще. Ну, как если бы професиональный спортсмен отверг приглашение в олимпийскую сборную. 

Это было в США. А в Израиле… Мне известно из первых уст, что назначение Канделя преемником профессора Стэнли Фишера на посту главы Банка Израиля (а сама эта преемственность исключительно престижна) зависело только от желания самого Канделя. Которого не оказалось. А сейчас - уходит и из министерства главы правительства. 

Эта отставка - чистая потеря для нас. И потеря громадная. Как я уже гооворил - стратегическая. В нескольких плоскостях. 

Юджин Кандель. Фото: Wallanews/Dror Einav

 

"Так не доставайся же ты никому!" 

Первое. Судьба самого газового проекта, его осуществления вообще, с уходом такого сторонника, как профессор Кандель, стала гораздо более проблематичной, чем была. 

Леваки, устроившие на исходе прошлой субботы демонстрации в нескольких городах, требуя "Отдать наш газ" народу, знают, чего хотят, - свержения правительства, но не знают, о чем говорят. Их обвинения в том, что государство с готовностью отдает будущие доходы от газа буржуям-газодобытчикам, явная напраслина. Компетентные экономические органы как раз стремились переделить в пользу казны шкуру неубитого медведя задолго до того, как началась охота, и шли для этого на экстраординарные меры. 

После того, как было обнаружено самое крупное из уже разведанных месторождений - "Левиафан", и стало ясно, что своего газа Израилю хватит на сто лет, да и еще останется на продажу за бугор, регулирующие инстанции схватились за голову: "Продешевили!" И правда. Но не было в том их вины, тем более - умысла потакать олигархам, о чем уже судачат во весь голос и с трибун. 

Нормы государственной ренты на добычу полезных ископаемых устанавливались в Израиле более 60 лет назад, когда считалось аксиомой, что земля эта, хоть и святая, но недра ее бесплодны - Бог не дал. Отчисления в казну определили в 12,5%. Мало. Однако и не жалко взимать мало с того, чего нет вообще. 

И до того и после, то и дело возникали энтузиасты, которые не верили в очевидное и одержимо зарывали в песок и камни свои и не свои деньги в поисках нефти и газа, радуя окружающих пустыми тратами, - нефтяные фонтаны били только в кино и на Синае, пока он был наш, причем и кино-то было только одно и про Синай, еще наш, - "Гиват-Хальфон не отвечает", классика. То есть совершенно не с кого было взять и те жалкие 12,5 % госренты на природные ресурсы, ибо с нуля и не получишь… ничего - так я уйду от навязчивой рифмы. 

Главу компании "Делек", магната Ицхака Тшуву, в которого сейчас тычут пальцем в качестве главного покусителя на наш народный газ, поначалу тоже причисляли к сонму сумасшедших кладоискателей. Его отличие от вереницы неудачливых предшественников лишь в двух вещах. 

Во-первых, он - вместе с американской компанией "Nobel Energy", которая, собственно, и вела поиски, бурила разведочные скважины, рассчитывая в будущем производить и добычу, - вбухал в донный песок на шельфе действительно невиданные здесь бабки. Только одна пробная скважина обходилась в 150 миллионов долларов, а сколько их было - поди знай. Не в каждом кармане найдутся такие деньги и не в каждой голове - достаточно авантюризма, чтобы потратить их на то, из чего может не выйти ничего. Во-вторых, они таки нашли, что искали, и даже больше, чем рассчитывали. 

Но такое неожиданное счастье обернулось немедленной проблемой: а как делить эти несметные барыши? 

- То есть как это, как? - обалдели владельцы скважин. - Вот же ж лицензия, вот договор, вот проценты! 

- Так это ж когда было? Когда газа не было. - осадило их государство. - А теперь его вон сколько! Хотите, чтобы мы удовлетворились жалкими 12,5%? Это грабеж! Делиться надо. Считаем заново, по справедливости… 

Понятно - пока газ искали, никто не собирался делиться немеряными рисками "Делека" и "Нобеля" и участвовать в их громадных расходах, а замаячили прибыли - надо делиться по справедливости. И неважно, что менять правила по ходу игры - позорно, в мире бизнеса это, в общем, не принято. "Nobel Energy" - единственная из почти ста компаний согласившаяся в свое время искать газ на израильском шельфе, - заявила об уходе. Но вернулась - деньги-то потрачены. Инвесторы, уже выстроившиеся было в очередь после сообщения о богатой находке, после начала разборок дали деру. 

Комиссия Шешинского определила новую прогрессивную шкалу налогов: 20% прибыли с момента, когда компания в полтора раза окупит начальные вложения, и 60 после того, как прибыль превысит 230% от инвестиций. Попавшие на бабки разработчики согласились и на это. 

Но вмешался антимонопольный комитет. Вся добыча в одни руки? Это ж монополия! Отнять и разделить, цены - под контроль государства! Главный антимонополист Давид Гило даже ушел в отставку в знак протеста. Новый порядок, предложенный правительству, предусматривает обязательную продажу долей хозяев месторождений, ограничение цены и экспорта. Однако и его правительство утвердить не решается. 

Умело взбудораженная общественность возмущена: "Нас грабят!" Конечно, грабят. Но не те, кто газ нашли и собираются его добывать, а те, кто не дают им это делать. 

Из-за того, что государство в одностороннем порядке решило изменить условия добычи и до сих пор не может их определить, проект заморожен уже два с лишним года. Только прямых убытков только от этого казне - 2 миллиарда долларов (а есть оценки, что и все 20). И это лишь начало. 

Серьезные международные компании извлекли урок из дурацкой ситуации, в которую попала "Nobel Energy", - и не хотят иметь дело с Израилем. Уже известно, что в нашем прибрежном шельфе еще прорва газа. Его разведка обойдется в 7 миллиардов долларов. У государства таких денег нет (это сумма годового бюджета здравоохранения), нужно привлекать частный капитал. Но инвесторы бегут туда, где власти более предсказуемы. Та же "Nobel Energy" вовсю бурит на Кипре. Стоило бросить клич Ливану - там уже конкурс претендентов из шести мировых компаний. Вокруг Израиля - пустота: здесь даже с найденным газом не могут разобраться. А для пущей убедительности у нас еще и митинги экспроприаторов по субботам. 

Вся эта катавасия может привести к тому, что, пользуясь выражением Канделя, "мы оставим наш газ рыбам". Не жил богато - нечего и начинать. Верящим в то, что это борьба с монополиями, - срочно читать "Бесприданницу" и "Сказку о рыбаке и рыбке" 

Расклад на пальцах 

Второе. С отставкой профессора Канделя у нас есть основания обеспокоиться судьбой не только газового проекта, но и израильской экономики в целом. 

Газ что - эпизод. Но поскольку он еще у всех на слуху, легче всего объяснить на его примере. 

Почему не прошло газовое соглашение? Его можно было утвердить одной подписью одного министра экономики - Арье Дери, такие полномочия у него есть. Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что он от этих полномочий отказался. 

Чего вдруг? Министры обычно выбивают себе дополнительные полномочия, а не отказываются от тех, что есть. Но у нас министры - прежде всего политики. Они получают свои посты, благодаря голосам избирателей, и стараются использовать эти посты, чтобы получить голоса на следующих выборах. 

Только этим можно объяснить странность поведения Дери. А равно министра финансов - Моше Кахлона и строительства - Йоава Галанта. Их главная цель - не газ, не доходы казны от газа, а голоса. Потому их главный интерес в газовой сделке - быть к ней не причастными. Как на будущих выборах подавать себя своему электорату врагами капиталистов и монополистов, если поддержать соглашение с ними? И министры-популисты устроили фактически итальянскую забастовку, чтобы не быть причастными. 

А премьер? Он тоже политик, ему тоже нужны голоса. И не нужна репутация лоббиста крупного капитала. Потому он не вызывает на ковер министра экономики, не требует от него исполнять полномочия под угрозой отставки, а от министров финансов и строительства - прекратить "итальянку". Поскольку, выйдя из его кабинета, Дери тут же расскажет прессе, как Биби его нагибал, требуя пойти на поводу у буржуев. 

И Нетаниягу делает ход конем - передает решение, для которого достаточно было подписи Дери, на голосование в Кнессет. Причем в "закрытом конверте", не дав депутатам вникнуть в суть. И первым пунктом голосования - право Дери не решать. Но в Кнессете тоже сидят политики. Им тоже нужны голоса, а значит, - репутация народных защитников. Кнессет решает: пусть решит народ! 

А народ - это кто? Мы с вами? Кто из нас читал текст соглашения? Кто может его оценить? Кто владеет вопросом? Однако на следующий день после сорванного голосования (космическая скорость, фантастическая оперативность!) поднимается сайт противников соглашения, собирается первый митинг у резиденции главы правительства, а в ближайшую субботу - несколько. И на них почему-то одни леваки. Есть общественное мнение! И понятно, какое. И весьма теперь вероятно, что газа у нас не будет. 

К чему этот рассказ - опять про газ? К тому, чтобы понять, что делал в министертве главы правительства профессор Кандель и зачем он там нужен. 

Национальный совет по экономике - не самый важный орган в государстве. Многие вообще узнали о его существовании лишь в связи с самим Канделем. А чем он занимается, мало кто представляет до сих пор. Но не это важно. Важно именно то, что его возглавлял профессор Кандель. Экономист, авторитет которого - безупречен. И не политик. Именно такой человек нужен был там, где принимаются стратегические решения в области экономики страны. Необходим. 

За исключением нескольких эпизодов, я не знаю, в принятии каких решений он принимал участие. Насколько к нему прислушивались. Главное - что он там был. И возможно, именно поэтому за последние годы не было экономических провалов. А что будет теперь - не знаю. 

Возможно, для решения конкретных экономических задач государства квалификация профессора Чикагской школы экономики не требуется, она даже чрезмерна. Как наверняка избыточна была квалификация одного из ведущих финансистов мира, профессора Стэнли Фишера, для руководства главным банком маленькой страны с 8-миллионным населением и крохотной долей в мировом рынке. Выросшая в том же банке Карнит Флуг вполне справляется на этой должности. Нужны были не конкретные знания и умения этих столпов, а их репутация - в мире и в стране. 

Для евреев, для израильтян это вопрос решающий. В стране и обществе, где каждый мнит себя стратегом и знатоком, нужен авторитет безупречный, чтобы ему поверили и прислушивались. В былые времена существовала должность "умного еврея при губернаторе". Именно такую роль выполнял Кандель при Нетаниягу. И она совершенно не лишняя - не умаляя достоинств премьера и его эрудиции в экономических вопросах, мы-то знаем, успели убедиться в Израиле, что мнение о евреях как о самых умных - гиперболическое заблуждение, страшилка для антисемитов. 

Найдется ли профессору Канделю равноценный преемник? Называют несколько имен кандидатов на пост главы Национального совета по экономике. Самое известное из них - министр Юваль Штайниц. При всем уважении к доктору Штайницу (искренне) и его единственному опыту в экономике - на посту главы минфина - это совсем другой калибр. Такая замена - как сравнение с пальцем того, что пальцем не является, хотя при известных обстоятельствах и пальцем можно делать то, что пальцем обычно не делается, но, как мне говорили испытавшие, эффект несравним. 

Отставка профессора Канделя - диагноз нынешнему, уже четвертому, правительству Нетаниягу, ему самому на сегодняшнем этапе политической карьеры, перемен, произошедших с ним. 

Это Нетаниягу, еще будучи министром финансов в правительстве Шарона, привел в Израиль профессора Стэнли Фишера, а затем, став премьером, - профессора Юджина Канделя. Два года назад ушел Фишер, сейчас уходит Кандель. И на горизонте нет личностей такого уровня: сомнительно, что закатному премьеру удастся привлечь к себе новую звезду. Это показатель, если не состояния, то уж точно - вектора движения. Вниз.

counter
Comments system Cackle